Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Статьи
Отправить другу

Как убедить?

Хочу предложить тему для обсуждения в «Дуэли», которая со временем (чем черт не шутит!) могла бы стать основой для постоянной рубрики.

Идея в следующем. Каждый из нас (я имею в виду тех, кто постоянно читает «Дуэль», не говоря уже о бойцах АВН) считает своим долгом, обязанностью и просто большой удачей склонить на свою сторону хотя бы одного человека. Уверен, есть молодцы, у которых счет в этом деле идет уже на десятки и сотни. Разумеется, больше шансов на успех в том случае, если агитируемый (пропагандируемый) человек не первый встречный, а знакомый (приятель, коллега и т.п.). С ними проще найти общий язык во время дискуссии, постараться использовать известные слабые и сильные стороны собеседника, задействовать некие скрытые пружины. Все это совершенно естественно: нам проще воздействовать на тех, кого мы хорошо знаем. Однако бывают совершенно особые обстоятельства, когда речь идет о близком, по-настоящему близком человеке, которого без натяжек можно отнести к понятию семья: родители, супруги, дети, братья/сестры. Почему дискуссию с членом семьи я считаю особым случаем? Во-первых, убедился на собственном опыте (об этом ниже). А во-вторых, мне кажется, для многих эта тема достаточно болезненна. Споря на политические темы со своими близкими, можно удариться в две крайности: 1. Идти по пути бесконечных компромиссов и уступок, боясь обидеть (или не дай бог унизить) родного человека. 2. Как в «Чонкине» у Войновича: «...остаток ночи провести с ним в одной постели отказалась по идейным соображениям». Оба варианта поведения, на мой взгляд, тупиковые. Так, может, плюнуть на это дело? Не будить лихо, пока оно тихо? Что, у нас объектов для оттачивания своего агитаторского мастерства не хватает? Уж на наш век хватит, абсолютно точно.

И все-таки проблема существует. Положа руку на сердце, кому из нас не хочется жить в семье, состоящей из ЕДИНОМЫШЛЕННИКОВ в полном смысле этого слова. Могут возразить: да брось, ну что страшного, если жена за левых, муж за правых, дед монархист и т.п. Такое, мол, сплошь и рядом бывает - главное, чтобы любили друг друга и не ссорились по пустякам... Страшного, конечно, ничего. Страшно другое - не дай нам всем бог, если когда-нибудь на разных баррикадах (настоящих баррикадах) окажутся отец и сын, родные братья. Ведь было такое в истории! И лично я этого очень боюсь, пусть и не всегда осознанно. Есть еще одна сложность. Споря с простым знакомым, может возникнуть ситуация, когда все аргументы исчерпаны, «субъект» абсолютно непробиваемый и остается только сказать: «Да ну тебя к черту! Нравится быть козлом (чижом) - будь! Нравится всю жизнь сидеть в дерьме - сиди! Ты не для АВН, и АВН не для тебя. Без твоих усилий рано или поздно примут ЗАКОН, и будешь как миленький его исполнять, больше от тебя ничего не требуется». В разговоре с родными людьми такого не скажешь! А если скажешь, можешь считать себя бесчувственной скотиной. Юрий Игнатьевич, я уверен, что у Вас язык не повернется выспрашивать своих соратников о политических воззрениях членов их семей. Не станете Вы упрекать активного бойца АВН за то, что его родной брат (предположим) - яростный сторонник Жириновского или СПС. В противном случае можно нарваться на вполне справедливый ответ: не твое дело, это моя семья, это личное, это никого не касается. Упрекать в этом нельзя, а вот помочь, посоветовать, поделиться опытом - можно и даже нужно.

Возвращаюсь к началу. Предлагаю создать в «Дуэли» рубрику, наполненную историями на темы «как я убедил...» и «как я не смог убедить...». Вместо многоточий будет стоять «отца», «мать», «брата» и т.д. Если кинуть со страниц газеты клич, то за достаточно короткое время можно будет проверить, насколько эта идея найдет отклик у читателей. Юрий Игнатьевич, в идеале (хотя и верхом наглости с моей стороны) было бы попросить Вас выступить с почином и написать первую статью для этой рубрики. Но это, как говорится, по желанию. Чтобы не быть обвиненным в голословной болтовне, начну с себя. Благо, примеров - через край. К сожалению, все они пойдут под шапкой «как я не смог убедить...». Речь идет о моем отце, с которым я регулярно общаюсь (большей частью споря) на политические, экономические, исторические и прочие животрепещущие темы. Приведу для начала всего два примера, но повторю - их масса, могу присылать хоть для каждого номера «Дуэли».

1. Разговаривали о Путине. Надо сказать, что отец, откровенно не любя нынешнего президента, питает исключительно добрые (временами даже ностальгические) чувства к Ельцину. Не может простить Путину главного (с его точки зрения) завоевания ельцинской эпохи - свободы слова. Вот, кстати, один из барьеров, о который я споткнулся, разоблачая перед отцом Ельцина, как бы получалось, что этим я защищаю другого мерзавца, нынешнего. Так вот, спрашиваю: «Что тебе дала та свобода слова (довольно-таки мнимая)? В чем проявлялась? Как она улучшила конкретно твою жизнь»? Сразу вспоминает НТВ: «Какой был канал! Неважно, чьи интересы он обслуживал, но я как телезритель имел единственное место, где мог получать независимую от власти информацию. А Путин под улюлюканье толпы лишил меня этого источника. Кому стало лучше?» Пытаюсь спорить, обсуждать конкретных людей: Гусинского, Киселева, Шустера... Припоминаю откровенно заказные сюжеты, выдаваемые за аналитику. Ответ у отца на все возражения был один: «Да что бы там ни было, но сейчас я лишен возможности выбора, понимаешь? Я мог смотреть НТВ, принадлежащий Гусинскому, а мог не смотреть. А сейчас все телеканалы принадлежат государству, которое за меня все решило.» Итог: Ельцин терпел откровенно оппозиционный канал и уже благодаря этому заслуживает уважения, а Путин не потерпел, боится. Долго спорили, но мне не хватило аргументов. Опять же (повторюсь) все мои доводы вроде как защищали Путина, чего я совершенно не желал. Спор отложен до лучших времен.

2. Дал отцу прочесть «Антироссийскую подлость». Вот как это вышло. Разговаривали о преступлениях советской власти, настоящих и мнимых. В числе прочих отец упомянул Катынь. Я не мог не уцепиться:

- Да почему ты так уверен, что это мы расстреляли поляков?

- А потому, что это доказано и официально признано на высшем уровне!

- Но ты ведь сам далеко не всегда и не во всем веришь нашим правителям, почему же тут поверил сразу.

- Не в чем сомневаться в этой истории, это уже никто даже и не опровергает.

- Еще как опровергает! Привезти тебе книгу на эту тему?

- Вези.

Привез, оставил. Звоню через две недели.

- Прочитал?

- Большей частью. Приедешь - поговорим.

Приезжаю. Отец с ходу:

- Кто такой этот Мухин?

Тут я слегка запнулся. Заранее подготовленной фразы (уж извините, Юрий Игнатьевич) не оказалось, а пускаться в пространные объяснения посчитал преждевременным.

Журналист, - говорю, - и писатель.
А что?

- А то, что не могу я серьезно воспринимать книгу, написанную таким языком!

Показываю место в книге, где автор объясняет, почему не может и не должен быть беспристрастным.

Отец:

- Ну не может серьезный писатель, историк использовать в доказательствах обороты «подлец, мразь» и прочие.

Отвечаю:

- Так он десятками страниц цитирует официальные академические труды по Катыни. Тебе было интересно их читать»?

Замялся:

- Просмотрел по диагонали...

Стали обсуждать по существу. Хотя по существу толком и не вышло. Первый же момент (с разоблачением фальшивок) отец прокомментировал так:

- Ну, хорошо, пусть это фальшивки. Но не поверю ни в жизнь, что десятки людей, готовивших эти бумаги (на государственном уровне!), так бездарно прокололись, а какой-то Мухин это обнаружил и разоблачил!?

Прямо материться хотелось от обиды. Ну как, как объяснить, что это возможно?! Что автор написал о психологии изготовителей фальшивок! Такое впечатление, что отец эти места в книге либо не прочел, либо сознательно не воспринял. Спорили почти час с переменным успехом. Итог: из стопроцентной уверенности отца в виновности Советского Союза осталось процентов 97. Основной барьер, о который рано или поздно разбивались все мои доводы: этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Я видел, что отец никак не может установить на одну чашу весов Горбачева, Ельцина, Яковлева, прокуроров, генералов, а на другую - «какого-то Мухина».

То есть установить-то он мог, но первая чаша определенно перевешивала. Такие вот две истории. Буду рад, если Вы не зря потратили время на мое письмо.

От Ю.И. Мухина. Мне идея нравится, поскольку это опыт, но я не считаю, что в данный момент надо тратить избыточно много усилий на малопродуктивную работу. Если объект пропаганды упорствует в своих амбициях - оставьте его и не огорчайтесь. Когда об этом заговорят многие, он присоединится в своих убеждениях к новым убеждениям толпы.

А с близкими (особенно отцом) дело еще сложнее, поскольку нет пророка в своем отечестве - это сказал Иисус Христос, который так ничего и не смог объяснить своим родным братьям и сестрам.

Показать источник
Автор: Р.В. 27 лет, Москва
Просмотров: 2230

Комментарии к статье (4)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2019 Сегодня < Мар >
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама