Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Российские СМИ
Отправить другу

Итоги пятидневной войны

Создавая кризис в Южной Осетии, администрация Буша преследовала военные и геополитические цели далеко за пределами Северокавказского региона. Данное обстоятельство предопределило глобальное значение ответных шагов российского руководства в ответ на грузинскую агрессию. Действия Москвы и Вашингтона в ходе югоосетинского кризиса привели к масштабным изменениям международной обстановки на длительную перспективу.

Огонь в Южной Осетии давно прекратился, но Пятидневная война все еще остается топ-темой в колонках мировых новостей. Примечательно, что по истечении почти трех недель с момента завершения боевых действий на самом высоком политическом уровне, вроде Совета Безопасности ООН или ОБСЕ, нет четкого представления о происшедшем. Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель имела все основания для того, чтобы выступить с инициативой проведения международного расследования конфликта. Поэтому есть настоятельная необходимость оценки итогов Пятидневной войны с военно-политической и правовой точек зрения.

Прежде всего следует ответить на вопрос о подлинных намерениях Саакашвили и координировавшей его действия администрации Буша. Можно уверенно говорить о том, что вторжение грузинских войск в Южную Осетию представляло собой только один из этапов разработанного в Вашингтоне сценария. И притом далеко не главного. 13 августа на страницах влиятельной британской газеты "Times" появилась статья Тони Хелпина и Роджера Бойса с весьма примечательным названием: "Саакашвили проиграл войну с Россией, но сумел выиграть PR-войну". В большинстве сообщений российских средств массовой информации просматривалась иная тенденция. Скажем, на федеральном канале РТР в аналитическом материале о задачах грузинских войск и итогах операции по принуждению Грузии к миру приводилась следующая оценка: "Столь решительные действия России оказались для Саакашвили неожиданностью. В Вашингтоне полагали, что в Южной Осетии Россия промолчит, как это было в Косово. И вдруг Россия ведет себя иначе. Она уже не та. Наглый агрессор наказан, и по логике однополярного мира, США должны были заступиться за своего вассала. Но не заступились. Обещанная маленькая победоносная война обернулась для Саакашвили крахом. Он навсегда проиграл и как политический деятель, и как полководец".

Подобная оценка не соответствует действительности. Грузинские военные убили российских миротворцев, поэтому ни о "неожиданности решительных действий", ни о "молчании" России не могло быть и речи. Напротив, американские стратеги не только ждали, но и очень желали участия российской армии в конфликте. Лишь наивный энтузиаст мог думать, что грузинские войска способны разгромить российскую армию и совершить "маленькую победоносную войну". Поэтому США в принципе не предполагали военного заступничества за своего вассала, а ожидали прямо противоположного: быстрого разгрома грузин и вступления русских на грузинскую территорию, что позволяло растиражировать "страшилку" о "русской оккупации". Любой внимательный наблюдатель мог заметить, что тема "российской агрессии" начала обыгрываться в масс-медиа еще до того, как наши миротворцы занялись демилитаризацией так называемых "буферных зон" в районах Гори и Зугдиди. Характер пропагандистского обеспечения действий грузинских войск ведущими информационными агентствами США и Великобритании не оставлял сомнений в том, что они оказались хорошо подготовлены к сценарию разгрома армии вторжения. Нельзя исключить, что некомпетентного в военном деле Саакашвили использовали "втемную". Так или иначе, но администрации Буша победа Грузии была невыгодна и не нужна. Именно об этом 16 августа писал обозреватель британской "Guardian" Йен Трейнор в материале "Бедная маленькая Грузия: PR-структуры Саакашвили победили на втором фронте": "Саакашвили должен был проиграть войну против России, но победить в пропагандистской битве. Большая плохая Россия против слабой маленькой Грузии! Такой образ доминировал в мировых медиа". Интересно, что данная оценка находит подтверждение в официальных российских источниках. 26 августа в программе Михаила Леонтьева "Однако" на канале ОРТ приводилось аналогичное мнение известного британского политолога Пола Ливена: "Никто не сомневался, что Россия будет драться за Южную Осетию". Это значит, что за разыгранной "неоконсерваторами" геополитической комбинацией не стояло намерение радикально изменить баланс сил в Северокавказском регионе. Такая задача не может быть поставлена до вступления Грузии в НАТО. Скорее, сыграло роль то исключительное внимание, которое неизменно уделяет российское руководство этому взрывоопасному региону.

Подлинные цели администрации Буша в рамках югоосетинского сценария стали очевидны, когда 15 августа Белый дом объявил о заключении между Вашингтоном и Варшавой соглашения по ПРО. Причем данное обстоятельство совершенно не скрывалось. В тот же день министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский заявил буквально следующее: "Это интересное совпадение. Мы вели переговоры с США задолго до начала конфликта в Грузии. Но последние события создали драматический фон для нашего соглашения. Мы не будем извиняться за стремление наращивать наш военный потенциал совместно с США". Добавим, что "драматический фон" создавался за счет развернутой против России информационной войны. Проведенный на прошлой неделе опрос социологической службы польского журнала "Политика Weekly" показал, что более 40% опрошенных под влиянием событий в Южной Осетии уверены в "русской угрозе" Польше.

Далее, вторую главную цель администрации Буша можно сформулировать следующим образом: посредством конфликта в Южной Осетии решить проблему реконсолидации НАТО и торпедировать процесс стратегического сближения России с Европейским Союзом. Отметим, что эта вторая цель логически вытекает из первой, так как в геополитическом смысле третий позиционный район ПРО играет роль клина, вбитого между Россией и Восточной Европой и, одновременно, дополнительного рычага влияния на политику Парижа, Берлина, Рима, Мадрида, которые в последние три года обнаруживали явное желание выйти из-под опеки Вашингтона. Провальные итоги апрельского саммита НАТО в Бухаресте наглядно продемонстрировали администрации Буша, что стратегические противоречия внутри альянса вошли в крайне опасную стадию.

Поэтому еще до Южной Осетии прилагались лихорадочные усилия спровоцировать кризис в отношениях России и Европы.

Первой такой попыткой было Косово. Затем попеременно Польша и Литва блокировали заключение нового договора о партнерстве между РФ и ЕС. Переговоры с Польшей о размещении систем ПРО зашли в глухой угол. И вот по исчерпании всех прочих средств возникла идея провоцирования российско-грузинского конфликта.

О планах "неоконсерваторов" и их единомышленников из числа так называемых "либеральных ястребов" добиться изоляции России известно давно. В разгар информационной войны вокруг Южной Осетии российские СМИ неоднократно сообщали о том, что Соединенные Штаты рассчитывают создать вокруг России "санитарный кордон" из находящихся в орбите их влияния постсоветских стран. Но такой "санитарный кордон" не будет работать, если в НАТО будет существовать сильная оппозиция, и Россия с Европейским Союзом наведут через голову этого "кордона" мост стратегического партнерства. Четкое понимание данного обстоятельства явственно звучало в официальных заявлениях главных атлантистов.

Госсекретарь США Кондолиза Райс: "Североатлантический альянс достиг очень многого после завершения холодной войны и распада Советского Союза. Сейчас Европа объединена, поэтому мы не можем позволить кому-либо снова сеять раздоры в отношениях между европейскими странами, проводить разграничительную линию между теми, кто присоединился к НАТО, и теми, кто хочет к нему присоединиться".

Дэвид Милибенд, министр иностранных дел Великобритании: "Россия не придерживается своего обещания вывести войска из Грузии. Политические последствия этой ситуации не будут мирными. Россия оказалась в изоляции даже от своих традиционных союзников".

Збигнев Бжезинский, американский политолог: "России необходимо объяснить, что она может оказаться в международной изоляции".

Роберт Каган, "неоконсерватор": "По мере развития кризиса Европейский Союз вместе с новыми странами-членами ЕС из Восточной Европы оказался перед лицом конфликта с Россией, и теперь, после того, что случилось в Грузии, голос этих новых стран станет решающим". Это была констатация того факта, что Франция, Германия и Италия вновь становятся "управляемыми".

По мнению американских аналитиков, грузинская военная акция против Южной Осетии позволила получить ряд дополнительных преимуществ: укрепить позиции Саакашвили внутри Грузии, ввести в Черное море боевые корабли НАТО с перспективой их постоянного базирования в грузинских портах и повысить вероятность получения Тбилиси ПДЧ на декабрьском саммите альянса. Кроме того, в Вашингтоне смаковали тему нового обострения отношений Москвы и Киева, намекая на то, что аналогичным образом Россия может отделить Крым от Украины. Наконец, последние опубликованные на сайте телекомпании Си-эн-эн данные соцопросов прояснили внутриполитические побуждения администрации Буша: после югоосетинского кризиса рейтинг Джона Маккейна пошел вверх и заставил аналитиков заговорить о возможности его победы на президентских выборах.

Когда Дмитрий Медведев 26 августа выступил по телевидению с заявлением по Южной Осетии и Абхазии, в Тбилиси Михаил Саакашвили торжествующе сказал западным журналистам: "Россия просчиталась!" Но этому достойному последователю Гамсахурдиа вряд ли стоило так торжествовать. Предстоящее международное расследование не сулит ему ничего хорошего. Российская сторона весь период конфликта была корректна и соблюдала международные правила ведения войны. Кроме того, Франция выступила против присутствия грузинского президента на внеочередном саммите ЕС 1 сентября, что говорит само за себя. Возможность изоляции России представляется довольно сомнительной по причине крайней экономической невыгодности подобного сценария для европейских государств. Тем более что европейские лидеры не принимают всерьез звучащие в адрес Москвы из Вашингтона и Тбилиси обвинения в намерениях "свергнуть демократически избранного президента Грузии". В этом смысле изначально позиция России была взвешенной. Президент Медведев исчерпывающе высказал свой взгляд по данному вопросу: "Конечно, нам не нравится Саакашвили. Но решение о том, отстранять его от власти или нет, должен принять только грузинский народ". Едва ли можно спорить с тем, что после разгрома грузинской армии, свержение Саакашвили было для российских военных до смешного легким делом. Но такого приказа им никто не отдавал.

Каковы же главные итоги Пятидневной войны для России? Прежде всего, с признанием независимости северокавказских республик косовский бумеранг вернулся к Соединенным Штатам. В русском языке на сей счет есть хорошая поговорка: "За что боролись, на то и напоролись". С помощью косовского прецедента удалось разрубить гордиев узел семнадцатилетней давности. В заявлении президента Медведева от 26 августа прозвучала мысль, что данная проблема ненормально растянулась во времени, и наступил момент ее окончательного решения.

Далее, Пятидневная война продемонстрировала возросшую военную и политическую мощь России, как одной из ведущих мировых держав. Это был сигнал воинственным "неоконсерваторам": слабость нашей страны отошла в прошлое, и им следует соответственно подкорректировать свою политику на постсоветском пространстве. Твердая российская позиция поставила Запад перед выбором: худой мир или добрая война и, очевидно, выбор был сделан в пользу мира. Более того, твердость России привела европейских лидеров к пониманию необходимости серьезного осмысления всего происшедшего в Южной Осетии. В то же время Москва продемонстрировала гибкость, заявив о готовности рассмотреть возможность замены российских миротворцев в "буферных зонах" Грузии международным патрулем.

Конечно, выход из кризиса не будет быстрым и легким. Дальнейшая консервация российско-грузинского конфликта стала свершившимся фактом и перешла на качественно новый уровень сложности. Предстоит проделать колоссальную информационно-дипломатическую работу по разъяснению европейскому и мировому сообществу мотивов принятых решений. Очень многое зависит от исхода президентских выборов в США. Остается надеяться, что итогом предвыборной борьбы станет победа более мудрого и прагматичного американского политика, потому что новая холодная война не нужна ни России, ни Соединенным Штатам.

Показать источник
Автор: Артем Ивановский
Просмотров: 1971

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Апр >
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама