Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Россия в контексте истории
Отправить другу

Кто выиграл войну: народ или Сталин?

Одним из наиболее популярных вопросов в преддверии 60–летия Великой Победы стал следующий: кто выиграл войну?

Речь при этом идёт не о вкладе в Победу СССР–России — или США и Великобритании. Этого вопроса больше не существует после грандиозного празднества 60–летия высадки англо–американского десанта в Нормандии в июне прошлого, 2004 года.

Слушая торжественные речи и здравицы всем должно было стать ясно: в войне победили англосаксы. К тем торжествам была даже выработана соответствующая формула «демократические государства освободили Европу от нацизма».

И именно это тиражируется в мировых СМИ, а не отдельные статьи или заявления отдельных объективных историков и политиков, которые, например, как журналист испанской «La Vanguardia» Рафаэль Пош расставляют все точки над «i»: «Многие считают, что это Джон Уэйн (John Wayne — главный голливудский киногерой времен Второй мировой войны, исполнявший роли солдат в картинах тех лет, прим. пер.) и солдат Райан (Ryan) спасли Европу от фашизма, что это Англоамерика чуть ли не в одиночку освободила старый континент и что высадка в Нормандии стала переломным моментом в ходе войны. Но это было не так. Ни исход войны, ни победа над фашизмом не были решены там. Главными героями той войны были отнюдь не Джон Уэйн и не солдат Райан, а люди, носившие славянские фамилии и погибшие за страну, которая сегодня уже не существует. И истинно переломными моментами той войны стали битвы за Москву, Ленинград (Петербург), Сталинград (Волгоград) и Курск».

Однако это всего лишь, повторю, отдельные голоса, которые при этом публикуются в отдельных изданиях и не становятся предметами глобального тиражирования и тотального «продавливания» в сознание мирового населения.

Точно так же, как не тиражируются моменты истины из переписки Сталина с Черчиллем, где британский премьер заявляет, в частности, в «Личном, секретном и строго доверительном послании от г–на Черчилля маршалу Сталину» за 27 сентября 1944 года (т.е. через три месяца после открытия «второго фронта»): «Я воспользуюсь случаем, чтобы повторить завтра в Палате общин то, что я сказал раньше, что именно русская армия выпустила кишки из германской военной машины и в настоящий момент сдерживает на своем фронте несравненно большую часть сил противника».

Ну и уж точно очень ограниченное количество людей имеют возможность находиться в ходе тех же торжеств в Нормандии рядом с президентами США и России, когда, как рассказал потом на пресс–конференции В.В. Путин, «президент США в частном разговоре во время церемонии» сказал ему: «Если бы не Россия, ничего бы этого не было».

Но эта сторона вопроса «Кто выиграл войну?», связанная с вкладом СССР–России и союзников в разгром гитлеровской Германии, является сегодня не единственной.

В последние месяцы перед 60–летием Великой Победы в общественное сознание был заново мощно вброшен и стал активно разрабатываться другой смысл того же по форме вопроса: кто выиграл войну — Сталин или народ?

Образцово–показательно вгвоздил этот вопрос в головы российского обывателя ведущий профессионал в области войн на поражение сознания (так называемых консциентальных войн, от латинского conscientia — «сознание», «совесть») Владимир Познер в еженедельной передаче «Времена» за 3 апреля 2005 года.

Заходом на постановку этого вопроса стала просьба к приглашённым экспертам высказать их отношение к ряду инициатив по установке памятников Сталину. Введя в оборот хорошо проработанную символическими пестицидами в хрущёвскую оттепель фигуру Сталина, Познер «в связи с этими событиями» вышел на главное: «Вот возникают вопросы: а благодаря кому победил в этой войне Советский Союз? Благодаря Сталину или, образно говоря, благодаря Василию Теркину, то есть русскому солдату? Благодаря мудрому руководству коммунистической партии или благодаря неслыханному героизму народа?..».

Правда, на этот раз у президента Академии российского телевидения вышел конфуз, поскольку приглашённый им на передачу другой президент — только Академии уже военных наук — генерал армии, фронтовик Махмут Ахметович Гареев сразу вскрыл решаемую Познером задачу и дал точную оценку его многомудрому вопрошанию: «Разговоры о том, что победил народ, а не руководство, не полководцы, такие разговоры несерьезны, несостоятельны, потому что ни один самый самоотверженный народ никакую победу не может одержать без руководства, без управления, без руля и ветрил».

Махмут Гареев абсолютно прав. Русские вместе со всеми народами СССР–России мало что стоят без мощнейшей государственности, которая имеет тысячелетнюю историю и которая всегда персонализирована в лидере, его выдающейся личности.

Это прекрасно понимал Гитлер. На совещании 16 июля 1941 года, на котором была окончательно выработана оккупационная политика по отношению к России, Гитлер, как вспоминает в своих мемуарах Вальтер Шелленберг со слов начальника Главного управления имперской безопасности Германии Рейнхарда Гейдриха, «настаивал на скорейшем создании хорошо спланированной системы информации — такой системы, которой мог бы позавидовать даже НКВД: надежной, беспощадной и работающей круглосуточно, так, чтобы никто — никакой лидер, подобный Сталину, — не мог бы возвыситься, прикрываясь флагом подпольного движения, ни в какой части России. Такую личность, если она когда–либо появится, надлежит своевременно распознать и уничтожить. Он считает, что в своей массе русский народ не представляет никакой опасности. Он опасен только потому, что заключает в себе силу, позволяющую создать и развивать возможности, заложенные в характере таких личностей» (В. Шелленберг. Лабиринт. Мемуары гитлеровского разведчика.: — М., 1991, стр. 227).

Государственность есть форма существования народа в истории. Поэтому никакой такой отдельной победы народа без или тем более вопреки государственности и государства никогда не было и быть не может. А государственность при этом в России всегда, в конечном счёте, представлена в личности. Христианство на Руси было принято не абстрактным отдельным народом, якобы гуляющим — как та известная кошка — сам по себе, без государственности и лидера, — а князем Владимиром (Красное Солнышко). Мамая разгромило на Куликовом поле не войско вообще, а дружина под руководством князя Дмитрия Донского. Казань взяли не отряды дворянского конного ополчения и стрельцов, а единое войско во главе с царём Иваном Грозным. И нацистскую Германию разгромил не обезглавленный некий «народ», а народ, армия и военачальники под руководством Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина.

Вообще, поддаваться соблазну отделить «хороший народ» от «плохого Сталина» — значит, продемонстрировать не только странные воззрения на устройство исторических организмов, но и совершить грубую методологическую ошибку. Дело в том, что признавать саму законность вопроса типа — кто, мол, победил в войне, Сталин или народ? — означает допускать правомерность существования в истории некоего отдельного, независимого от государства «народа».

Эта ошибка столь же чудовищная, как и та, что совершают иногда больные на голову «психологи», которые задают в школах младшим школьникам в «тестах» вопрос: «Вы кого больше любите: маму или папу?».

Государственность, представленная в государстве и лидере, не может существовать отдельно от народа. Но и наоборот, народ не может существовать отдельно от государственности, поскольку государственность есть способ существования народа в истории. Разделять и разводить народ и государственность, народ и лидера является неправомерным и откровенно вредным – точно так же, как разделение в сознании ребёнка мамы и папы дядями и тётями со стороны.

Системной единицей любого анализа при ответе на вопрос, почему СССР–Россия выстоял и победил в той Великой войне, является единство народа и государства в лице его руководителя Иосифа Виссарионовича Сталина. Вот если бы мы проиграли, то тогда ещё можно было бы попробовать исследовать отдельно руководство страны и народ. Но победа в такой тяжелейшей, невиданной и фактически религиозной войне принципиально невозможна вопреки руководству и лидеру победившей страны.

Лучшим свидетельством единства Сталина и народа является ясное понимание и публичное признание самим Сталиным того факта, что в той войне «руководящей силой Советского Союза среди всех народов нашей страны» был русский народ — именно за него он и поднял свой знаменитый тост 24 мая 1945 года на приёме в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии: «Товарищи, разрешите мне поднять еще один, последний тост. Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего советского народа, и прежде всего русского народа…».

Подобные тосты рождает величие невиданной трагедии, в которой руководство страны и народ сумели стать и оставаться едиными. Мордоделами из Кремля подобное не выдумывается.

Более того, Сталин и оказался Сталиным, первым мировым политиком XX века, поскольку мыслил себя исключительно вместе с народом и функцией народа. Обратите внимание на это «МЫ» в его «Обращении к народу» за 2 сентября 1945 года: «Наш советский народ не жалел сил и труда во имя победы. Мы пережили тяжелые годы. Но теперь каждый из нас может сказать: мы победили. Отныне мы можем считать нашу Отчизну избавленной от угрозы немецкого нашествия на западе и японского нашествия на востоке. Наступил долгожданный мир для народов всего мира» («Правда», 3 сентября 1945 года).

И более чем показательно совсем уже личное отождествление себя и народа из того же «Обращения»: «Но поражение русских войск в 1904 году в период русско–японской войны оставило в сознании народа тяжелые воспоминания Оно легло на нашу страну черным пятном. Наш народ верил и ждал, что наступит день, когда Япония будет разбита и пятно будет ликвидировано. Сорок лет ждали мы, люди старого поколения, этого дня. И вот этот день наступил. Сегодня Япония признала себя побежденной и подписала акт безоговорочной капитуляции».

Вот он, корень Победы и единства Сталина и народа: «Сорок лет ждали мы, люди старого поколения, этого дня…».

К сожалению, отлуп, используя чрезвычайно подходящее здесь слово из лексикона деда Щукаря, который Махмут Ахметович Гареев дал Познеру, стал лишь одним из миллиона тиражируемых СМИ моментов последних перед юбилеем Победы месяцев.

Преобладающее же место в гигантских информационных потоках занимает мнение тех, кто считает, в отличие от М.А. Гареева, противопоставление «Сталина» и «народа» серьезным и состоятельным.

Впрочем, вся эта интеллектуальная «бомба», связанная с отождествлением Сталина с Гитлером, коммунизма с нацизмом и, главное, с разведением «народа» и «тирана Сталина» давно и тщательно готовилась и ныне представлена в миллиардах страниц газет и монографий, в триллионах видеокадров (см. мою статью «Великая Победа в Великой войне»).

По существу у деградирующей страны с бездарными лидерами, начиная с Горбачёва, украдена, полностью переписана и экспроприирована история. И английский историк Кэтрин Меридэйл имеет все основания для того, чтобы заявить немецкой газете «Sueddeutsche Zeitung» в апреле этого года: «История России стала вотчиной американцев: они нанимают российских профессоров, которые не могут прожить на свое жалованье, чтобы те занимались исследованием архивов. «Именно американская интерпретация будет доминировать в будущем образе российской истории. Это исключительно мирная экспроприация, лишающая нацию собственной истории».

Конечная цель этой геостратегической операции очевидна и предельно ясно сформулирована Збигневом Бжезинским, в прошлом советником президента США Картера по национальной безопасности, ныне попечителя Центра стратегических и международных исследований и автора многих книг, в которых описывается лидерство США и третьестепенное место России в мире: «России нужно было бы последовать примеру Германии и усвоить некоторые полезные уроки… Только после того, как Россия четко и недвусмысленно откажется от своего имперского прошлого и своих представлений о себе как мировой державе, может состояться процесс ее исторического искупления, через который Германия уже прошла», — отчеканил Бжезинский четыре года назад (Die Zeit, № 2, 2001).

Отсюда каждому следует раз и навсегда сделать столь же ясный вывод: тот, кто играет в разведение «Сталина» и «народа» вместе с Бжезинским и всеми прочими «благожелателями», коим несть числа, превращают нашу Великую Победу в Великой войне в поражение России.

Кто же является местными друзьями Бжезинского?

Во–первых, это вчерашние работники советского агитпропа, враз перекрасившиеся и ставшие «независимыми» «мыслителями» и «журналистами». В преддверии Великого праздника они все, отряхивая нафталин, повылазили из того славного периода, когда «процесс пошёл» и вершиной мысли был коротичевский «Огонёк».

Это они в последний месяц перед шестидесятым Днём Победы устроили форменную вакханалию. Достаточно указать на киселёвские «Московские новости», которые перед самым юбилеем затеяли дискуссию на тему «В России возрождается культ Сталина». Показательны и господа типа обозревателя РИА «Новости» Юрия Богомолова, который, брызгая слюной, не считает зазорным сводить величие Победы и Всемирной Истории к идеологической пошлости вроде следующего пассажа: «На победное контрнаступление на демократию, либерализм и рынок, за Родину под водительством памятника Сталину и рассчитывают национал–патриоты». Отчего же, вероятно, сам поражаясь собственному остроумию, вопрошает Богомолов, «до сих пор не поставлено в Германии ни одного памятника камраду Гитлеру?» — ведь «за ним тоже есть кое–какие заслуги».

И отвечает: «Дело в том, что Гитлер — это путь, и Сталин — путь. И обе дороги ведут в бездну бесчеловечности. И, кроме того, оба пути сегодня все еще для человечества не исключены и не заказаны. А памятники — что Гитлеру, что Сталину, хоть апологетические, хоть саркастические — путеводные звезды».

И невдомёк большинству читателей, что это ленивое онтологическое отождествление Гитлера и Сталина с одновременным разотождествлением и разведением «народа» и «Сталина» на деле и означают победу над Великой Победой.

Вторую группу туземных друзей Бжезинского составляют представители нового российского сословия грантье — т.е. те, кто вынужден жить на американские и иные западные гранты.

Вероятно, к этой категории относится и главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов — поскольку его журнал «издается при участии американского журнала «Foreign Affairs» и, скорее всего, существует на деньги американских «исследовательских» центров.

В своей статье в «Известиях» за две недели до Дня Победы Лукьянов сетует на то, что мы, мол, «видя впереди мглу, инстинктивно оборачиваемся назад, стремясь зацепиться хоть за какие–то внушающие уверенность ориентиры», среди которых «безусловным ориентиром …, конечно, является Великая Отечественная». Но далее, отдав дежурную дань той Великой войне, Лукьянов произносит заветное: «Но если воспринимать эту войну не как подвиг народа, а как политический триумф Российского государства, то мы попадаем в ловушку. Вот и приходится с пеной у рта доказывать, что Сталин действовал как должно, пакт 1939 года соответствовал международному праву, а Ялта принесла Восточной Европе демократию».

То, почему представителям первых двух групп приходится повторять речёвки Бжезинского, в целом понятно.

Непонятны умонастроения третьей группы, в которую, в частности, входят такие разные, но, очевидно, резко отличные от «независимых журналистов» или грантье, люди как патриарх Алексий II или выдающийся учёный и методолог Ю.В. Громыко.

В предпасхальные и предпобедные дни этого года по телеканалам воспроизводятся (например, на канале «Культура» 29 апреля 2005 года) выступления Патриарха Алексия, где он в своей ставшей уже обычной манере заявляет, например, об «искорёженных атеистическим режимом душах». Это всё продолжает традиционные для руководителя Московской Патриархии рассуждения о том, что ныне, мол, идёт «духовное возрождение народа», заполняется «тот духовный вакуум, который образовался в результате семидесятилетнего воспитания народа в духе безверия, отрицания духовных ценностей».

Вряд ли необходимо быть предстоятелем Русской православной церкви, чтобы заметить, что ставшие дежурными сентенции про «искарёженные души» советского периода и, наоборот, нынешнее «духовное возрождение» России неуместны — тем более, в канун юбилея Победы. Впрочем, можно задать и более неприятный вопрос: что же тогда победили вопреки вакууму и безверию, а сегодня — в период «духовного возрождения» — по всем геополитическим фронтам происходит поражение за поражением, да ещё и по нарастающей?

Впрочем, у ряда заметных деятелей РПЦ к 15–му году этого открытого ими «духовного возрождения» образовалась какая–то совсем странная форма корпоративной слепоты. Так, если послушать диакона Андрея Кураева, то войну выиграл и не Сталин, и даже не народ — а церковь (см., к примеру, его выступление по радио «Радонеж» за 29 марта 2005 года).

И вообще, согласно Кураеву, то, что РПЦ выступила на стороне СССР и против Гитлера — её огромная историческая заслуга, судьбоносный выбор и даже своего рода блажь — ведь она вполне оправданно могла бы, по Кураеву, и на стороне немцев выступить: «Митрополит Сергий уже в июне 41–го года объявляет начавшуюся войну «священной». Сегодня это кажется очевидным. Но ведь легко было бы дать волю обидам. Самолеты–то немецкие были с крестами, и сбрасывали эти самолеты не только бомбы, но и листовки, гласившие, что новые крестоносцы пришли избавить русскую землю от комиссаров, от которых и вправду ведь настрадались церковные люди Руси…».

Это, напомню, ведущий и почти официальный идеолог РПЦ, а не Познер или Президент Латвии Вайра Вике–Фрайберга. Но, по Кураеву, так получается, что Сталин, народ, церковь — все порознь — и лишь эти трое вместе, поскольку, чувствуется, тяжело страдали от «оккупации»?..

Точно также непонятно, почему грубые методологические ошибки совершают даже предельно искушённые в методологии интеллектуалы, как, например, безусловный государственник Ю.В. Громыко, зачем–то в замечательной статье про СНГ посчитавший необходимым между прочим доложить о том, что он с Бжезинским и Познером: «Войну выиграл народ, а не Сталин, чтобы ни говорили радетели церетелевских памятников. Поэтому Дух Великой Победы — это Дух единения народа».

Про памятники Юрий Вячеславович, скорее всего, прав. Не в этой монументной активности сегодня задача. Но разделять и разводить народ и Сталина — не только безусловная ошибка, но и, главное, ещё большая суета.

… Всё это чужие песни — сегодня Бжезинского, а пятьдесят лет назад Хрущёва.

Разведение Сталина и народа началось со знаменитого доклада Первого секретаря ЦК КПСС тов. Хрущева Никиты Сергеевича XX съезду Коммунистической партии Советского Союза 25 февраля 1956 года.

В тот момент, чтобы окончательно утвердить собственную единоличную власть, Никита Сергеевич должен был сфабриковать собственную легитимность за счёт разоблачения «неслыханных злодеяний» и «культа личности» Сталина. И одним из ключевых моментов стало как раз разведение Сталина и народа: «Если взять многие наши романы, кинофильмы и исторические «исследования», то в них совершенно неправдоподобно изображается вопрос о роли Сталина в Отечественной войне. Обычно рисуется такая схема. Сталин все и вся предвидел. Советская Армия чуть ли не по заранее начертанным Сталиным стратегическим планам проводила тактику так называемой «активной обороны», то есть ту тактику, которая, как известно, допустила немцев до Москвы и Сталинграда. Применив такую тактику, Советская Армия только–де благодаря гению Сталина перешла в наступление и разгромила врага. Всемирно–историческая победа, одержанная Вооруженными Силами Советской страны, нашим героическим народом, приписывается в такого рода романах, кинофильмах и «исследованиях» всецело полководческому гению Сталина».

Заодно Хрущёв сумел развести со Сталиным и Жукова, который три года назад помог Хрущёву арестовать Берию и захватить для Хрущёва власть и который уже через полтора года после XX съезда был снят с должности и уволен в отставку: «Видимо, сам Сталин выдумывал такие вещи, чтобы принизить роль и военные способности маршала Жукова. В этой связи сам Сталин очень усиленно популяризировал себя, как великого полководца, всеми способами внедрял в сознание людей ту версию, что все победы, одержанные советским народом в Великой Отечественной войне, являются результатом мужества, доблести, гения Сталина и никого больше. Как Кузьма Крючков — сразу на пику 7 человек поднимал. (Оживление в зале.)».

Вывод Хрущёва был закономерен: «Не Сталин, а партия в целом, Советское правительство, наша героическая армия, ее талантливые полководцы и доблестные воины, весь советский народ — вот кто обеспечил победу в Великой Отечественной войне. (Бурные, продолжительные аплодисменты.)».

По поводу бредовости разделения Верховного главнокомандующего и военачальников исчерпывающе высказался в своем недавнем интервью «Красной Звезде» выдающийся русский мыслитель и ветеран Войны А.А.Зиновьев: «Наши военачальники стали выдающимися полководцами и флотоводцами только потому, что они были при Сталине подобно тому, как Даву, Ней и Мюрат были великие маршалы при Наполеоне. Без Наполеона их бы не было…»

Итак, кто же всё–таки победил: Сталин или народ?

Пока ведут с сухим счётом те, кто строит мировой порядок, в котором Россия не только не нужна, но и является опасной, и, значит — должна быть уничтожена и вычеркнута из истории вместе с русским народом.

Именно для этого последние полгода в очередной раз ради разделения народа со Сталиным и государственностью на обывателя вылили столько словесного елея — лишь бы этот самый народ окончательно отказался от Сталина и государственности.

Точка зрения самого Сталина на этот вопрос не просто хорошо известна, но и документально представлена в его Приказе Верховного главнокомандующего по войскам Красной армии и Военно–морскому флоту 9 мая 1945 года. Юрий Левитан зачитал своим единственным голосом этот Приказ 60 лет назад для всей страны: «Великая Отечественная война, которую вел советский народ против немецко–фашистских захватчиков, победоносно завершилась». То есть, по И.В. Сталину, вёл войну и победоносно её завершил именно советский народ, частью которого он, Верховный главнокомандующий, и являлся и отделяться от которого никогда не мог даже и помыслить.

Проблема Сталина давно уже не в нём. Построенный им в абсолютном единстве с народом Союз Советских Социалистических Республик навсегда стал вершинным явлением российской тысячелетней истории. Проблема Сталина в нас, оказавшихся неспособными сохранить свою страну пятнадцать лет назад и оказывающихся неспособными в очередной раз сегодня сохранить остатки от той страны.

Тогда, 60 лет назад, согласно самому Сталину, победил народ — под руководством Сталина. А сегодня мы на грани исторического поражения.

Без Сталина. И без народа.

Показать источник
Автор: Крупнов Ю.
Просмотров: 1784

Комментарии к статье (5)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2020 Сегодня < Ноя >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама