Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

ЧАСТЬ II. Будет ли новое 22 июня?
Отправить другу

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ: Так говорили Рахлин и Берков…

И тут в нашу книгу с белыми от бешенства глазами врывается Демократ, пытаясь запустить в нас тонким томиком «Избранных сочинений Анатолия Чубайса»:

— Как вы смеете обвинять в кровожадности самую прогрессивную страну мира, проклятые мракобесы! Кто поверит вашим бредням о том, что американцы будут бомбить Россию, едва она начнет усиливаться экономически и развивать технологии, которых нет в США? Да американцы — это наши друзья и союзники! Благородные люди! Сажать вас надо в тюрьмы, разжигатели войны!

Объединенными усилиями скрутив Демократа, мы усаживаем его в кресло и выдерживаем первые три минуты бессвязных воплей и угроз. Наконец, он, выбившись из сил, стихает.

А вы читали, дорогой Демократ, бестселлер Тома Клэнси и Стива Печеника «Оперативный центр», вышедший в 1995-м?

Нет… А что?

В этой книжонке американские ВВС готовы покарать всякого, кто осмелится оспорить власть звездно-полосатой страны. СССР нет, а Россиянию Клэнси вообще в расчет не принимает. Но какая ненависть к русским пылает на этих страницах!

«Но цивилизованная Америка не могла обращаться с другими так, как они обращались с ней. Америка всегда играет по правилам. И в этом ее главное отличие от монстров типа Третьего рейха или Советского Союза». (Это о том, что якобы нельзя первыми бомбить страны, враждебные США.)

Интересные слова авторы вкладывают в уста Беркова (сокращенное от Беркович), советника президента США, о том, что ждет Ливию, Иран и Ирак в случае действий против янки.

«В таком случае, — рявкнул Берков, — мы превратим Тегеран, Багдад и Триполи в кратеры, которые будут хорошо видны из космоса!» — И это было написано за шесть лет до 11 сентября 2001 года. А с Берковым в сем романе соглашается директор ЦРУ — Ларри Рахлин (Rachlin).

Я всегда подозревал Клэнси в том, что он — скрытый антисемит! — бормочет Демократ, силясь развязать спутанные руки. — Я знаю: он специально пишет такие романы, чтобы их перевели в России и с его помощью разжигали русский фашизм…

Ну, вы явно горячитесь! — поправляем его мы. — Хотя не можем не согласиться с тем, что у Клэнси, на романах которого воспитывается боевой задор нынешних США, царствует просто какой-то ветхозаветно-иудейский дух военной жестокости.

— А я так и не понял, почему художественные вымыслы вашего Клэнси должны подтвердить ваш совершенно националистический вывод о том, что американцы уничтожат поднимающуюся Россию так же, как Парагвай. Вы что, ставите россиян на одну доску с такими бандитами, как иракцы или иранцы?

— Да нет, дорогой Демократ, у нас несколько иной ход мыслей. И мы его сейчас изложим. Тем более, что у Клэнси нет никакого вымысла. Он просто излагает агрессивную доктрину США 1990 года, которая пережила второе рождение после сентября 2001 года.

* * *

Логика нынешней Америки отличается поистине ковбойскими простотой и откровенностью. А попросту — неприкрытым цинизмом пополам с откровенным бандитством. В 1990 году, когда СССР корчился в предсмертных муках, команда президента Буша-старшего смекнула: Америка остается единственной сверхдержавой планеты, обладателем самых сильных финансов и военных кулаков. Все остальные страны пугливо забились по своим углам. И Америке нужно как можно дольше сохранить сложившееся положение. Иначе к чему тогда были все эти затраты на уничтожение Советского Союза?

А если так, то главным смыслом всей американской политики становится превентивный удар по всякому, кто только пожелает высунуться из отведенного ему угла и бросить вызов Америке. Как только возникает перспектива, что какая-то страна или группа стран начинает развиваться так, что в будущем сможет составить конкуренцию США, их следует «мочить» и ослаблять, дабы сохранить американскую монополию на глобальную силу. А вернее, монополию уже не американцев, а, как мы считаем, Вечного рейха новых кочевников, Античеловечества. «Мочить» же можно, как мы уже выяснили, самыми разнообразными способами, включая и бомбовые удары.

Проект такой стратегии разработан еще в 1990-м году маленькой группой, в состав которой входили и замминистра обороны Пол Вульфовитц, и сподвижники тогдашнего вице-президента США Дика Чейни Льюис Либби и Эрик Эдельман и примкнувший к ним Залмэй Хэлилзад (американский неокочевник афганского происхождения — Халил-заде). Именно последний в своей книжечке «От сдерживания — к глобальному лидерству» откровенно написал о том, что США должны предпринимать «любые превентивные действия» против каждой страны, чтобы не допустить появления в мире державы, способной в обозримом будущем соперничать с Америкой. «Для предотвращения такого развития событий США должны проявить волю и, в случае необходимости, использовать силу» (Доклад центра «Намакон». — Завтра, № 43, 2002).

Таким образом, маски оказались сброшенными. Полетели на пол за ненадобностью все красивые слова о защите демократии и правах человека. Все теперь — просто и ясно. Мы, сидящие в Северной Америке, — отныне хозяева мира, и мы присваиваем себе право убивать каждого, кто покажется нам опасным. Для этого есть право на превентивные, т. е. упреждающие войны. На такие же, какие в свое время вел Гитлер. Но уже на более высоком уровне и в глобальном охвате. При этом мы здесь, в Америке, присваиваем себе исключительное право судить: кто опасен, кто — плохой, а кто — хороший.

Раньше это называлось агрессивным милитаризмом, фашизмом, преступлением против человечества, и раньше за это вешали в Нюрнберге. Сейчас это называется глобализацией, торжеством демократии, и за это не вешают. Потому что пока некому вешать.

Двенадцать лет назад проект стратегии «превентивного удара» вызвал скандал. Но после таинственных событий 11 сентября 2001 года американские гуманисты получили полную свободу рук. Теперь новая Стратегия национальной безопасности США возвела циничный разбой в ранг закона. Тем более, что писали ее те же лица, что и в 1990-м году. Эта стратегия гласит: в борьбе с «международным терроризмом» допустима превентивная война. При этом не надо ждать, когда террористы нанесут удар — их нужно уничтожать загодя. Понятное дело, именно США и определят, кто на сегодня — террорист, и кто созрел для того, чтобы его бомбить. В том числе — и ядерными боеголовками. А борьба с терроризмом — это только предлог. Хозяева США уже не скрывают, что намерены «мочить» всякого, кто не хочет идти по светлому пути американского образа жизни, кто не восторгается Америкой и не хочет ей внимать с благоговением и трепетом.

Уже столько раз цитированный нами американский интеллектуал Дж. Аркилла сказал примерно следующее: для сохранения США мирового лидерства понадобится применение воздействия то в одной, то в другой точке земного шара. Главное — правильно определить эти точки, а уж повод для применения силы можно подыскать потом. Кого-то обвинят в поддержке террористов, кого-то — в нарушениях прав человека, кого-то — в супружеской измене. С американским пропагандистко-мозгопромывальным аппаратом найти оправдание для применения силы — пара пустяков.

А это значит, читатель, что мир ждет череда агрессивных операций со стороны американских правителей. Обратится эта агрессия и против нас, русских.

* * *

А почему вы так уверены в том, что Россия непременно окажется в конфронтации с Америкой? Ведь сегодня у нас наблюдается полная солидарность с американцами в борьбе с террористами, президенты обеих стран доверительно общаются, а Буш приглашает Путина на свое ранчо! — возражает Демократ.

А вы знаете модное нынче словечко «геополитика»? И чем геополитика отличается от политики?

Слышать-то слышал, а вот разницу так и не уловил.

А зря. Если вы почитаете классиков геополитики, то поймете их главную мысль. У каждой великой страны есть свои национальные интересы, и она всегда им будет следовать, невзирая на то, какой у нее политический и экономический строй. Хоть капитализм, хоть коммунизм, хоть феодализм. Артур Шлезингер-младший в своих «Циклах американской истории» приводит остроумный пример. Давайте представим, пишет он, что в 1980-м году на карте мира есть СССР, и есть Соединенные Социалистические Штаты Америки. И хотя у обоих государств вроде бы один строй, все равно они сцепляются в противоборстве, и американцы изо всех сил стремятся сохранить господство в районе Персидского залива, и строят авианосцы против русских. Почему? Потому что остались неизменными национальные интересы, которые у океанской Америки в корне противоречат устремлениям материковой России.

К чему мы это говорим? К тому, что скорее небо упадет на землю, а великая река Амазонка потечет вспять, чем американцы сольются в великой любви с русскими. Нашего президента хлопают по плечу и кормят барбекю на техасском ранчо лишь потому, что Москва сама ломает мощь своей страны и делает ее неопасной для США. Пока в Москве ведут политику деградации России и уничтожения собственного населения, пока наши правители уступают американцам все новые и новые позиции на глобусе, пока послушно кормят дешевым газом откровенно прозападные режимы в Киеве, Кишиневе и Тбилиси — нас будут хвалить и называть «равным партнером».

Но как только русская политика изменится в сторону наших коренных интересов, как только русские начнут поднимать свои высокотехнологичные отрасли экономики, оберегать и преумножать свой народ, как только примутся богатеть и отвоевывать рынки сбыта, как только в океан выйдут новые русские корабли, а в космос — современные русские аппараты — все моментально изменится.

Поэтому не стоит обольщаться тем, что Берков и Рахлин у Клэнси разглагольствуют о персах и арабах. Эти слова относятся и к нам. Подождите — еще какой-нибудь Берков или Халилзад посулят превратить Саратов, Самару или Питер в кратеры. А повод для этого всегда найдется. Например, попытка русских проявить имперские замашки и подавить какую-нибудь новоявленную республику клана Синего Орла, решившего возродить давние культурные традиции человеческих жертвоприношений и рабства после 70 лет коммунистического варварства. Особенно если эти синие орлы объявят своей собственностью какие-нибудь очень нужные США месторождения.

Ведь нынешнее время тем и «славно», что наверх вырвались самые темные и жуткие суеверия, что началось новое пришествие Темных Веков. И это время родило новый тип политика, который ради власти пойдет на разрушение всего, примет любое обличье и любую веру. И неизбежно начнет искать поддержку у Америки…

* * *

Вы хотите доказать мне, что США станут уничтожать всякого, кто старается развиваться и осуществлять технологические рывки? — не унимается Демократ. — Но вы в главе «Парагвайский вариант» все время оперировали примерами стран с диктаторскими и тоталитарными режимами. Старая Аргентина, Ирак, Иран… А у нас ведь — де-мо-кра-ти-я! У нас президентов выбирают, у нас — многопартийность и есть парламент!

Полноте, гражданин Демократ! Слово «демократия» в России 2000-х годов все более звучит насмешкой. А почему у нас такие примеры получаются? Все очень просто. Уже в XX веке те страны, которые по тем или иным причинам отстали в технико-экономическом отношении от США и Западной Европы (или были отброшены назад войнами и революциями), волей-неволей наверстывали упущенное путем мобилизации всех национальных сил. А самым эффективным инструментом для этого становился жесткий политический режим, потому что приходилось заставлять свой народ работать на завтрашний день, не давая ему транжирить деньги попусту: на балаганы «выборов», на заграничные кутежи и роскошь верхушки, на всякие там вино-казино, импортные тряпки с побрякушками и прочую ерунду.

Именно так обеспечил космический рывок России Сталин. Именно таким путем пошли в Италии, Германии и Японии в 1920-1930-х годах, когда и немцы, и японцы, например, оставляли капиталистам-хозяевам заводов всего 5-10 процентов прибыли для личного обогащения, остальное принуждали вкладывать в обновление производства и в высокие зарплаты рабочим. Это, конечно, жестоко, но зато эффективно срабатывает.

Затем тем же путем пошли новые индустриальные страны, и власть Хусейна в Ираке, например, сделала свою страну самой развитой в арабском мире, вплотную подведя ее к выходу в космос и овладению ядерной энергией, сформировав целую армию талантливых инженеров и ученых. Впрочем, примеры отнюдь не демократических Китая, Тайваня, Сингапура, Южной Кореи — из той же серии. Правящие генералы в Сеуле много лет пресекали попытки народа жить, пользуясь красивыми импортными товарами, заставляя покупать только отечественное, и при этом приговаривали: «Хочешь жить красиво? Научись сам делать машины и электронику». И что же? Попытка увенчалась успехом.

История всего XX века убедительно доказала, что соединение недемократической, стабильной и твердой власти с экономической свободой творит чудеса. Особенно если такая власть обладает ясным проектом будущего. Когда после 11 сентября 2001 года капиталы побежали из впавшей в кризис американской экономики, некоторые россиянские «аналитики» всерьез рассчитывали на то, что эти деньги прибегут в экономику РФ. Но как бы не так! Они пошли в экономику Китая — туда, где нет идиотских выборов каждые четыре года, где царствуют дисциплина и порядок, где власть всегда держит слово и может гарантировать инвесторам неизменные условия на много лет вперед. А Россияния со всеми своими «рыночными законами» оказалась с во-от такушим носом!

Если сравнивать нас с «китайским чудом», то в России после 1991 года поступили ровно наоборот — стали строить демократию. Результаты этого новаторства — налицо. Коммунистический Китай нынче смотрит на русских как на бедных родственников, принимает Президента РФ Путина как лидера второразрядной страны и даже — верх позора! — дает Москве кредиты на покупку китайских технологий.

Россияне в начале 1990-х страдали одной иллюзией. Унаследовав от СССР огромный технологический задел, ВПК и прекрасные технологические проекты, аналогов которым в мире нет по сию пору, они устроили у себя американоидную «демократию» и стали ждать, когда сюда набегут с несчитанными долларами американские инвесторы, и станем мы строить здесь новейшие самолеты, и термопланы с экранопланами, и лекарства делать, каковые заменяют собой целые отрасли мировой фармацевтики. На американские, стало быть, деньги. Но очень быстро умные смекнули: американский капитал никогда не пойдет на проект, в котором от него требуются лишь деньги, а русские целиком обеспечивают технолого-промышленную часть. Потому что американцы — не такие дураки, чтобы за свой счет вскармливать себе конкурента. Они гораздо охотнее разрушат у русских и промышленность, и оригинальные научно-технологические школы, заменив все на свои технологии. Пусть они и хуже — зато свои.

Вот почему те, кто нынче быстро развивается, как правило, не страдают демократией у себя дома. Потому что именно жесткая власть позволяет взять прибыли от вывоза нефти и прочего сырья и вложить их в отрасли завтрашнего и послезавтрашнего дня. И тот же Ирак 1970-1980-х, получая от продажи нефти миллиарды долларов, превращал их не в золотые унитазы нуворишей, а в новейшую промышленность и волоконно-оптические линии связи, в тысячи высококлассных ученых и инженеров.

В США это прекрасно понимают. А поскольку весь смысл их политики сводится именно к тому, чтобы остановить развитие незападного мира, не дать России подняться и тем самым предотвратить возникновение конкурентов, то они «мочат» всех, кто не желает принимать «импортную демократию». Любого можно уничтожить, обвинив в недемократичности внутренней жизни. Россия «колониальную демократию» приняла и теперь стремительно скатывается на положение новой Африки. Оно и понятно: «импортная демократия» со всеми этими выборами-спикерами-президентами делает любую страну коррумпированной, дебильной, неспособной воплощать любые крупные проекты и полностью подвластной американским игрокам. Да еще и приводит к утечке огромных денег в американские финансовые центры, как мы уже убедились на своем опыте.

Вот поэтому-то все приведенные нами примеры убитого американцами развития относятся к недемократическим государствам. Вот почему и нас будут бить, едва мы действительно начнем развиваться.

* * *

Вот почему мы советуем вам, дорогой читатель, почаще вспоминать слова литературных Беркова и Рахлина, примеряя их к нынешней России.

— Да что вы страсти-то нагнетаете? — скажет нам Новомодный россиянский патриот с триколором в петлице. — Впервой, что ли, России из передряг выпутываться? Разве первый раз нам так плохо?

Именно что первый! Так плохо, как сегодня, нам не было никогда.

Россия видела немало бед. Мы могли голодать, рвать друг друга зубами в яростных свалках гражданской войны или погибать под пулями захватчиков. Мы очень часто оказывались израненными так, что, казалось, вот-вот рухнем. Так было в Смуту 1600-х годов, в смуту начала XX века и при гитлеровском нашествии. Но никогда Россия не распадалась на части так надолго, как это случилось в 1991-м. Никогда еще так умело не разжигалась взаимная ненависть между тремя великими ветвями русского суперэтноса — великороссами, украинцами и белорусами. Никогда еще в дополнение к ранам мы не получали такого заражения всего национального организма, такого поражения наших источников жизни и развития, такого морального удара. Еще никогда русские, потерпев поражение, не подвергались такому действию ментального и консциентального оружия, еще никогда не считали собственное государство худшим из всех возможных врагов, еще не испытывали такого комплекса национальной неполноценности!

Даже в годы разгула репрессий и гитлеровского нашествия страна сохраняла волю к жизни. Она рожала детей и воспитывала их. Она сохраняла мощные центры научного поиска, творчества и производства. Она не теряла веры в себя. Даже во время гитлеровского нашествия свободной от врага оставалась большая часть страны, и там сохранялись и наука, и производство, и образование.

А теперь? Вера потеряна. Кризис поразил науку и творчество в каждом уголке страны. Самая развитая промышленность в стране зарезана. Образование корежат и перемалывают с удивительной быстротой. Воля к жизни и борьбе утрачена у большинства. Еще никогда власть в России не принадлежала таким откровенным предателям и безвольным ничтожествам, такому дурачью и серости. Мы даже свой родной язык теряем, переходя на уродливый американизированный воляпюк. Подавляющая масса даже от своего имени отказалась, послушно повторяя слово «россияне» и стесняясь назвать себя русскими.

Все русские сегодня оказались зажатыми на опасном пятачке. Все — и генерал, и рядовой, и богач, и бедняк. Богатых Вечный рейх выжмет и выбросит. Бедных — проредит, уменьшит в числе и превратит оставшихся в экономических скотов, рабов Глобализации. И нечего нам сегодня хорохориться, питать глупые иллюзии и грызться между собой — нужно сообща думать, как спастись и не попасть в зубы самого страшного Зверя. Думать о том, как бы и на месте наших городов не зазияли опаленные кратеры.

А как это сделать? Мы на эту тему и писали книгу. Прежде всего — начинать становиться умственно и нравственно самостоятельным, начинать анализировать и вырабатывать собственную позицию, выбирая служение России и ее государственности.

Никто сегодня не даст все ответы на все вопросы. Так давайте делать это вместе.

"Предыдущая глава"

"Следующая глава"

Показать источник
Автор: Максим Калашников
Просмотров: 551

Комментарии к статье (1)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2018 Сегодня < Июл >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама