Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Рассказы и статьи
Отправить другу

Когда не сломлена душа

Это было в марте 95-го. В комитете солдатских матерей раздался телефонный звонок. Из московского военного госпиталя звонил лейтенант-десантник Сергей Чернов. Трубку сняла Татьяна Юрьевна Значкова.

— Приезжайте, — попросил Сергей. — У нас тут солдат лежит без рук. Совсем отчаялся парень, все твердит, что никому он теперь не нужен. А сегодня обронил: «Как просто — встать на окно и... Ноги-то у меня есть».

Через некоторое время Татьяна Юрьевна уже сидела возле этого парня — бывшего солдата Российской армии Владимира Иванова. Несколько часов кряду говорила она с ним «за жизнь» и поняла: парень хоть и расклеился (не удивительно — столько месяцев по госпиталям, да еще вдали от дома), но не сдался. Его-то и поддержать по-настоящему здесь некому было — все соседи по палате тоже покалечены войной. Выход один — брать парня под свое крыло...

Володя Иванов

Собрав всю силу, он сумел все-таки выбраться из подбитой, пылающей машины — весь в крови, в загоревшейся одежде. Вдруг вспомнил, что в правом кармане брюк у него лежит граната. Он стал тушить огонь истекающими кровью культями. Как позже скажут врачи, это и спасло ему жизнь — огонь прижег раны, хлеставшая фонтаном кровь остановилась.

Потом он еще куда-то бежал... Его подобрали и отвезли в госпиталь солдаты внутренних войск. Когда Володя пришел в себя, кто-то сказал: повезло тебе, парень, из таких переплетов живыми не выходят. Он же непонимающе смотрел туда, где должны были быть руки... Повезло?!

От службы в армии Володя Иванов никогда не отлынивал. Повестку из военкомата получил перед самой защитой диплома в Стерлитамакском химико-технологическом техникуме. Отсрочки просить не стал. Директор техникума успокоила: «Не переживай, знания у тебя есть, придешь — защитишься, авось не успеешь все перезабыть за полтора года».

Служить попал в Чернореченск, что под Самарой. В ноябре 94-го в отпуск приехал. Родители не могли нарадоваться на парня — окреп, возмужал. Вернулся в часть — прислал письмо, что доехал хорошо, все у него нормально. На этом связь с сыном у Ивановых прервалась. А тут еще и Чечня... Перед Новым годом мать несколько раз пыталась вызвать сына на переговоры, но безуспешно. Звонила в часть — тоже все напрасно. Обеспокоенная судьбой сына, собралась уже было ехать в Чернореченск, но 21 января принесли телеграмму о том, что Володя находится в госпитале в Подольске. В тот же день Раиса Алексеевна выехала в Москву. В госпитале, увидев его, стоящего в коридоре в накинутом на плечи халате, успокоилась: раз на ногах, значит, болезнь не тяжелая.

Володя привел ее в палату, где лежали раненные в Чечне солдаты — кто без рук, кто без ног. Смотреть на это было страшно. А Володя ходил по палате взад-вперед и не знал, с чего начать разговор. Потом вдруг резко остановился перед ней и сказал:

— Я был в Чечне. У меня нет рук, мама.

Она смотрела на него и ничего не понимала. Он три раза повторил ей эти слова, прежде чем до нее дошел их страшный смысл. Поняла и упала — потеряла сознание.

Пришла в себя — заплакала. Володя успокоил:

— Не плачь, мама. Нельзя плакать перед этими ребятами. Им и так тяжело...

Он и сам старался не плакать. Но чем дольше лежал в госпиталях, тем мрачнее становилось на душе. Одолевали мысли — кому он нужен теперь? Вот тогда-то и раздался в комитете солдатских матерей звонок от лейтенанта-десантника.

С тех пор, как у постели Володи появилась Татьяна Юрьевна, жизнь для него приобрела новый смысл. Через три дня она попросила у начальника госпиталя разрешение забрать Володю на выходные к себе домой, оставила расписку о том, что отвечает за здоровье раненого. Дом Значковых стал отныне для Володи вторым домом — Татьяна Юрьевна и ее сыновья, Саша и Дима, помогали парню во всем. Так постепенно возвращался Володя к нормальной жизни... И все же, нет-нет да и появлялись слезы на глазах парня. «Я ведь даже девчонок поласкать как следует не успел», — признавался Володя своим добровольным помощникам. Его, как могли, успокаивали, да много ли толку в этих словах. Так уж получилось, и надо привыкать к новой жизни. Никому не хотел он быть обузой, сам хотел обслуживать себя. А для этого ему нужны были руки. Свои руки. Пусть даже искусственные.

В те дни в «Вечерней Москве» появилась маленькая заметочка о российском солдате Иванове, и москвичи откликнулись. Одна женщина ходила с этой газетой по квартирам и собирала деньги для Володи. Собранные средства она передала парню, когда он впервые после выписки из госпиталя смог сам навестить родителей в родном Стерлитамаке.

Большим разочарованием для Володи стали протезы, которые ему сделали в Москве. Своими новыми «руками» он вряд ли мог что-либо держать. «Ничего, привыкнешь — чточто, а стакан удержать сможешь», — цинично напутствовали его столичные чинуши.

Это был приговор. Какой-то недалекий человек заранее уготовил парню «светлое» будущее — с бутылкой в кармане и стаканом в руке. Но он до армии мечтал совсем о другом — об учебе в институте, хорошей карьере — учился-то на «отлично». А что теперь?

Но и в этот момент рядом оказалась мама Таня. Как смогла, успокоила парня, а потом решилась на отчаянный шаг — обзвонила аккредитованных в Москве иностранных журналистов и пригласила их к себе, чтобы они смогли поговорить с Володей Ивановым. Швейцарское и немецкое телевидение показали сюжет о русском парне без рук в своих странах, и люди этих стран приняли самое активное участие в его судьбе. В Швейцарии был даже создан специальный фонд, а тележурналисты Тереза и Лоран Обрехт, снявшие сюжет, стали к тому же Володиными друзьями, организовали у себя в стране сбор средств для того, чтобы Иванов мог приобрести немецкие биомеханические протезы. Из Германии приехал сотрудник Баварского министерства по защите окружающей среды Рудольф Дакс, он привез деньги на протезирование и приглашение приехать в Германию и продолжить учебу там. Так началась новая полоса в жизни Володи Иванова.

Протез правой руки ему сделал в московском филиале немецкой фирмы врач-протезист Отто Бок. Деньги, почти десять тысяч марок, собрали в Швейцарии. Это был уже не тот тяжеленный агрегат для держания стакана — в первый же вечер парень взял ручку и написал крупными буквами свое имя: ВОЛОДЯ ИВАНОВ. Пытался он своей новой рукой держать и ложку во время еды — получилось. Это было начало.

В Мюнхене Володе сделали протез левой руки, которую в бою оторвало выше локтя. Сейчас Иванов проходит в Германии реабилитацию и помимо лечения изучает немецкий язык, работу на компьютере, восстанавливает в памяти знания по химии и математике. Он мечтает учиться дальше. И хочется верить, что мечта его осуществится.

А недавно в жизни бывшего солдата произошло еще одно важное событие — он впервые после трагедии встал на горные лыжи и самостоятельно спустился с горы. Это было в Швейцарии, куда он приезжал в гости к Лорану и Терезе.

Постепенно возвращался парень к нормальной жизни, от которой его оторвала война. Впервые Володя стал улыбаться. Он встретил на своем пути добрых и отзывчивых людей — и в России, и за границей. Не оставили без внимания семью Ивановых в Стерлитамаке — без проволочек установили телефон, и Вовка может теперь в любой день позвонить родителям. Помогли в Москве — всякий раз, бывая проездом в столице, он спешит в гости в свой второй дом — к Значковым. Хочется верить, что у него и дальше все будет хорошо...

А у других? Ведь война искалечила немало молодых тел, юных судеб. Огромное спасибо «загранице» за то, что она помогла вылечить израненную душу российского солдата Володи Иванова. Но она вряд ли сможет помочь всем, кто нуждается сегодня не только в качественных протезах, но и в нормальной заботе, участии, сочувствии. Жаль, но в нашей великой державе еще не придумали протезы для души. Пригодились бы они некоторым нашим чинушам...

P.S. Перед самой сдачей материала в печать из Мюнхена позвонил Володя Иванов и попросил через «Братишку» обратиться к бойцам 81-го оперативного полка внутренних войск, которые привезли его в госпиталь: может, кто-то вспомнит тот первый январский день 95-го, когда на улицах Грозного они нашли парня без рук и спасли его. Откликнитесь!

В свою очередь, мы поздравляем Володю с днем рождения — 23 марта ему исполнилось 24. Удачи, братишка!

Показать источник
Автор: Сергей Колесников
Просмотров: 612

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Окт >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама