Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама
Апартаменты от собственников! Аренда жилья в Тайланде по лучшим ценам.

Статьи
Отправить другу

Иран: войне отбой?

Главная ударная сила ВМС США - атомные авианосцы. Именно они позволяют проецировать военную мощь США в любом районе земного шара. Фото: US DEPARTMENT OF DEFENSEРанее кампанию планировалось начать весной 2008 г.

"ВКО" продолжает публикацию материалов, отражающих военно-политическую обстановку на Ближнем и Среднем Востоке (начатую в 5 за 2007 г.). На этот раз вниманию читателей предлагается анализ ситуации, складывающейся вокруг Ирана.

Исламская Республика Иран (ИРИ) уже несколько лет находится в центре мировой политики. Причиной этому являются возрастающие военно-политические амбиции Тегерана, которые настораживают мировое сообщество. Эти амбиции базируются на идеологических постулатах хомейнизма, финансово-экономических, а также военных факторах. В последние годы Иран, выступая в качестве энергетического донора многих мировых держав, обрел сравнительно значимую финансовую и экономическую мощь.

Это стало основанием для президента Махмуда Ахмадинежада заявить об Иране как о мировом центре исламской цивилизации, как о непоколебимом борце за идеалы ислама, объединяющем всех мусульман против глобального сионизма и американского империализма, как о супердержаве региона.

Под знаменем хомейнизма и руководством президентской группировки шиитских радикалов ИРИ в политико-идеологическом плане возвращается в первые годы исламской революции. Радикализация клерикального режима в Иране с момента прихода к исполнительной власти Махмуда Ахмадинежада, упорство в осуществлении подозрительной и спорной ядерной программы, небывалая милитаризация страны, разжигание антисемитизма, явная борьба против палестино-израильского мирного процесса - вот слагаемые политики нынешнего руководства ИРИ.

Это непосредственным образом связано с тремя политическими позициями Тегерана, вызывающим особое беспокойство.

Первое. Создание промышленной инфраструктуры, способной производить ядерное оружие. Речь идет о процессе обогащения урана посредством центрифуг и производстве плутония на тяжеловодном реакторе, строящимся в Араке.

В настоящее время в Иране на заводе по обогащению урана в Натанзе действуют до двенадцати каскадов центрифуг по 164 единицы.

То есть приблизительно до 2000 центрифуг. Планируется довести их число сначала до трех, затем более чем до 54 тыс. По данным физиков-ядерщиков, для производства высокообогащенного урана (порядка 90% обогащения) на 164 центрифугах для нескольких атомных бомб требуется более десятка лет. При введении в эксплуатацию каскадов в три тысячи центрифуг этот срок сокращается до одного года. При работе 54 тыс. центрифуг можно уложиться в несколько недель. В Иране уже был опробован метод обогащения урана до уровня, при котором его можно использовать в ядерном оружии.

Что касается строящегося аракского реактора мощностью 40 мегаватт, по мнению ученых-ядерщиков, с его помощью в год можно производить плутониевую начинку для двух бомб. По мнению специалистов, ядерная программа Ирана является беспокоящим фактом, угрожающим режиму нераспространения ядерного оружия.

Многоцелевые атомные подводные лодки ВМС США, оснащенные крылатыми ракетами морского базирования типа Второе. Ракетная программа. По мнению специалистов по ракетному вооружению, в настоящее время наиболее динамично развивающейся отраслью в Иране является ракетостроение. Руководство страны ставит перед собой цель создать к 2015 г. самый мощный ракетный арсенал в регионе. В настоящее время Иранские ВС имеют на вооружении ракеты "Шехаб-3" с дальностью полета до 2 тыс. км. Настораживающим фактором является тот факт, что активно развивая свои ракетные технологии, Тегеран категорически отказывается признавать международный режим контроля ракетных технологий.

Третье. Поддержка радикальных исламистских группировок. Иранская помощь религиозным экстремистам за рубежом носит всеобъемлющий характер: финансирование, дипломатическая и политическая поддержка, подготовка идеологических и военных кадров, поставки вооружения, военной техники, боеприпасов и снаряжения, а также гуманитарные поставки. Это касается, прежде всего таких организаций и боевых групп как "Хезболлах", ХАМАС, "Исламский джихад", а также иракских шиитских группировок (прежде всего "Армии Махди" исламистского радикала ас-Садра), борющихся против коалиционных сил и официального правительства Ирака.

Несомненно, мировое сообщество волнуют вопросы, связанные с политикой нынешнего руководства ИРИ, в которых ядерная проблема занимает приоритетное место. Иран не желает ответить на все вопросы МАГАТЭ. Полные, исчерпывающие и правдивые сообщения с иранской стороны могли бы гарантировать отсутствие военной составляющей или элементов двойного назначения в ядерной программе ИРИ.

В решение этой проблемы включены высокопоставленные чиновники многих стран, несколько международных организаций. Уже не один год продолжается процесс переговоров с целью убедить Иран выполнить требования МАГАТЭ, Совета Безопасности ООН и гарантировать отсутствие военной составляющей в его ядерной программе.

В настоящее время международное сообщество в лице Совета Безопасности ООН, МАГАТЭ и "шестерки" стран-переговорщиков по Ирану (постоянные члены Совета Безопасности ООН и Германия) требует от Тегерана в качестве меры по созданию доверия к мирной направленности его ядерной программы ввести мораторий на работы по обогащению урана. Это стало бы основой для переговорного процесса, который решил бы проблему в интересах как Ирана, так и нераспространения ядерного оружия в целом.

"Шестерка" по отношению к Ирану действует на двух параллельных направлениях. Первое: продолжает обсуждать дальнейшие возможные санкции против Ирана. При этом активная фаза обсуждения содержания новой антииранской резолюции Совета Безопасности ООН. Второе: одновременно с этим в рамках того же процесса "шестерка" предлагает всеобъемлющий пакет стимулов, включая помощь в осуществлении мирной ядерной программы и меры по предоставлению Ирану доступа к международным рынкам и инвестициям.

Однако Иран игнорирует все предложения Совета Безопасности ООН и МАГАТЭ. Тегеран отвергает резолюции Совета Безопасности ООН, призывающие ввести мораторий на работы по обогащению урана, что привело к ужесточению санкций. Срок последней резолюции истек 23 мая 2007 г., но Иран не выполнил ее требований. В настоящее время Советом Безопасности ООН ведется работа над следующей, по всей видимости, еще больше ужесточающей санкции в отношении ИРИ. Следует отметить, что к действующим в настоящее время финансово-экономическим мерам против ИРИ уже присоединились почти 80 стран, что самым негативным образом сказывается на развитии экономики Ирана и соответственно, на уровне жизни населения.

Показателем осложнения экономического положения в ИРИ стал бензиновый кризис, поразивший страну прошлым летом. В столице Ирана произошли беспорядки, вызванные введением рационирования бензина. Экономисты, в том числе и иранские, не сомневаются, что кризис стал результатом неэффективной политики правительства президента Ахмадинежада. За два года его президентства экономическая ситуация в стране ухудшилась. Так, в нынешнем году рост инфляции составит 16% против 12% в 2006 г. Цены на основные продукты питания возросли в два-три раза. В два раза возросла стоимость аренды жилья. Уровень безработицы, по разным оценкам, составляет 11% по официальным данным и 30% по данным Всемирного банка. О ее размахе высказался недавно на заседании Совета по определению целесообразности принимаемых решений его глава, бывший президент страны Али-Акбар Хашеми-Рафсанджани, назвав это национальным бедствием.

В свою очередь, личный представитель аятоллы Хамени в провинции Кохкилуйе и Баерахмад аятолла Караматолла Малеки-Хоссейни выразил тревогу по поводу экономических и социальных тягот населения, которые он связал с такими реалиями политики президента Ахмадинежада, как введение квотирования бензина и реализация ядерной программы, требующей непомерного для страны финансирования. Выступая 4 июня с речью по случаю 18-й годовщины кончины основателя ИРИ аятоллы Хомейни, он сказал, что несмотря на то, что является одним из сторонников нынешнего президента, он вынужден прямо заявить, что его политика несет стране много негативного, в том числе невиданную инфляцию, колоссальное обнищание, рост населения, живущего ниже черты бедности.

Как можно в такой экономической ситуации говорить о ядерной программе и ассигновать на ее реализацию непомерные финансовые ресурсы?

Действительно, экономика Ирана требует не развития ядерных технологий, к тому же вызывающих озабоченность мирового сообщества, поскольку они имеют двойное назначение, а в первую очередь модернизации нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности, которая ныне обеспечивает страну бензином лишь чуть больше, чем на половину. И это притом, что Иран занимает четвертое место в мире по объемам добычи и экспорта нефти после Саудовской Аравии, России и Норвегии.

Истребитель F-14A Томкэт, раскрашенный в цвета ВВС Ирана. Такие машины используются в ВМС США для тренировочных боев. Фото: US DEPARTMENT OF DEFENSEПо подсчетам экономистов, если не произойдет существенная модернизация, то добыча нефти в Иране будет снижаться на 5% в год. Соответственно, не будет преодолен и дефицит бензина. Для возрождения нефтепереработки и нефтехимии требуется от 14 до 20 млрд. долл., и с каждым годом по причине ее старения эти показатели будут возрастать.

Специалисты считают, что санкции со стороны США, действующие уже много лет, и новые санкции, введенные ООН из-за противостояния вокруг ядерной программы Тегерана, отталкивают иностранных инвесторов. Этот факт, безусловно, заботит многих в иранской политической элите, прежде всего сторонников либералов-реформаторов, олицетворением которых является бывший президент ИРИ Мохаммад Хатами, и консерваторов-прагматиков, лидером которых политологи называют бывшего президента, ныне председателя Совета по определению целесообразности принимаемых решений Али-Акбара Хашеми-Рафсанджани.

Все политические силы, выступающие против линии Ахмадинежада, оказывают давление на власть, что приносит определенные результаты. Как полагают наблюдатели, Тегеран стал искать решения, которые позволили бы ему покончить с конфликтом вокруг начавшейся программы по обогащению урана. Известный американский политолог Майкл Херш сделал такой вывод по результатам беседы с влиятельным иранским государственным деятелем генералом Мохсеном Резайи - секретарем Совета по определению целесообразности принимаемых решений, в прошлом командующим Корпусом стражей исламской революции (КСИР).

Как свидетельствует М. Херш, в ответ на любой его вопрос генерал Резайи так или иначе переводил разговор на важность для Тегерана поиска выхода из сложившейся опасной конфронтации с Вашингтоном. Генерал прямо высказался в поддержку инициативы генерального директора МАГАТЭ Мохаммада эль-Барадеи по введению атомного тайм-аута. "Эта инициатива предлагает нам приостановить дальнейшее наращивание нашей ядерной программы, а Совету Безопасности ООН - прекратить принятие новых резолюций. Ядерная проблема должна решаться новыми методами, наподобие предложения Барадеи", - сказал Резайи, давая понять, что инициатива главы МАГАТЭ встретила определенную поддержку среди иранского руководства.

Беседа Майкла Херша с генералом Резайи показывает, что политика дипломатического давления, проводимая по отношению к Ирану мировым сообществом, действует. Иран начинает уставать от экономической и политической изоляции, а иранская политическая и бизнес-элита сильно обеспокоена возможными американскими военными ударами. Сейчас Иран уже согласен удовлетворить требования МАГАТЭ и дать новую информацию по истории своей ядерной программы, а также продолжить диалог.

И это подтверждают последние события. Так, 11-12 июля 2007 г. в Тегеране завершила работу высокопоставленная делегация МАГАТЭ. На этот раз целью специалистов агентства во главе с заместителем генерального директора Олли Хейноненом были не инспекции ядерных объектов страны, а переговоры по согласованию двухмесячного графика, в соответствии с которым Исламская Республика предоставит ответы на вопросы агентства относительно своего "ядерного досье".

В результате сторонам удалось прийти к соглашению о том, что Иран прояснит все интересующие МАГАТЭ вопросы в 60-дневный срок. Договоренность с МАГАТЭ предусматривает передачу агентству материалов об экспериментах с плутонием прошлых лет и допуск инспекторов на установки, которые они ранее не могли осмотреть. Среди них - строящийся тяжеловодный реактор в Араке.

В итоге Иран выразил надежду, что ему удастся избежать новых санкций, и его ядерная программа вообще не будет обсуждаться в Совете Безопасности. Если это не очередная уловка Тегерана, то смягчение иранской позиции может вызвать чувство оптимизма, тем более на фоне позитивного примера Северной Кореи, которая наконец-то договорилась с мировым сообществом и, по всей вероятности, отказывается от ядерного оружия и готова свернуть свою ядерную программу.

Но не все так однозначно в высших сферах иранского руководства. В преддверии тегеранских переговоров в июле, Мохаммад эль-Барадеи заявил, что иранские ученые значительно замедлили темпы работ по обогащению урана в ядерном центре в Натанзе. По словам главы международного атомного ведомства, инспекторы пришли к соответствующему выводу после последнего посещения этого объекта. Тегеран, который неоднократно подчеркивал, что временной приостановке и мораторию на ядерную деятельность нет места в его планах, мгновенно опроверг слова Мохаммада эль-Барадеи сначала на уровне члена парламентской комиссии по национальной безопасности и внешней политике Хамида Резы Хаджи-Бабаи. Позже опровержения своего парламентария поддержал президент Ирана Махмуд Ахмадинежад. Он заявил, что Иран по-прежнему не собирается останавливать мирную атомную программу. "Запад не должен ждать, что Иран остановит обогащение урана. Процесс установки центрифуг может быть замедлен или ускорен, это технический вопрос", - сказал глава иранской исполнительной власти. "Однако не следует ожидать, что мы откажемся от своих прав и приостановим работу", - предупредил он. Таким образом, Ахмадинежад отреагировал на оптимистичные высказывания генерального директора МАГАТЭ Мохаммада эль-Барадеи.

Будут ли все заявленные переговоры успешны? В успехе заинтересованы все. Однако Тегеран, несмотря на все позитивные сдвиги, продолжает упорствовать.

Вашингтон, безусловно, не доверяет правительству Ирана. Создается такое впечатление, что, поддерживая весь комплекс переговорных процессов с Ираном по ядерной проблеме, идя на прямые переговоры с Тегераном по вопросам безопасности в Ираке, Вашингтон не верит в их позитивную результативность. Однако, участвуя в них, он стремится убедить всех на планете, что сделал все возможное, чтобы мирным путем урегулировать ситуацию, но из-за несговорчивости Тегерана результат политико-дипломатического диалога нулевой. Остается только один путь решения иранской проблемы - силовой.

В свою очередь Иран затягивает переговоры, делая при этом то шаг навстречу оппонентам, то два назад, выигрывая время с целью довести свои ракетно-ядерные программы до уровня, откуда возврата нет. Не далее как 26 июля 2007 г. президент Ирана Махмуд Ахмадинежад вновь заявил, что Иран никогда не прекратит свою ядерную деятельность. "Западу необходимо уяснить и принять тот факт, что Иран овладел ядерными технологиями, и повернуть назад уже невозможно", - сказал он.

Угроза ударов со стороны США рассматривается иранским руководством (несмотря на имеющиеся опасения) как маловероятная, тем более в форме высадки сухопутных сил. В то же время ракетно-бомбовые удары по ядерным объектам вряд ли дадут желаемый результат. Наоборот, в случае удара президенту Ахмадинежаду удастся укрепить морально-политическое единство иранской нации перед лицом иностранного военного вмешательства и сохранить свою власть.

В условиях, когда США и Иран используют переговоры как ширмы для осуществления своих собственных планов, ситуация неотвратимо будет осложняться и ухудшаться. Поэтому вероятность американского удара весной-летом 2008 г. возрастает.

На Западе вновь, как уже неоднократно за последние годы, подробно рассматривают варианты военного решения иранской проблемы. В частности, глава британского МИД Дэвид Милибэнд заметил по этому поводу, что бывает необходимость, наряду со стимулами и санкциями (или вместо них), прямого вмешательства. Данную позицию подтвердил и новый премьер-министр Великобритании Гордон Браун на встрече с президентом США Джорджем Бушем, заявив, что повышает вероятность военной операции против ИРИ.

В самих Соединенных Штатах план силового решения ядерной проблемы Ирана снова актуален. По сообщениям прессы, президент США Джордж Буш в ходе межведомственного совещания по вопросам отношений с Ираном встал на сторону вице-президента Дика Чейни, выразившего раздражение в связи с отсутствием прогресса в дипломатических усилиях с целью убедить Тегеран отказаться от своих ядерных амбиций.

Как известно, вице-президент США Чейни всегда был сторонником жесткого военного давления на Иран. В то же время другие представители нынешней американской администрации - госсекретарь Кондолиза Райс и министр обороны Роберт Гейтс - поддерживают политику оказания дипломатического давления в ходе переговорного процесса мирового сообщества с Тегераном.

В течение последних нескольких лет эти два направления в политике Белого дома в отношении Ирана периодически меняют друг друга. Так, сначала Джордж Буш поддержал позицию Кондолизы Райс, которая настаивала на решении проблемы иранского ядерного досье в рамках международных усилий. Однако затем президент США встал на сторону Чейни. Аналитики объясняют это тем, что в последнее время изменился баланс сил и это служит причиной для беспокойства и сомнений в реальности дипломатического решения иранской ядерной проблемы.

Меняется и позиция госсекретаря США Кондолизы Райс. Недавно она подтвердила, что Вашингтон потенциально не исключает любых вариантов действий против Ирана. Высокопоставленные американские военные также заявили, что время для нанесения превентивного удара по ядерным объектам Ирана на исходе. Может быть поэтому в регион Персидского залива направлена еще одна, третья по счету авианесущая группа ВМС США. Как считают в дипломатических кругах Евросоюза, удар может быть нанесен, скорее всего, этой весной, когда по мнению американцев, все возможности политиков и дипломатов будут исчерпаны.

Это подтверждает и заявление представителя Белого дома о том, что Буш не уйдет, оставив в подвешенном состоянии вопрос с Ираном своим преемникам.

В Вашингтоне радикализация настроений, характеризуемая стремлением решить иранскую проблему военным путем, материально воплощается в планы по концентрации в регионе Ближнего Востока мощных сил и средств ВВС и ВМС США, готовых в любой момент военным путем осуществить решения, которые могут быть приняты в Белом доме.

Надо полагать, военным ведомством США рассмотрены уже множество вариантов военной кампании против Ирана. На снимке - министр обороны США Роберт М. Гейтс. Фото: US DEPARTMENT OF DEFENSEТак, 10 июля 2007 г. из морской базы Норфолк в район Персидского залива выдвинулась авианесущая группа в составе шести кораблей, подводной лодки и флагмана - авианосца "Энтерпрайз" в запланированный поход в рамках поддержания глобальной войны с терроризмом.

В этой связи командующий пятым флотом США вице-адмирал Кевин Косгрифф заявил: "Присутствие там "Энтерпрайза" дает возможность ВМС противостоять агрессивному, разрушительному и насильственному поведению некоторых стран, а также оказать поддержку нашим солдатам и морским пехотинцам в Ираке и Афганистане". Ни у кого не вызывает сомнений, что под термином "некоторые страны" адмирал имел в виду Иран.

"Энтерпрайз" войдет в зону Центрального командования США, в район ответственности которого входит Иран. Авианосная группа пройдет через Суэцкий канал в то время, когда авианосец "Джон Стеннис" будет покидать регион с восточной стороны и направится в свой порт приписки в США. Предполагается, что впоследствии авианосец "Дуайт Эйзенхауэр" будет заменен авианосцем "Гарри Трумэн". То есть две авианосные группы будут оставаться в регионе Ближнего и Среднего Востока.

В случае начала антииранской военной кампании США могут задействовать свои базы в Кувейте, Омане, Бахрейне и Турции, а также на острове Диего-Гарсия в Индийском океане. Нельзя забывать и об американских боевых контингентах в Афганистане, где США располагают двумя авиабазами - в Баграме и Кандагаре. Кроме того, в последние месяцы наблюдается военная активность американцев в Закавказье и в Центральной Азии. Здесь в распоряжение США предоставлены базы, в том числе и авиационная Манас в Киргизии. Госсекретарь США Кондолиза Райс уже заявляла о возможности использования этой базы для нанесения ударов по территории Ирана в случае принятия Вашингтоном решения о проведении силовой акции в отношении Тегерана.

Несомненно, что поддержание Вашингтоном высокого уровня военного присутствия в регионе, прежде всего, связано с ситуацией вокруг Ирана. Американцы усиливают свою группировку в регионе Персидского залива, проводят там учения и осваивают возможный театр военных действий. При этом оперативная и боевая подготовка осуществляется с учетом конкретного противника. Его имя известно - Иран. Нет гарантии, что при такой концентрации сил и средств с двух противоборствующих сторон какой-нибудь непредвиденный случай (подобный захвату иранцами английских моряков) не станет причиной начала военных действий.

Несмотря на внешнее потепление отношений между США и Ираном, выраженное в попытках наладить переговорный процесс и найти компромисс, вероятность проведения военной операции американцами против Тегерана неуклонно возрастает.

В этой связи интересны мнения кандидатов на пост президента США. Президентские выборы в этой стране пройдут в ноябре 2008 г., но предвыборная кампания уже началась. Конечно, ни у восьми кандидатов от демократов и десяти кандидатов от республиканцев нет особой любви к современному Ирану. Перечень претензий к ИРИ со стороны американцев довольно обширен. Поэтому ясно, что при любом раскладе итогов президентских выборов в США новый хозяин (или хозяйка) Белого дома будет проводить жесткую политику в отношении ИРИ. Однако степень этой жесткости у кандидатов различна.

Наибольший рейтинг среди кандидатов-демократов имеет сенатор Хиллари Клинтон. Ее позиция по иранскому вопросу, по американским меркам, относительно умеренная. Недавно госпожа Клинтон заявила, что, если она будет избрана президентом, то немедленно начнет прямые переговоры с Ираном. Но при этом она подчеркнула, что США стоит использовать все варианты давления на Иран: "Мы должны использовать все инструменты, включая дипломатические и экономические, не исключая и использование военной силы".

Второе место по рейтингу в списке кандидатов в президенты от демократической партии занимает сенатор Барак Обама, который выступает за политику "открытого диалога" с Ираном, а также за то, чтобы Иран согласился играть более позитивную роль в Ираке. В то же время он является сторонником жестких санкций, которые призваны остановить ядерную программу Ирана. Но при всем этом г-н Обама выступает против военного решения проблемы. Он неоднократно заявлял, что военный конфликт с Ираном был бы ужасной ошибкой.

Сенатор Джон Эдвардс предлагает интересный вариант, который еще не звучал из Вашингтона: заключить с Ираном пакт о ненападении в случае, если Тегеран согласится умерить свои ядерные амбиции. Для достижения этой цели Эдвардс призывает к прямым переговорам с Ираном. В то же время он считает допустимым использование военной силы.

Занимавший вторую строчку в рейтинге сенатор Джон Маккейн неоднократно заявлял, что Иран с ядерным оружием представляет собой "неприемлемый риск" для региональной и глобальной стабильности: "Есть только одна вещь хуже военной операции - Иран с атомной бомбой". По его мнению, военная операция должна быть последним доводом в противостоянии с Ираном, однако отказываться от этой возможности нельзя.

Бывший губернатор штата Массачусетс Митт Ромни недавно опубликовал специальный план по Ирану, предусматривающий его дипломатическую изоляцию, ужесточение санкций, привлечение арабских государств к решению иранской проблемы. Ромни выступает против двусторонних переговоров с Тегераном, а также за отказ американских компаний от ведения бизнеса с Ираном. Он также не исключает возможности нанесения военного удара.

Конечно, до президентских выборов в США многое может измениться. Однако, если Тегеран будет продолжать свою непродуктивную и конфронтационную политику в отношении решений авторитетных международных организаций, таких как Совет Безопасности ООН и МАГАТЭ, при этом ждать кардинальных изменений в антииранской политике Вашингтона не стоит, причем при любых результатах президентских выборов в США.

И все-таки, какова вероятность того, что нынешняя администрация во главе с Джорджем Бушем за оставшееся время все же реализует на практике свои планы решить иранскую проблему военным путем.

Конечно, для американской администрации, уже терпящей фиаско в Ираке, и всей республиканской партии США новая операция против Ирана - большой политический риск. В случае очередной военной неудачи республиканцы, уже потерявшие конгресс, рискуют проиграть президентские выборы 2008 г. С другой стороны, как считают многие наблюдатели, за семь лет президентства Джордж Буш показал, что он по сути своей как был, так и остался игроком в покер. Проигрывая, такой человек повышает ставки. Нет уверенности, что Буш не пойдет ва-банк и на сей раз. Если война с Ираном и будет, то "бесконтактная" - американцы ограничатся нанесением массированных ракетных авиационных ударов по ядерным объектам и постараются избежать жертв среди мирного населения. Чем-то это будет напоминать югославский сценарий. Такая "точечная война", как уже было сказано, могла бы быть на руку и иранскому лидеру Махмуду Ахмадинежаду - чтобы "сплотить нацию перед лицом проклятого врага" и укрепить режим.

Вполне вероятно, что по этой причине президент Ахмадинежад такой неуступчивый и словесно агрессивный по отношению к США, Израилю и всему Западу.

Таким образом, вся опасность ситуации, которая будет складываться в течение ближайших месяцев вокруг центра противостояния США - Иран, заключается в том, что курс Белого дома, нацеленный на военное решение проблемы Исламской Республики Иран, в любом случае может столкнуться с амбициозным курсом президента Ахмадинежада, направленным на безусловное превращение Ирана в супердержаву со всеми полагающимися атрибутами - ядерным оружием, ракетами.

Нет сомнений, эти радикальные политические курсы чрезвычайно опасны. При столкновении они способны привести не только к региональной, но и к мировой катастрофе.

"Враги Ирана не в состоянии причинить вред делу исламской революции, и в ядерном вопросе они мобилизовали все свои силы, чтобы не допустить превращения Ирана в ядерную страну. Но посмотрите, в каком они сейчас положении, а в каком положении иранский народ.

Махмуд Ахмадинежад, Президент Исламской Республики Иран

Иран - краткая справка

Территория - 1 млн. 648 тыс. кв. км. Население - 67 млн. чел. Прирост населения - 0,8% в год. Длина границ - 5 тыс. 440 км. Длина побережья - 2 тыс. 440 км (740 км - длина побережья Каспийского моря). Наивысшая точка - г. Kuh-e-Damavand - 5 тыс. 671 м.

Официальный язык - фарси. Основной закон - конституция ИРИ. Принята в декабре 1979 г. на общенациональном референдуме. Национальные праздники - 11 февраля (победа исламской революции) и 1 апреля (провозглашение исламской республики). Административно-территориальное деление - 24 остана (провинции). Столица - Тегеран. Религия - шиитский и суннитский ислам. Валюта - риал. 1 тыс. риалов - 0,12 долл. США. Крупнейшие города: Тегеран (7,5 млн. чел.), Мешхед (1,9 млн. чел.), Исфахан (1,3 млн. чел.), Тебриз (1,2 млн. чел.), Шираз (1 млн. чел.).

Политическое устройство. Высшее официальное лицо - лидер ("рахбар"). Эту должность может занимать только богослов. Выбирается пожизненно советом старейшин. Высший консультативный орган - Согласительный совет. Президент - вторая высшая должность. Он возглавляет правительство. Выбирается на 4 года путем прямых тайных общенациональных выборов. Высший законодательный орган - однопалатный меджлис Исламского совета. Состоит из 270 депутатов, которые выбираются на 4 года.

Внешнеполитический курс имеет целью вывод Ирана из относительной политической изоляции на международной арене. Отношения Ирана со странами региона постепенно приобретают характер твердого партнерства. Особое внимание уделяется сотрудничеству со странами Персидского залива. Иран является активным членом Организации Исламская конференция. Иран не имеет дипломатических отношений с США с 1979 г. Иран не признает государство Израиль и критически относится к процессу ближневосточного урегулирования. Тегеран выступает за создание независимого палестинского государства.

Показать источник
Автор: Анатолий Куликов
Просмотров: 1998

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Авг >
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама