Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Небольшие рассказы
Отправить другу

Идем с Победой!"

В начале марта сорок второго года южнее Харькова вражеская авиация заметно активизировалась. Наши войска удерживали оборонительные рубежи, сбить их с занимаемых позиций было трудно, и потому противник, вероятно, решил нанести сильные удары с воздуха. По нескольку раз в день теперь появлялись над позициями наших войск группы бомбардировщиков Ю-88 и Ю-87 под прикрытием Ме-109ф. В этот период наш полк использовался только для прикрытия своих войск.

День 9 марта запомнился мне на всю жизнь.

Утро было ясное. Слегка морозило, но кое-где на снегу заметны были следы первых проталин. Летчики 1-й эскадрильи уже находились в воздухе. Нам предстояло сменить 1-ю эскадрилью и надежно прикрыть свои войска.

В установленное время мы взлетели, быстро собрались и легли на курс. В группе было семь истребителей. Я - ведущий. Справа от меня - капитан Запрягаев. Слева - лейтенант Скотной. Высота - 1700 метров. На увеличенном интервале выше справа - лейтенант Седов с лейтенантом Соломатиным. Слева, ниже метров на 300, - лейтенант Мартынов с ведомым старшим сержантом Королем. На каждом истребителе подвешено по шесть эрэсов под крыльями, боекомплект для пушек и пулеметов - по штатной норме. Предстояло на этот раз прикрывать войска в районе Шебелинка - Кисели - хутор Беликов - Черкасский Бишкин. Здесь находились места сосредоточения наших войск и узлы обороны.

Приближаемся к линии фронта. На земле видны редкие вспышки - вероятно, идет перестрелка. Видны обгоревшие дома. Кое-где стелется дым. У Северского Донца темнеет лес. Снежный покров побурел, кое-где покрыт темными пятнами.

Все это я фиксирую автоматически, почти подсознательно. Вдруг справа, почти на одной высоте с нами, вижу группу из шести Ме-109 и тут же, чуть ниже, - группу бомбардировщиков Ю-88 и Ю-87. Сзади, на одной высоте с бомбардировщиками, идут еще двенадцать Ме-109. Всего двадцать пять самолетов противника!

Немцы нередко использовали истребители Ме-109Е в качестве штурмовиков. Под плоскостями к ним подвешивали бомбы, а когда они освобождались от бомб, то начинали действовать как обычные истребители. Я увидел, что эти 12 Ме-109Е, которые летели за бомбардировщиками плотной группой, шли в качестве штурмовиков. Следовательно, прикрытие составляли те шесть Ме-109ф, которых я заметил чуть раньше. Хотя эти шесть «мессершмиттов» шли немного выше всей группы, все же самолеты противника держались весьма компактно и не делали каких-либо перестроений. Я понял, что нас они пока не видят.

Мартынов и Скотной установленными сигналами уже обращали мое внимание на вражеские самолеты. Я же в тот момент был занят лишь одной мыслью: не дать противнику нас обнаружить. Поэтому я просигналил ребятам: «Вижу! Всем - внимание! Следить за мной!» Решение было принято. Необходимо было выполнить небольшой доворот всей группой влево, уйти на юго-запад с набором высоты и атаковать противника с запада. Это обеспечивало нам внезапность атаки и, следовательно, преимущество.

После набора высоты я дал команду к развороту вправо, и с небольшим снижением, с газком, мы вышли на прямую для атаки. Бомбардировщики и истребители противника начинали какое-то перестроение, но только начинали!

Каждый из нас в этой массе сам себе выбирал цель. Исход боя теперь зависел от этой первой атаки.

Вот и цель. Открываю огонь. В нос бьет запах пороховых газов, сохнет во рту. Есть попадание! Тут же, боковым зрением, вижу разваливающийся справа Ю-88 - это пустил эрэсы Седов. Теперь все смешалось: мы в общей группе. Главное - не столкнуться. Слева, справа, сверху идут трассы. Действуем парами: каждый в расчлененном строю противника выбирает себе цель. Бью по Ме-109. Хорошо! Есть попадание и горит! Слева отдельно, само по себе, промелькнуло крыло с крестом. Кто-то, значит, развалил. Эрэсы не подводят. Истребители Ме-109ф маневрируют наверху. Но вот, кажется, одна наша пара завязала с ними бой. Пора выбираться из этой каши.

Самолетов становится меньше: противник уходит. Спасаются разрозненно: в одиночку и парами. Расходятся в основном в двух направлениях - на север и на запад. На земле горят обломки, видны разрывы бомб, сброшенных куда попало. Удирает одиночный Ме-109. Преследуем его и сбиваем. Главное сделано. Первая атака была удачной: уничтожили сразу четыре самолета, из них два бомбардировщика. При преследовании разрозненной группы сбили еще три самолета.

Подаю сигнал сбора. Пристраиваются поближе, поплотнее. Я хорошо понимаю своих друзей: идем с победой! Хотят пройти над родным аэродромом с «прижимом». Ну что же, прижмем! Ходить с «прижимом» означало на нашем языке ходить как в парадном строю. Обычно это плотный строй, в котором масса машин движется в едином ритме, что само по себе свидетельствует о мастерстве летчиков, торжественности момента и приподнятом настроении. Праздничный строй! Да у нас и в самом деле праздник! Откровенно говоря, на моих глазах, если считать от начала войны, это первый столь результативный победный бой. Бой, проведенный по всем правилам тактики, со знанием своей силы и с максимально полным использованием возможностей новых отечественных истребителей. Наконец, это мой первый бой, в котором враг разбит наголову, в котором большая группа вражеских самолетов растаяла, не достигнув цели. Бой, в котором опытные и уверенные в себе немецкие истребители были растеряны и беспомощны. Можно бить фашистов, и бить хорошо - в этом мы убедились. Это было так важно для нас весной сорок второго года! Ведь в моей группе были и молодые летчики. Я хорошо представлял, что они испытывали, возвращаясь домой после такого боя...

Вот и аэродром. Ну, прижали! Прошли над аэродромом. Распускаю строй.

Садимся по одному. Соломатин сел раньше - без фонаря пилотировать тяжело. Самолеты, конечно, получили повреждения, но наши техники уже смотрят, где заклеить, где залатать, где заменить. Из летчиков же никто не ранен.

Сколько же продолжался бой? 10-12 минут. Много это или мало? Как ответить на такой вопрос? Можно налетать сотни часов и при этом не испытать и половины того, что испытываешь за несколько секунд в бою.

Летчики возбуждены. Собрались около моего самолета. Жестикулируют, делятся впечатлениями. Успокаиваю их. Стараемся воспроизвести картину боя. Докладываю о выполнении задания Николаю Баранову и начальнику штаба полка Фатьянову. Бомбардировку сорвали. Семь самолетов сбили. Остальных разогнали. Потерь нет.

Я, конечно, не знаю точно, сколько инстанций прошло донесение о проведенном нами бое; предполагаю, что инстанций было немало, но донесение, как радостная весть, летело с быстротой телеграфного сообщения и уже на следующий день обсуждалось на заседании Государственного комитета обороны. Вот что пишет об этом в своей книге «Цель жизни» авиаконструктор А.С. Яковлев: «10 марта была получена телеграмма, в которой говорилось, что накануне семь наших летчиков на истребителях ЯК-1 выиграли воздушное сражение в бою против 25 самолетов противника. Я не знал еще подробностей, но сам факт глубоко меня взволновал и обрадовал. Это событие обсуждалось в Государственном комитете обороны, и было дано указание широко популяризовать подвиг летчиков в газетах».

«И вот, - продолжает наш известный авиаконструктор, - на следующий день на первых страницах «Правды» и «Красной звезды» появилось сообщение одинакового содержания под заголовком «7 против 25». Эпиграфом к тексту стояли слова Суворова: «Воюют не числом, а уменьем». Далее говорилось о том, что группа капитана Еремина на семи истребителях ЯК-1 встретила в воздухе группу из семи немецких бомбардировщиков Ю-88 и Ю-87 и 18 истребителей «Мессершмитт-109». Казалось бы, какое огромное превосходство сил противника! И тем не менее наши отважные летчики на своих «яках» вступили в бой и сбили семь самолетов: пять «Мессершмитт-109» и два «Юнкерс-87» (точнее, «Юнкерс-88». - Б.Е.). Остальные обратились в бегство. Самым поразительным было то, что наши летчики потерь не имели».

Газета «Правда» напечатала фотографии участников боя. Подробно писали о бое «Сталинский сокол» и газета «Коммунист» Саратовской области. В полк прибыл командующий авиацией Юго-Западного фронта генерал Ф.Я. Фалалеев. Он внимательно изучал все перипетии нашего боя, искал то, что могло быть поучительным и для других авиаторов. Побывали у нас также кинооператоры, фотокорреспонденты, журналисты.

Этот бой был частным эпизодом фронтовой жизни. Уже много месяцев мы воевали, не раз наши летчики небольшими группами вели бои с превосходящими силами противника, не раз находились в менее выгодных условиях и все же в бою побеждали - так что в самом этом факте вроде бы не было ничего необычного. Тогда почему же этот частный эпизод вызвал такой большой резонанс?

Ответ, по-моему, простой: к весне сорок второго года мы еще не привыкли вести бои с такой результативностью. Да и не могли бы мы добиться такого эффекта на старых машинах.

И вот в конце сорок первого года с конвейера пошли истребители Як-1. Какими окажутся эти и другие новые машины в бою? Будут ли они тем оружием, с помощью которого мы наконец не только ликвидируем некоторое техническое отставание, но и превзойдем противника? Сумеют ли наши летчики в массе своей грамотно использовать силу нового оружия?

Эти и многие другие вопросы, конечно же, не могли быть сняты с повестки дня до тех пор, пока практический опыт - начало всех начал - не даст окончательного ответа. И вот, как будто в подтверждение всех надежд и ожиданий, небольшая группа летчиков встречает превосходящего по силе противника и одерживает полную победу. Этот бой, который, скажем, к лету сорок третьего года можно было бы считать рядовым, произошел, если можно так определить, вовремя: он подтвердил многие ожидания, снял многие вопросы, дал уверенность в силе нового оружия. Эта уверенность была необходима всем - от рабочего авиазавода и летчика до Генерального конструктора и командования.

Вскоре на аэродроме появились два пожилых бойца. Им было лет по сорок, обоих старили усы и усталость от непрерывных боев, и нам они казались этакими традиционными русскими дедами... Пехотинцы наблюдали наш бой, и командир послал их со служебным поручением в город Изюм, наказав разыскать «тех» летчиков и передать боевой привет от пехоты. И вот они у нас в гостях, неспешно и благодарно рассказывают о том, что видели с земли.

- От самого Перемышля топаем, - покачивая головой, говорил один, - а такого не видели! Сколько же нам от этих поганцев досталось - не пересказать. А тут смотрим: сыпятся «кресты» сверху и горят. Гул стоит! Стрельба! Мы начали «ура» кричать, шапки вверх бросали... Может, видели? - с надеждой спросил боец.

- Да только за вашими шапками и смотрели... - не удержался и сыронизировал я.

Летчики заулыбались. Мужики смекнули, сколь наивны были их надежды на то, что в воздушном бою можно увидеть такую вещь, как подброшенная шапка, и тоже рассмеялись.

- Спасибо вам, ребята! - сердечно благодарили пехотинцы. - Порадовали вы наши души. Умеем мы бить фашистов, да еще как!

Как обрадовали эти простые слова всех моих однополчан! В первые годы войны не часто приходилось нам слышать такие слова, и это солдатское «спасибо» запомнилось надолго.

Об авторе: Еремин Борис Николаевич, Герой Советского Союза, генерал-лейтенант авиации. Родился 18 марта 1913 г. в Саратове. После окончания школы поступил на саратовский завод «Серп и молот» учеником токаря и вскоре стал специалистом 4 разряда. В 1931 г. по призыву комсомола Борис Еремин - курсант Вольского авиационного училища. Затем служба на Дальнем Востоке, участие в боях в районе озера Хасан.

С 22 июня 1941 г. - на фронтах Великой Отечественной войны. Совершил 342 боевых вылета, из них 100 разведок. На счету летчика 23 сбитых вражеских самолета. Звание Героя Советского Союза Борис Николаевич Еремин получил лишь 48 лет спустя после исторического воздушного боя нашей семерки против 25 самолетов противника. Всего у летчика-истребителя Еремина 58 наград. Он почетный гражданин Сталинграда, Саратова, Никополя и польского города Кельце.

После войны командовал истребительным авиасоединением, работал военным советником в Болгарии, руководил Качинским военным авиационным училищем летчиков, был командующим воздушной армией в Северной группе войск. Генерал Еремин 10 лет возглавлял службу безопасности полетов. Живет в Москве.

Показать источник
Автор: Б.Н. Еремин
Просмотров: 1249

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Апр >
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама