Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Грузия, Абхазия, Южная Осетия
Отправить другу

Грузинский терроризм

«Терроризм, как институт, препятствующий урегулированию. На примере материалов современной Грузии». Параграф из кандидатской диссертации Студеникина А.Л. «Внешняя политика Республики Абхазия в период построения независимого государства. 1990 – 2000 гг.». Республика Абхазия. г. Сухум. 2006 г.

«На мой взгляд, проблема грузинского терроризма или партизанского движения направленного против Абхазии, должна рассматриваться намного шире. Так как, подобные действия прямо вытекают из государственной идеологии Грузии, которую ряд исследователей характеризуют как фашистскую. При этом в определение фашизм применимом к Грузии, вкладывается идеологический подтекст. Рамки данной работы не позволяют сосредоточить внимание на экономической, исторической составляющей данного явления. Одним из самых характерных примеров практического выражения фашистской идеологии, может служить следующее: 25 августа 1992 года, в 12 часов дня командующий грузинской оккупационной группировкой в Абхазии полковник Г.Каркарашвили, выступая по захваченному сухумскому телевидению, заявил, что он не пожалеет 100 000 грузин, для уничтожения всего 97-ми тысячного абхазского народа. Данное заявление можно считать «программным», так как после этого началось уничтожение и депортация гражданского населения из оккупированной зоны Республики Абхазия, разрушение жилых объектов, в первую очередь имеющих культурное и историческое значение для республики. После военного поражения в Абхазии, грузинское руководство, исповедующее ту же идеологию, разворачивает против республики террористическую (партизанскую) (до рассмотрения характерных признаков данных действий будут употребляться обе дефиниции) войну. Если политическую идеологию постсоветской Грузии до грузино-абхазской войны можно охарактеризовать как фашистскую, то после военного поражения в Абхазии, грузинская политическая идеология, по мнению исследователей не претерпевшая основополагающих изменений, может наименоваться как неофашистская. «НЕОФАШИЗМ» – является идеологическим и политическим преемником распушенных после 2 мировой войны фашистских организаций… Характеризуется воинствующим антикоммунизмом, антисоветизмом, крайним национализмом и расизмом, использованием террористических методов политической борьбы…» .

И хотя часть определений, содержащихся в энциклопедии, устарели, именно вследствие господства вышеупомянутой идеологии в Грузии, и государственной поддержки военизированных грузинских формирований, их деятельность представляется выражением идеологических установок господствующих в стране, своеобразным (естественным) явлением, ввиду отсутствия возможности уничтожить «врага» используя все ресурсы.

Сначала рассмотрим стадии переговорного процесса, отражающие взятые на себя обязательства не применять сторонами в отношении друг друга силу. С ноября 1993 года продолжается переговорный процесс по полномасштабному политическому урегулированию грузино-абхазского конфликта, проходящий под эгидой ООН, при посредничестве Российской Федерации и участии ОБСЕ. В ходе переговорного процесса согласованы и приняты ряд основополагающих документов по полномасштабному политическому урегулированию. Важным достижением конфликтующих сторон в ходе переговорного процесса является отказ от применения силы друг против друга. Это нашло свое отражение в практически всех основных документах, подписанных сторонами в процессе переговоров: «Меморандуме о понимании между грузинской и абхазской сторонами на переговорах в Женеве», «Коммюнике о втором раунде переговоров между грузинской и абхазской сторонами», «Заявление о мерах по политическому урегулированию грузино-абхазскому конфликту», «Соглашение о прекращении огня и разъединении сил», «Ялтинское заявление грузинской и абхазской сторон».

Позиция абхазской стороны: Грузинские власти, в нарушение всех ранее подписанных соглашений о неприменении силы или угрозы ее применения, организуют и направляют террористическую деятельность против Республики Абхазия.

Позиция грузинской стороны: «Уполномоченный Президента Грузии в регионе Имерети Темур Шашиашвили, ранее уже высказывавшийся в поддержку партизанам в Абхазии, заявил, что без активизации роли ООН в переговорном процессе рост движения «народных мстителей» неминуем…По словам уполномоченного, «никто не может лишить изгнанных из Абхазии права на возвращение домой». Шашиашвили подчеркнул, что поддерживает это возвращение «в любой форме» . Однако губернатор не доверяет и партизанам. «Таких людей я не называю партизанами. Во-первых; партизан, который дает интервью, это уже не партизан…» .

«Если мы хотим вернуть потерянные территории в день надо убить как минимум 2-3 апсуа-сепаратиста, чтобы заставить врага отказаться от своих намерений и чтобы он задумался, что ты сильнее. Когда такое происходит, он никогда на переговоры не пойдет. Мирно решается то, что сегодня на лицо»- отметил в беседе с «Резонанси» председатель «Союза воинов» Рузген Гогохия» .

Председатель Верховного Совета Аджарии Аслан Абашидзе сделал заявление, в котором обвинил государственные структуры Грузии в поощрении терроризма .

Мнение международных организаций: Наблюдатель Комиссии по правам человека ООН отмечал, что, несмотря на грузинские опровержения, имеются постоянные и заслуживающие доверия донесения о том, что "партизанские группы имеют связь с министерствами внутренних дел и обороны Грузии, а также с государственными службами безопасности и с некоторыми членами правительства".

«На протяжении нескольких лет после окончания открытых боевых действий вооруженные группы, состоящие из грузин, проводили целенаправленные атаки в Гальском районе. В публичных заявлениях лидеров наиболее известных групп, таких как «Белый легион» и «Лесные братья» отмечалось, что их основной задачей является силой вернуть Абхазию. Их ближайшей задачей было создание атмосферы страха и нестабильности среди возвратившихся в Гальский район с тем, чтобы показать, что нахождение на территории контролируемой абхазской стороной, невозможно. Для этого они использовали засады, похищения и целенаправленное минирование. Сообщения местных жителей дают возможность предположить размывание границ между партизанскими и организованными преступными группами, и что члены одной группы зачастую могут являться членами другой» .

Участники грузинских террористических (партизанских) формирований: «Мы партизаны. Не подчиняемся никому, даже Тбилиси. Нападаем на абхазские посты и подразделения, подрываем бронетехнику, мстим за родных и близких…Совершаем специальные террористические акты. – То есть теракты не исключаются? – Конечно нет. Мы этого никогда и не скрывали» .

Существует достаточное количество фактов, подтверждающих государственный характер террористической деятельности грузинских формирований. Командиры террористических формирований числятся в силовых структурах Грузии, боевики получают зарплату.

Журналисты: Журналист Акакий Микадзе в газете "Время" (03.06.1998г.) писал: "МВД и МГБ Грузии активно поддерживают партизанские группировки, действующие в Гальском районе. Например, боевики из отряда "Лесные братья" официально получают зарплату по 200 лари, (примерно 150 долларов США). В отрядах числится около 700 бойцов, на которых выписывается жалование и довольствие из бюджета." Он же: «Многие так называемые партизаны входили в силовые структуры Грузии, в так называемые подразделения абхазского МВД и абхазского КГБ с грузинской стороны. Год назад они проводили голодовку у здания МВД Грузии, чтобы заставить правительство Грузии выдать им обещанную зарплату. Многие из них были штатными работниками силовых структур Грузии. Когда властям хочется, их провоцируют на разные военные действия, а когда им не хочется, власти объявляют, что они их не признают, что они их не контролируют. В основном это две такие группы. Это – «Лесные братья» и «Белый легион». Все эти партизанские отряды отчасти были спровоцированы властями. «Белый легион» в свое время был спровоцирован спикером парламента Грузии. Координировал тогда действия «Белого легиона» бывший директор разведывательного бюро, то есть КГБ Ираклий Папиашвили. Выделялись определенные средства из разных структур, в том числе из бюджета страны, но все эти средства проходили под грифом «секретно». Потом власти отошли от «Белого Легиона», потому что сам Зураб Самушия стал менее управляемым для них. Зураб Самушия в свое время был в структурах министерства обороны Грузии, но в знак протеста ушел из вооруженных сил. Есть еще такие партизаны как «Лесные братья». Три года назад были военные столкновения в Гальском районе. В основном провоцировали эти военные действия «Лесные братья». Многие из них были штатными работниками силовых структур Грузии. Это те самые люди, которые проводили голодовку напротив министерства внутренних дел и просили выдать им обещанную зарплату…» .

«Именно в это время в расположениях миротворческих постов были обнаружены листовки с угрозами в адрес россиян: «Убирайтесь отсюда. Чечня вам покажется раем». Подпись «Белый легион». Что это за организация? Впервые о «Белом легионе» заговорили весной 1996 г. К тому времени в западных районах Грузии находился уже добрый десяток разрозненных отрядов, продолжавших войну с Абхазией, что называется, на свой страх и риск. Как правило, они состояли из ополченцев-мингрелов Гальского и Очамчирского районов. Некоторые из них даже искали контакты с представителями Сухуми, надеясь, что им разрешат вернуться в родные места. Именно этого не могли допустить в Тбилиси. Родилась идея сплотить все разрозненные группировки «партизан» в единое вооруженное формирование. Политически «освятили» начинание члены фракции «Абхазетти» грузинского парламента, для которых принципиальное отрицание права Абхазии на самоопределение стало политической платформой. По некоторым данным, именно им принадлежит и авторство наименования «Белый легион», что должно символизировать «святость» движения в целом. Среди задач нового формирования – дестабилизация обстановки в зоне конфликта, организация и проведение диверсий и терактов в отношении представителей официальных абхазских властей и миротворцев, агитационная работа среди местного населения, разведывательная деятельность и др.» .

После совершения терактов члены вышеуказанных формирований лечатся в тбилисских больницах, охотно дают интервью, позируют перед объективами телекамер и даже участвуют в пресс - конференциях ряда официальных лиц Грузии. Так, например, третьего августа 1998 года на пресс-конференции Министра связи и почты Грузии Ф. Инджия, выступали: Командир диверсионно-террористического формирования "Белый легион" Зураб Самушия и командир отряда "Лесные братья" Давид Шенгелия. Шенгелия также принимал участие в телевизионной программе вместе с заместителем министра безопасности Джгушия.

В огромном ряде фактов, красноречиво говорящих о поддержке грузинскими властями участников военизированных формирований, выделяется письмо Джеймса Микка, корреспондента газеты "Гардиан", известному кавказоведу, профессору Джорджу Хьюиту. В письме журналист рассказывает как он, узнав от агентства "Рейтер" номер мобильного телефона З. Самушия, лидера одного из самых крупных террористических (партизанских) формирований "Белый легион", договорился о встрече с ним в Тбилиси. Встреча состоялась в центре города, перед зданием Парламента. Как видно из письма, обнаружить лидеров террористов (партизан) при желании несложно. Далее рассмотрим, против кого направлена деятельность грузинских террористов (партизан) действующих на территории Республики Абхазия.

Жертвами этих лиц становятся возвращающиеся беженцы, абхазские милиционеры, военнослужащие, гражданские лица, представители КСПМ СНГ (МС РФ). И если военные действия против абхазской армии и милиции еще можно определить как части военной операции, ведущейся передовыми разведовательно-диверсионными подразделениями грузинской армии, то подобные акции в отношении представителей КСПМ СНГ и мирных жителей Республики Абхазия нуждаются в более подробном рассмотрении.

Согласно мандату, функции Миротворческих Сил заключаются в поддержании режима прекращения огня и обеспечении его неукоснительного соблюдения. Считая деятельность Миротворческих Сил эффективной, абхазская сторона выступает категорически против изменения их мандата без ее согласия. Официальный Тбилиси пытается изменить существующий мандат, чтобы возложить на миротворцев силовое решение абхазской проблемы (примеры выше по тексту). Показательным в этом отношении является заявление Э. Шеварднадзе: "Мы вернем свои земли с помощью армии. Создать ее нам поможет Россия" . Именно в таком контексте рассматривает абхазская сторона решение Саммита СНГ от 28 марта 1997 года, которое, кроме придания миротворческим силам полицейских функций, предусматривало еще и демонтаж абхазских оборонительных сооружений. При этом Тбилиси требовал, чтобы Миротворческие Силы выполнили решение Саммита от 28 марта 1997 года или были выведены из зоны конфликта. Глава Грузии неоднократно призывал к проведению в Абхазии "широкомасштабной операции по принуждению к миру " по примеру Боснии. Однако собственных возможностей для осуществления подобных операций у Грузии пока нет, а попытки использовать для этих целей российский миротворческий контингент путем расширения его мандата не имели успеха.

Грузия неоднократно делала предложения Украине и Турции ввести в место МС РФ, свои воинские контингенты в зону конфликта. Но у абхазской стороны есть сомнения в соблюдении этими странами принципа нейтральности и беспристрастности. Можно предположить, что для вытеснения МС РФ и их дискредитации, грузинское руководство основную ставку делает на террор и диверсии. Так, 12 сентября 1994 года в селе Набакеви Гальского района Абхазии была обстреляна автомашина ВАЗ – 2109 с офицерами МС РФ. В результате погибли два офицера: Какалич и Булатов. Ранен старший лейтенант Чугаев. После того, как на минах, установленных грузинскими боевиками, 12 июля 1998 года подорвались российские солдаты из состава КСПМ, в результате чего, пятеро миротворцев погибли, а трое получили ранения, 14 июля 1998 года российский министр иностранных дел сделал заявление. В заявлении эти убийства характеризовались как террористические акты грузинских партизан, и было сказано, что "любая попытка представить "Белый легион" или "Лесных братьев" как организации, которые не имеют ничего общего с грузинскими специальными службами, является попыткой игнорирования реальности". Как видно из текста, авторы документа поставили террор и партизанское движение вместе.

Известны случаи использования членами грузинских формирований, при совершении акций на территории Абхазии, военной формы ВС РФ. Так, например, 10.06.1997г., близ населенного пункта Петровка, Сухумского района подразделение Сухумского РОВД обнаружило грузинскую диверсионную группу. Пытаясь оторваться от преследовавших ее сотрудников милиции, группа углубилась в трудно доступный лесной массив. При отступлении ими было выброшено два рюкзака, при осмотре которых, наряду с боеприпасами и другими взрывчатыми веществами, были обнаружены шесть комплектов военной формы с нарукавными шевронами российской армии.

Руководство Абхазии неоднократно обращало внимание ООН, под чьей эгидой проходит переговорный процесс, и посредников на главный дестабилизирующий фактор в регионе – действия грузинских террористических формирований. Но, до сих пор со стороны Международного сообщества не последовало действенных мер по отношению к Грузии. Наоборот, Грузия была принята в Совет Европы. Бездействие Международного сообщества можно расценить как негласное поощрение грузинского терроризма (партизанской войны). Речь не может идти об отсутствии у ООН финансовых и военных средств. Резолюция 1333 Совета Безопасности ООН, принятой после предшествовавшей ей резолюции 1267, наложила дополнительные санкции на движение "Талибан", за то, что оно укрывает Усаму бен Ладена и отказывается закрыть лагеря для подготовки террористов в Афганистане.

Необходимо рассмотреть, как отражается деятельность грузинских военизированных формирований в Докладах Генерального Секретаря ООН и Резолюциях Совета Безопасности, посвященных положению в Абхазии. Считается, что современная система многостороннего сотрудничества в борьбе с терроризмом на глобальном уровне функционирует под эгидой ООН и ее спецучереждений на основе двенадцати универсальных конвенций и протоколов о борьбе с различными проявлениями терроризма на суше, на море и в воздухе. Также считается, что в политическом и правовом плане ООН является главным центром глобального противостояния терроризму.

В Докладе Генерального Секретаря ООН о положении в Абхазии от 25 января 1994 года в пункте 7 говорится: "однако в то же время было отмечено, что никем не контролируемые вооруженные группы продолжают совершать акты грабежа и насилия".

Пункт 11 Доклада Генерального Секретаря ООН от 6 января 1995 года: "однако, ситуация в отношении безопасности в Гальском районе остается крайне неустойчивой, и поступил ряд сообщений о серьезных угрозах безопасности. Речь идет о действиях, совершаемыми неконтролируемыми группами и формированиями".

В пункте 28 этого Доклада сказано: "Инциденты происходят особенно часто в Гальском районе, где возросло число засад, устраиваемых неизвестными. Некоторые из этих засад устраивались лицами, проникавшими в район к югу от реки Ингури. Миротворческие силы СНГ, оснащенные приборами ночного видения, информировали МООННГ о том, что действия отдельных групп нарушителей явно носят военный характер. Нет никаких доказательств, что такие действия пользуются поддержкой со стороны правительства Грузии".

В Резолюции Совета Безопасности от 30 января 1997 года отмечается: "Акты насилия, организованные неподконтрольными правительству Грузии вооруженными группами, действующими из районов, находящихся к югу от реки Ингури». Несмотря на достаточно ясную идентификацию актов насилия в Гальском районе Абхазии с деятельностью грузинских вооруженных групп, действующих с территории Грузии, в Резолюции содержится призыв к сторонам (!) принять все зависящие от них меры по недопущению деятельности вооруженных групп".

Необходимо отметить, что Резолюция Совета Безопасности от 1998 года (1187 п. 11) осудила акты насилия против МООННГ, возобновление установки мин в Гальском районе, а также нападения вооруженных групп, действующих в Гальском районе с грузинской стороны реки Ингур, на миротворческие силы СНГ, и потребовала от сторон, в частности от грузинских властей, принятия решительных мер к тому, чтобы положить конец подобным актам, которые подрывают мирный процесс.

Очевидно, редкий призыв к грузинской стороне был вызван фактом подрыва бронемашины миссии ООН 8.06.1998 в Гальском районе, в результате чего, двое военнослужащих миссии получили ранения. Грузинские террористы (партизаны) не включают представителей ООН в "объект" своей деятельности и можно предположить, что подрыв машины ООН был вызван случайным стечением обстоятельств. И еще один, на мой взгляд, интересный факт. Резолюция Совета Безопасности от 31 января 2001 (п. 11): " осуждает недавние убийства мирных жителей (выделено мной. С.А.) и абхазских милиционеров и призывает обе (!) стороны, в частности грузинскую сторону, провести расследование этих инцидентов и привлечь виновных к ответственности".

В Докладе Генерального Секретаря ООН от 24 апреля 2001 года (п. 35) отражена, хотя и недостаточно, деятельность грузинских террористов (партизан): "Я напоминаю, в частности, грузинской стороне, провести расследование этих инцидентов, и привлечь виновных к ответственности." Однако, в Резолюции Совета Безопасности, принятой в апреле 2001, после апрельского Доклада Генерального Секретаря, нет ни слова осуждения действий грузинских террористов (партизан). Напомню, что Совет Безопасности может делать или политические заявления, представляющие собой юридически не обязывающие тексты или принимать правовые Резолюции.

Также хотелось бы обратить внимание на один важный момент. Участники грузинских военизированных формирований называют себя партизанами, тем самым, стремясь предать своей деятельности легитимный характер. В этой связи, необходимо рассмотреть значение терминов "Партизанская война" и "Терроризм" применительно к действиям грузинских вооруженных группировок против Абхазии.

Впервые термин "Партизанская война", что в переводе с испанского означает "Малая война" появился в период войны герильясов (так в XIX веке в России называли испанских партизан) против французов в 1808 – 1814 гг. После поражения регулярной испанской армии от наполеоновских войск испанский народ продолжал сопротивление, выгодно используя природу Пиренейского полуострова, а также поддержку английского экспедиционного корпуса. Местное население поддерживало партизан, обеспечивая их информацией и помогая материально. Существует несколько стандартных компонентов партизанских действий: 1. Поддержка населения; 2. Необходимость длительной войны и соответствующая мотивация. Можно добавить еще один компонент – достаточно точно обозначенные цели ударов партизан: солдаты и офицеры врага, коммуникации и инфраструктура, лица, сотрудничающие с оккупантами. Мирное население объектом деятельности партизан не является.

Из Докладов Генерального Секретаря ООН достаточно четко видно против кого направлена деятельность грузинских формирований: "3 октября около абхазского наблюдательного пункта был застрелен офицер абхазской армии … 14 ноября в Зоне ограничения были похищены два абхазских солдата, которые были доставлены на грузинскую сторону… 8 декабря около Гальского канала в засаду попала инспекционная группа абхазской армии. В ходе этого инцидента погибли три офицера, а также одно гражданское лицо, попавшее под перекрестный огонь "

Несмотря на, казалось бы, неоспоримые компоненты партизанской войны: уничтожение солдат и офицеров противника, действия грузинских формирований нельзя рассматривать как элементы партизанского движения. Из материалов Доклада Генерального Секретаря от 20 января 1997 года: "В последние недели отчетного периода заметно увеличилось число актов насилия, особенно связанных с неизбирательной установкой мин. В результате взрыва этих мин страдали исключительно гражданские лица» (выделено мной. С.А.). В резолюции Совета Безопасности ООН отмечают направленность банд групп против мирного населения в Гальском районе. В Резолюции 1150 (1998г), принятой 30 января 1998 года выражается обеспокоенность сохранением нестабильной и напряженной обстановкой в области безопасности в Гальском районе, характеризующейся установкой мин, а также увеличением числа преступлений, включая похищения и убийства. Отмечается значительно расширившаяся подрывная деятельность вооруженных группировок, мешающая урегулированию конфликта и возвращению беженцев. По-прежнему в Резолюции не упоминается принадлежность группировок.

Партизанское движение подразумевает военные действия на территории, оккупированной вражеской страной (оккупационным режимом). Грузинские вооруженные формирования проникают на абхазскую территорию с грузинской стороны реки Ингур. В Докладе Генерального Секретаря от 7 августа 1995 года отмечается наличие террористической (партизанской) базы на территории Грузии: "На грузинской стороне реки Ингури деревня Шамгона по-прежнему остается центром сосредоточения радикальных вооруженных группировок».

Как известно, самым важным компонентом партизанского движения является поддержка партизан местным населением.

После ряда действий абхазских властей, направленных на интеграцию населения Гальского района в сферу абхазской государственности, грузинским формированиям все сложнее добиваться поддержки местного населения. Абхазские власти поддерживают создание сил самообороны, направленных против бандитов, в селах Гальского района. Местные жители составляют значительную часть администрации Гальского района. В 2001 году выборы в органы местного самоуправления позволили полностью укомплектовать местное собрание из гальских жителей.

Действия грузинских формирований против мирного населения позволяют характеризовать их как терроризм.

"Терроризм" – это использование или угроза использования насилия на систематической основе для достижения политических целей. Характерной чертой терроризма является создание атмосферы страха и нестабильности. Наибольшую опасность представляет государственный терроризм.

Исходя из вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

Действия грузинских формирований по отношению к народу Абхазии характеризуются как целенаправленная террористическая политика грузинских властей, направленная на создание атмосферы страха и преследующая главную цель – срыв переговорного процесса. Однако, на мой взгляд, истоки подобных действий значительно глубже. Очевидным представляется демонстрация грузинской политической элитой иррациональности мышления, так как подобными действиями, что подтверждается многочисленными примерами мировой истории, практически исключается достижение декларируемых (экспортная продукция) политических целей – мирное урегулирование грузино-абхазского противостояния. С большой долей вероятности можно предположить, что объяснение таких действий грузинского руководства следует искать в определении государственной идеологии Грузии, которая, по многочисленным свидетельствам исследователей, не претерпела по отношению к Республике Абхазия после окончания грузино-абхазской войны существенных изменений.

Террористическая война будет продолжаться до тех пор, пока Международное сообщество не примет решительных мер в отношении Грузии, избравшей терроризм одним из главных инструментов в своей политике по отношению к Абхазии. А до тех пор будут продолжать гибнуть мирные жители республики (по состоянию на ноябрь 2002 года, погибло более трех сот гражданских лиц).

События 11-го сентября в США, оказав существенное влияние на новую геополитическую расстановку сил в мире, отразились и на ситуации в грузино-абхазских отношениях. До сентября 2001 года, грузинское руководство, декларирую свое желание разрешать грузино-абхазские противоречия без применения силы, основной акцент продолжало делать на акции террористических формирований. 18 марта в зоне грузино-абхазского конфликта, грузинским террористическим формированием совершено нападение на российских миротворцев из состава КСПМ СНГ. В этой связи МИД РФ сделал Заявление. Незадолго до начала заседания грузино-абхазского Координационного совета, намеченного на 17 июля 2001 года в Тбилиси, грузинская террористическая группа, проникнув на территорию Абхазии с территории подконтрольной грузинским властям, совершила нападение на мирных жителей, убив четырех и захватив шестерых из них в качестве заложников. Абхазская сторона отказалась от участия в запланированном заседании КС, МИД России отреагировал Сообщением для печати. 22.08.2001 г. Премьер-министр Республики Абхазия А.Джергения обратился к Генеральному Секретарю Организации Объединенных Наций. 23.08.2001 г. МИД Республики Абхазия выступил с Заявлением.

28 сентября 2001 года, на 4385-ой встрече, Совет Безопасности принял Резолюцию 1373 (2001), в которой СБ ООН подтвердил принципы установленные Генеральной Ассамблеей в ее декларации в октябре 1970 года и вновь подтвержденные СБ в его резолюции от 13 августа 1998 года, «а именно, что каждое Государство обязано воздерживаться от организации, подстрекания, содействия или участия в террористических актах в другом Государстве или давать согласие на организацию подобных актов на своей территории». Помимо «местных» террористических формирований, на территории Грузии базируется определенная часть членов радикальных вооруженных группировок, большей частью из Чечни. Их нахождение на грузинской территории и последующее проникновение на территорию Чечни, является одним из «сложных» моментов в российско-грузинских отношениях. С июля 2001 года отмечается участие чеченских боевиков, совместно с грузинскими террористами в операциях организуемых грузинскими спецслужбами на территории Абхазии. За месяц до начала столкновений в Кодорском ущелье, по разведданным абхазской стороны, началась концентрация войск в верхней части ущелья.

27 августа Премьер-министр Республики Абхазия А. Джергения дал пресс-конференцию для абхазских и российских журналистов (о ситуации в зоне грузино-абхазского конфликта). По словам А. Джергения «лишь личный контроль со стороны президента Грузии и его личное участие в этом деле сыграли решающую роль в стабилизации ситуации. Из разговоров с ним стало ясно, что президент Грузии выступает за мирное решение проблемы» . Дав заверения представителю абхазской стороны, в том, что он не допустит каких либо силовых действий в отношении абхазской стороны, глава Грузии через месяц отбыл в США, где выступил в Гарвардском университете 3 октября 2001 года. В связи с этим выступлением МИД РФ сделал сообщение для печати, в котором отмечал, что «призывы российской стороны к Тбилиси о необходимости эффективного сотрудничества в борьбе с международным терроризмом подавались в лекции как чуть ли не планы «переноса военных действий на территорию Грузии и грубое давление на ее руководство» с целью изменения «независимого внешнеполитического курса» Тбилиси. Утверждалось, что Россия предъявляет Грузии «совершенно абсурдные обвинения». При этом прорвавшихся из Чечни в Грузию вооруженных террористов, которые сейчас хозяйничают в Панкисском и Кодорском ущельях, Президент Грузии назвал «тяжело ранеными бойцами» .

4 октября 2001 года началось вторжение грузинских и чеченских боевиков с верхней части Кодорского ущелья в Абхазию. Если постараться определить причину таких действий грузинского президента, то, на мой взгляд, они традиционны, та же, многократно повторяющаяся «игра» на противоречиях между Россией и США. По имеющейся у абхазской стороны информации, вторгнувшиеся в Абхазию боевики, являлись авангардом грузинской армии вторжения. Из обращения Э.Шеварднадзе: «Как обстоят дела сегодня? Сегодня все международное сообщество с нами. Сегодня мы ближе к победе, чем когда либо» . Эти слова прозвучали после того, как грузинским авангардом был сбит вертолет Миссии ООН. И, как и прежде, ответственность возлагается на обе стороны: «варварский акт, при котором был сбит вертолет ООН с безоружными военными наблюдателями на борту, к сожалению, обозначил новую фазу в ухудшении конфликта. Игнорируя, продолжающуюся значимую работу в рамках Женевского мирного процесса, грузинская и абхазская стороны вместе несут ответственность за данную ситуацию, которая создала условия, при которых стало возможным совершить столь зверский акт» . Накануне вторжения террористов в Абхазию, Специальный представитель Генерального секретаря ООН Дитер Боден, подтверждая факт присутствия на территории Абхазии вооруженных лиц, тем не менее, заявил, что распространенные в последнее время сообщения об ожидаемых столкновениях в Абхазии «искусственно раздуты с целью спекуляции» .

«После событий 11 сентября в США, Грузия, использовавшая чеченских и грузинских боевиков в операции против Абхазии, оказалась в сложном положении. Захват абхазских сел Георгиевское и Наа, убийства мирных жителей, участие в боях чеченских, грузинских боевиков и арабских военспецов, ставивших перед собой цели дестабилизации обстановки в Абхазии и проведения террористических актов на территории России, показало, что Грузия поддерживала, вооружала и использовала в своих целях тех, кто после событий 11 сентября безоговорочно попадают под определение «международные террористы».

В условиях грузинского вторжения, абхазская дипломатия предпринимала усилия направленные на информирование мирового сообщества о складывающейся ситуации, призывая ООН, ОБСЕ, страны входящие в «Группу Друзей Генерального Секретаря ООН» не допустить перерастания боевых столкновений в полномасштабную войну, дать оценку поддержке Грузией международного терроризма.

«В последнее время абхазская дипломатия проявляла чудеса «искусства возможного» и сумела доказать не только России, но и мировому сообществу, по крайней мере в лице спецпредставителя генсека ООН Ливиу Бота, что грузинские власти, мягко говоря, кривят душой, высказываясь по поводу терроризма» . В связи с грузинским вторжением в Абхазию, у наблюдающих за развитием ситуации за пределами республики, возник вопрос, будет ли обращаться Республики Абхазия за военной помощью к России? Сама постановка вопроса стала возможной еще и в результате активной деятельности абхазской дипломатии. «9 октября. Глава МИД Абхазии С. Шамба сказал в интервью грузинскому информагентству Прайм-Ньюс, что Абхазия не нуждается на данном этапе в военной помощи России. Абхазская армия в силах оказать сопротивление противнику. «Абхазии предложили военную помощь Конфедерация северокавказских народов и казаки, которые во время боевых действий 1992-1993 годов сражались на стороне абхазов» .

Представляется, что плацдарм для осуществления провокации, был выбран грузинским руководством не случайно. В течении практически всех послевоенных лет абхазская сторона и сванское население так называемой «Абхазской Сванетии» (верхняя часть Кодорского ущелья Абхазии) придерживались «джентльменского соглашения». Абхазская сторона, несмотря на активное участие сванов в грузино-абхазской войне на стороне Госсовета, особенно в репрессиях по отношению к мирному населению на оккупированных территориях, не предпринимала попыток по восстановлению административного и военного контроля на этой части Абхазии. Сванское население воздерживалось от проведения диверсионных и террористических актов против Абхазии. Представителями абхазской стороны озвучивалось предложение, в перспективе, предоставить сванам возможность выхода на рынки Абхазии. Таким образом, намечались пути мирной интеграции. Представляется, что, избрав территорию «Абхазской Сванетии» для вторжения, грузинские власти рассчитывали на «ответный ход» абхазской стороны, что дало бы возможность для обвинения в «уничтожении мирного сванского населения» и повод к войне. Не добившись поставленных целей, грузинское руководство ввело в верхнюю часть Кодорского ущелья регулярные воинские подразделения (официальная версия – защита местного населения) и стало активно вооружать это же население и формировать из него боевые отряды («Охотник»), не предусмотренные конституцией Грузии.

Абхазская сторона расценила ввод грузинских войск в верхнюю часть Кодорского ущелья как грубейшее нарушение Московского соглашения о прекращении огня и разъединении сил от 14 мая 1994 года.

Грузинская сторона не считает свои действия нарушением Соглашения, мотивируя их тем, что в ущелье введены не «войска», а пограничники. Однако интерес к этому участку границы грузинские власти проявили лишь после событий октября 2001 года, кроме этого, необходимо показать, что в тексте Соглашения подразумевалось под словом «войска», учитывая, что языком документа был русский, и подписывалось Соглашение в Москве:

«Войско, - а, мн.ч. войска, войск, - ам, ср. (обычно мн.ч.). Совокупность вооруженных сил государства или часть их. Регулярные войска. Сухопутные войска. Пограничные войска. Оккупационные войска…»

«Войска, собирательное название воинских частей, соединений и объединений в видах ВС, кроме ВВС и ВМФ. В СССР термин «В.» применяется также в названиях составных частей ВС (Ракетные войска стратегического назначения, Сухопутные войска, войска ПВО, Пограничные войска, Внутренние войска и др.), родов войск (мотострелковые войска, танковые войска и др.), спец. Войска (войска связи, инж. Войска и др.), а также как обобщающее наименование сил и средств опер. И тер. объединений (В. фронта, В. воен. округа и др.).

Пограничные войска (погранохрана, погран. стража), предназначены для охраны сухопут., мор. И реч. (озер.) границ государства.

Абхазская сторона расценивает нахождение грузинских регулярных и иррегулярных формирований в верхней части Кодорского ущелья как действия, направленные на удержание важного в стратегическом плане плацдарма. С этой территории, при «благоприятном» для Грузии стечении обстоятельств, возможно осуществление вторжения на абхазскую территорию. Подобные действия грузинского руководства, несмотря на готовность абхазской стороны предоставить гарантии безопасности для сванского населения, очередной раз поставили под угрозу хрупкий мир. Так как абхазская сторона, в свою очередь, была вынуждена перебросить в Кодорское ущелье дополнительные подразделения вооруженных сил и резервистов.

Институты гражданского общества в грузино-абхазском урегулировании

В данном параграфе рассматриваются неофициальные дипломатические контакты между представителями грузинского и абхазского обществ после окончания грузино-абхазской войны. Отличие данного периода неофициальных контактов от предвоенного, значительно. Так как послевоенные контакты инициируются западными международными организациями. И, естественно, изменилась внутри- и внешнеполитическая ситуация в Абхазии и в регионе в целом. Цели и задачи грузино-абхазских контактов Калифорнийский Университет определил как: «1)Содействие конструктивному диалогу и сотрудничеству между гражданами обеих сторон грузино-абхазского конфликта. 2) Внесение вклада в теорию конфликтологии путем использования методологий позволяющих прослеживать влияние неофициальной дипломатии на участников этого конфликта. 3) Распространение результатов проекта, как в регионе, так и среди международных организаций и специалистов занимающихся разрешением конфликтов» .

Отстаивание национальных интересов абхазскими переговорщиками в процессе урегулирования конфликта, породило стремление Запада создать «параллельный переговорный процесс», сделав ставку на неправительственный сектор Абхазии. Вместе с тем, в абхазском обществе западные инициативы вызывают неоднозначные оценки. Опасения подобного рода не связаны с дилеммой: необходимо или нет гражданское общество в Абхазии. В предвоенный период все негрузинские общественно-политические организации в Абхазии выступали с требованием защиты прав и свобод всего населения республики, активно поддерживая демократические процессы на территории бывшего СССР. Подтверждением чему служит сложившееся в период национально-освободительного движения определение – граждане Республики Абхазия, народ Абхазии. Принятием Конституции Республики Абхазия в 1994 году, определен курс на построение демократического правового государства. В Абхазии, в силу сложившихся исторических условий, общественный интерес доминировал над государственным, однако в понимании национальных интересов в кризисных для государства ситуациях – достигался разумный баланс между непосредственно государственными и общественными потребностями. Естественно, привлекательными выглядят достижения западной цивилизации: законодательно закрепленные и гарантированные права и свободы человека, гражданское общество, рыночный тип хозяйствования, многочисленные социальные инициативы во всех сферах жизнедеятельности и многое другое. Однако восприятие Запада в Абхазии во многом определяется позицией занятой посредниками в грузино-абхазском урегулировании, что обусловлено предпринимаемыми ими попытками применить при урегулировании этнополитического конфликта большевистский метод деления наций на титульные и второсортные. Все это происходит в условиях приоритетного для Абхазии направления – обеспечения безопасности государства. Без достижения которой, невозможно добиться реализации других целей. В условиях постоянной угрозы возобновлением Грузией военных действий против Абхазии, настойчивое желание международных организаций активизировать грузино-абхазские контакты по линии НПО, можно расценить как попытку создания общего «поля», что может привести к постепенному «привыканию» населения республики к модели единого государства («план Бодена»). То, что приоритетным направлением в деятельности международных организаций были и остаются меры, направленные на активизацию контактов между неправительственными организациями Грузии и Абхазии, подтверждается и определенной направленностью гуманитарных проектов, осуществляемых в Абхазии рядом международных организаций. 5 ноября 2002 года клуб НПО Абхазии посетил представитель британского «Фонда по предотвращению конфликтов» Энтони Вокс. Представители абхазских НПО ответили на вопросы гостя о проблемах третьего сектора: «Также было рассказано о дискриминации: грантодатели в большинстве своем поддерживают только проекты идущие параллельно с Грузией, игнорируя, например проекты, направленные на улучшение экономического положения Абхазии, развитие малого бизнеса» .

Примером того, как можно использовать «неправительственные» организации при достижении внешнеполитических задач может служить следующее. 23 октября датировано письмо Президента Республики Абхазия В. Ардзинба Генеральному Секретарю ООН К. Аннану. В письме содержалась просьба привлечь Грузию к ответственности за поддержку международного терроризма и, в том числе приводились факты расстрела мирных граждан Республики Абхазия террористами в октябре 2001 года. 27 октября от имени генерального секретаря ООН, Президенту Республики Абхазия ответил Специальный представитель Генерального секретаря ООН Д. Боден. В письме представителя, одной из причин «обострения ситуации в зоне Кодорского ущелья», названа неготовность абхазской стороны рассмотреть документ, «о распределении полномочий между Тбилиси и Сухуми», а также содержится вот такой абзац: «Что же касается других фактов, упомянутых в Вашем письме, в частности, о расстреле 14 мирных граждан, хочу отметить следующее. Комиссия «Кавказского форума» во главе с господином Александром Искандеряном, недавно посетившая Абхазию, была в селе Наа и установила, что никто из местных жителей не пострадал, за исключением одной легко раненой женщины» . И хотя в письме представителя не приводятся сведения из доклада «События в Кодорском ущелье. Октябрь, 2001 года» , представителей Кавказского форума, о зверствах террористов в горных абхазских селах, показательна ссылка на НПО.

Отметим ряд инициатив принадлежащих в первую очередь зарубежным – европейским и американским неправительственным центрам в контексте грузино-абхазского урегулирования. Так по инициативе британской организации «Международная тревога» (International Alert), в июне1996 года в Москве состоялась первая грузино-абхазская встреча на неправительственном уровне. В январе – феврале 1997 года Бергховским Исследовательским Центром по конструктивному урегулированию конфликта (Берлин), Австрийским Исследовательским Центром «За мир и разрешение конфликтов» (Штадшляйнинг, Австрия) и «добровольцами ООН» (UNV) была организована встреча абхазских и грузинских представителей на неправительственном уровне с участием международных экспертов из Германии и Великобритании. В дальнейшем этот процесс стал постоянно действующим и в нем регулярно принимают участие сотрудники МИД Республики Абхазия. Еще один проект «Построение доверия между грузинским и абхазским гражданским обществами с участием Кавказского форума неправительственных организаций» стал возможным, при равноправном участии «Международной тревоги» (Англия), Фонда «Гражданская инициатива и человек будущего» (Абхазия, Сухум) и Совета (Грузия). В этом проекте, по инициативе абхазской НПО, формат участников был расширен включением в его состав Кавказского форума. С 1997 года берет свое начало еще один проект грузино-абхазского диалога на неофициальном уровне: «Пути построения мира – исследование роли народной дипломатии в урегулировании грузино-абхазского конфликта», организованный Калифорнийским Университетом (Ирвайн) и финансируемого Фондом Уильяма и Флоры Хьюлит. В течении четырех последних лет в этом проекте приняли участие десятки людей. Издано девять сборников. Несмотря на то, что рамки работы не позволяют проанализировать их содержание, эти сборники, несомненно, привлекают внимание не только интересующихся проблемами конфликтологии, но и тех, кто профессионально занимается проблемами урегулирования.

Основным вопросом при написании данного раздела является вопрос: какую роль играет (и играет ли вообще) неофициальная дипломатия в грузино-абхазском урегулировании. И что можно использовать из опыта неофициальных контактов, официальными участниками переговорного процесса.

Роль неофициальной дипломатии в вопросе урегулирования грузино-абхазского конфликта достаточно скептически оценивается самими участниками: «Анализ результатов этих первых исследований свидетельствует о том, что неофициальная дипломатия оказала огромное влияние на всех участников, вызвав значительные личные трансформации, но не оказала ощутимого влияния на общественное мнение» .

Очевидна прямая связь между инициативой Организации Объединенных Наций, согласно которой абхазской стороне предлагается строить свои отношения с Грузией на основе документа «Основные принципы разграничения полномочий между Тбилиси и Сухуми» и направлением процесса неофициального миротворчества. Официальный переговорный процесс исходит из итогов референдума 1999 г. и провозглашения Акта о государственной независимости, т.е. вопрос политического статуса на переговорах абхазской стороной не обсуждается. «Народно-дипломатический» процесс сосредоточен на поиске возможностей построения моделей общего государства, взаимоприемлемого компромисса, возможностях влияния на общественное мнение в Грузии. Причина, на мой взгляд, заключается в следующем:

  • Трудноразрешимость грузино-абхазского конфликта, даже в сравнении с кавказскими конфликтами (этнополитический конфликт и конфликт идентичностей). При периодически повторяющихся попытках Грузии использовать силовые методы против Абхазии.
  • Нахождение в эмбриональной стадии структур гражданского общества в Грузии и Абхазии.
  • Определенная направленность международных организаций, инициирующих неофициальный переговорный процесс (Итог – восстановление территориальной целостности Грузии. Форма государственного устройства – федеративные отношения, «широчайшая автономия»).

Для официального переговорного процесса интерес представляют исследования, проводимые абхазскими неправительственными организациями, ставящие перед собой цель адекватно оценить и индетифицировать конфликт. Примером может служить исследование Л. Тания «Общественное мнение и грузино-абхазский миротворческий процесс» осуществленное в рамках вышеупомянутого проекта «Построение доверия…». Так, из общего массива (включая грузинское население Галского района Республики Абхазия), большинство опрошенных называет политические условия примирения, а именно – признание Грузией независимости Абхазии. Показательно, что грузины из общего массива, предпочитающие модель равносубъектного союзного государства, в качестве условий примирения также называют признание независимости Абхазии со стороны Грузии .

Перспективы грузино-абхазского урегулирования

Урегулирование грузино-абхазского конфликта продолжает оставаться одним из приоритетных направлений внешней политики Республики Абхазия. Документы, подписанные в 1993-1994 годах сторонами под эгидой ООН, при содействии Российской Федерации и участии ОБСЕ обозначили контуры возможных мирных договоренностей. Усилиями сторон, при участии посредников были достигнуты ряд соглашений, среди которых, отказ от применения силы и угрозы применения силы друг против друга, размещение миротворческого контингента, поэтапное возвращение беженцев и в которых была выражена заинтересованность в создании международной комиссии по оказанию содействия экономическому восстановлению в Абхазии. Данное положение о восстановлении экономики Абхазии, согласно которому первым этапом такого восстановления должен быть поставлен вопрос в переговорном процессе о выплате Грузией Республике Абхазия компенсации за причиненный ущерб (по оценкам абхазских экономистов - составляет 11. 300 млн. долл.) не является одной из тем обсуждения в ходе грузино-абхазского переговорного процесса, что затрудняет поиск путей разрешения противостояния. Не получила продолжения тема ответственности Грузии за геноцид и военные преступления.

Исследование очередной раз показало, что обсуждение проблемы урегулирования при использовании дефиниций: «сепаратизм», «восстановление территориальной целостности Грузии», «разграничение конституционных полномочий между Тбилиси и Сухуми», невозможно считать плодотворным и что при таком подходе нельзя надеется на достижение положительных результатов. Так же не способствует процессу урегулирования противостояние Запада и России в регионе Кавказа и, как следствие, предпринимаемые западными странами, Организацией Объединенных Наций действия, направленные на поддержку Грузии, что приводит к консервации конфликта, а не к его разрешению. Противостояние крупнейших мировых и региональных держав в данное время отражается и на практической реализации идеи развития регионального сотрудничества. В этой связи предложение о придании Абхазии статуса «буферного государства» (Л. Тания) можно считать теоретическим. Так как нет оснований считать, что противоборствующие державы признают предполагаемой границей своих несовпадающих интересов Абхазию.

Полноценное урегулирование грузино-абхазского противостояния может наступить при условии международного признания права Абхазии на восстановление своего государства. Все остальные теоретические проекты, не учитывающие основной интерес Абхазии – построение независимого государства, в том числе ориентированные на «экономическое развитие региона», сближение позиций сторон на основе «взаимовыгодной экономики», не могут являться условием полноценного урегулирования конфликта. И могут рассматриваться, наряду с военной составляющей, элементами системы, направленной на ликвидацию абхазской государственности и оккупацию Абхазии Грузией».

Показать источник
Автор: Студеникин Александр, помощник Вице-президента Республики Абхазия
Просмотров: 1913

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Сен >
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама