Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Выступления Президента - 2003 год
Отправить другу

Глава государства отвечает на актуальные вопросы белорусско-российских отношений

Часть 1. Вступительное слово
СТЕНОГРАММА
пресс–конференции Президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко "Час с Президентом"
24 октября 2003 г., зал "Республика"

Лукашенко А.Г. Уважаемые товарищи! Прежде всего хочу объяснить, почему наш разговор ограничен одной конкретной темой. Думаю, вы со мной согласитесь, что вопросы белорусско–российских отношений, как никакая другая внешнеполитическая тема, интересуют и белорусов, и россиян, и очень многих людей во всем мире. Не скрою, мы много думали над тем, стоит ли идти на такой масштабный и откровенный разговор. И пришли к выводу, что он будет полезен всем нам. Граждане наших стран должны получить полную информацию о том, что на самом деле происходит в Союзе Беларуси и России, нашем Союзном государстве, каково его будущее.

Любой заинтересованный человек, в какой бы стране он ни находился, может присоединиться к разговору, поскольку идет интернет–вещание в режиме реального времени. Я отвечу на все вопросы, которые волнуют людей, и постараюсь пояснить ситуацию, которая складывается. Эти вопросы известны и мне, они известны вам.

Готовясь к сегодняшнему мероприятию, я поручил Администрации Президента подготовить графики, которые позволят наглядно показать нашу позицию по тем или иным проблемам. Мы имеем графики по некоторым вопросам, которые поступили к нам и являются ключевыми.

Что касается меня, то с моей стороны будет предельно честный и откровенный разговор, как всегда. От вас же я буду ожидать только одного — также честно, объективно довести до общества то, что услышите здесь. Наверное, уже хватит кривотолков, лжи, потому что тема очень важная для наших судеб, судеб наших народов — России, Беларуси, да и других народов. Люди не должны получать информацию из каких–то анонимных источников, как это произошло после последнего заседания Высшего Госсовета. Хотя эти анонимные источники, наверное, известны и вам, тем более, они известны и нам.

В этом, наверное, есть и моя вина: так случилось после последнего заседания Высшего Госсовета, что мы не довели до общественности то, что происходило за закрытыми дверями. А там, где двери закрываются, там всегда появляются недомолвки, недоговоренности, ошибки и предвзятое вранье. Не надо закрывать двери. Но поверьте, не мы были инициаторами закрытия этих дверей. Поэтому, думаю, будет правильным проинформировать вас об итогах Высшего Государственного Совета Союзного государства, которое прошло в Москве в середине этого месяца.

Еще накануне я сказал, что это заседание не будет формальным. Так оно и было, как бы кому–то ни хотелось утверждать обратное. Мы впервые вынесли на заседание высшего органа Союзного государства те вопросы, которые до этого решались обсуждать только президенты опять же за закрытыми дверями в формате “один на один“.

Да, это был непростой, но исключительно честный и открытый разговор. Точнее будет сказать, откровенный, потому что разговор все–таки носил закрытый характер. Но мы настаивали на том, чтобы все проблемы обсуждались полным составом госсовета, а не кулуарно. Поэтому белорусская сторона поддержала предложенный Постоянным комитетом проект повестки дня, в которую были включены вопросы и Конституционного Акта, и Соглашения о единой валюте. Думаю, настал тот момент, когда мы должны честно друг другу сказать, на что готовы пойти в союзном строительстве, на что будем в перспективе готовы пойти и на что мы вообще никогда не пойдем. И так ситуация сложилась не только в силу каких–то субъективных причин.

К сожалению, российская сторона эти предложения не поддержала, мотивируя нежеланием будоражить общественное мнение, понятно, в канун известных политических событий.

Впрочем, нельзя говорить о российской стороне в целом. К слову, Геннадий Николаевич Селезнев как сопредседатель совместной белорусско–российской рабочей группы по подготовке проекта Конституционного Акта настаивал (и причем очень жестко настаивал) на включении в повестку дня вопроса о Конституционном Акте.

Кстати, этот проект, который Селезнев и Попов (сопредседатель с белорусской стороны) докладывали нам на закрытой части заседании, был единогласно одобрен совместной Комиссией по выработке Конституционного Акта и вынесен на рассмотрение Высшего Государственного Совета.

Тем не менее, пусть и вне повестки дня, мы обсудили самые острые вопросы Союзного строительства. То есть проект Конституционного Акта и проект Соглашения о единой валюте, который также не был включен в повестку дня по инициативе, просьбе, настоянию российской стороны. И мы решили в полном составе, всем Высшим Госсоветом, обсудить его вне повестки дня, что и сделали после перерыва.

Многие журналисты, которые, я смотрю, здесь присутствуют, тогда были в Кремле. Надо сказать, и это будет правдой, что благодаря членам Высшего Государственного Совета российской стороны и прежде всего благодаря Президенту России разговор получился очень полезным и открытым.

Позиция Беларуси всегда была последовательной и абсолютно прозрачной: мы за равноправный союз, каждый участник которого является суверенным государством. Беларусь была, есть и останется таким государством. Иного не будет, потому что этого вообще не может быть. Поэтому и не будет. И когда идут разговоры о нашем будущем, о том: быть России государством и особенно быть ли Беларуси государством, ответ очевиден — конечно же, быть.

Быть, потому что, повторюсь, вопрос вообще так стоять не может. Надо отдать должное, российское руководство признает и уважительно относится к к такой позиции Беларуси. Об этом прямо заявил Президент России. Конечно, во многом наши мнения расходятся.

Принятие Конституционного Акта предусмотрено Союзным договором. Это даже сегодня не обсуждается — принятие Конституционного Акта — стоит принимать его или нет. Другой вопрос, каким быть этому Конституционному Акту? Поясняю: мы все (особенно это со своей стороны подчеркивает Российская Федерация) являемся демократическими государствами, которые уважают закон, международные договоры. Российское руководство это особо констатирует. И подписанные договоры сегодня действуют.

Помните, как мы шли по этому пути, начиная от Соглашения о Союзе? Еще с Борисом Николаевичем Ельциным мы подписали накануне его ухода с президентского поста Договор о Союзном государстве. А ратифицировали и обменивались ратификационными грамотами в Кремле мы уже с новым Президентом России. И я слово в слово это напомнил Владимиру Владимировичу Путину.

То есть новое руководство России приняло тот Договор, который был подписан. Более того, практически все, в том числе и нынешний Президент (он тогда был Премьером) участвовали в создании этого Договора. Но нам сегодня россияне говорят: ”Вы посмотрите, что в этом Договоре? Если его принять, то Россия, да и Беларусь чуть ли не теряют свой суверенитет, потому что здесь же будет равноправный подход“. На что я всегда заявлял о том: России–то чего бояться? Слон Моськи боится? Не надо бояться. Где мы тут суверенитет теряем?

То есть налицо попытка отойти от тех положений Договора, которые были выработаны, выстраданы и лишь затем положены на бумагу, и которые получили в наших государствах силу Закона. Они, те, кто так говорит, хотят ослабить Договор. На что я категорически пойти не могу.

Я уже говорил об этом, потому что я инициировал эти процессы в свое время. И потому, что это выгодно для нас, белорусов и россиян. И потому, что мы на референдум поставили этот вопрос, и наши белорусы ответили четко на этот вопрос. У меня полная правовая база в таком направлении действовать. Я не могу отойти от того Договора, который мы сегодня имеем, или его ослабить. Правда и то, что он наполовину только выполняется.

Тогда было предложено: давайте выработаем Конституционный Акт и сделаем его фактически слабее, чем нынешний Договор. В таком случае возникает вопрос: а зачем? Зачем нам вообще делать дурную, бестолковую, извините за грубость, работу. Зачем нам Конституционный Акт делать слабее Договора. Ну ладно, можно его сделатьтаким, но его же по Договору можно выносить на референдум. В Конституционном Акте должны быть нормы, сильные нормы, нормы выше Закона, нормы, которые в обычном Законе не прописываются, потому что Конституция — это Основной Закон. Поэтому и нормы, которые будут излагаться в проекте такой Конституции для внесения на референдум двух государств, должны соответствовать этому нормативному акту Конституции.

Это, по–моему, прописные истины не только для юристов, но и для всех нас, журналистов в том числе, и мы мотивировать, что мы не можем пойти на ослабление Договора через Конституционный Акт.

Взять хотя бы вопрос о компетенции органов Союзного государства. Мы вам предложим сейчас этот график, посмотрите на него. Беларусь выступает за то, чтобы органам Союзного государства были переданы от национальных органов, от России, Беларуси достаточно широкие полномочия, позволяющие сделать Союз эффективно работающим.

Понятно, если мы будем вести речь о функционировании общего рынка, создании единой транспортной и энергетической системы, проведении единой экономической, налоговой, валютной политики. Эти вопросы должны быть переданы в ведение наднациональных органов. В сильном Союзном государстве должны быть полноценные органы, которые принимают обязательное для двух стран решение, то есть решение прямого действия.

На чем настаивает Российская Федерация? Я уже сказал, что они не хотят передавать значительные полномочия наднациональным органам. То есть Россия не готова, руководство России не готово поделиться своими полномочиями, долей своей власти, передав их союзным органам. Или боится, или там какие–то другие причины есть, но мотивирует тем, что Россия может развалиться. Как пример, приводится ситуация с Советским Союзом.

Может быть и так, мы к этому с пониманием относимся. Когда у нас спрашивают: вы понимаете, — да, понимаем. Согласны? Мы говорим: нет, не согласны. Потому что ни Беларусь, ни Россия развалиться не смогут.

Если не наделить союзные органы полномочиями для решения задач Союзного государства, мы никогда не придем к полноценному союзу. Необходимо закрепить правовой статус союзных органов и сделать это надо в Конституции. В ней должны быть урегулированы все основополагающие вопросы функционирования Союзного государства, в том числе и по единой валюте.

Но введение единой валюты только один из элементов союзной архитектуры, и его нельзя вырывать из общего контекста. Какая единая валюта, если нет решения всех экономических вопросов?

Еще один график. Фундамент — это наш Договор о Союзе, о создании Союзного государства. В соответствии с ним необходимо наладить эффективную работу союзных органов. Не может быть свободного рынка капитала, если не будут сняты таможенные барьеры, которые по–прежнему сохранены в России. Должен быть решен вопрос о механизме взимания косвенных налогов по взаимной торговле. Поскольку сейчас Беларусь поставлена в положение хуже чем, например, Латвия. Мы торгуем с Россией, представьте, в ситуации хуже, чем Латвия с Россией.

Надо создать Единое экономическое пространство и только потом вводить единую валюту. Если нарушить последовательность укладки таких кирпичей дом рухнет еще до того, как мы его построим. Деньги — это та кровь, которая, если говорить медицинским языком, обращается или циркулирует в кровеносной системе организма. Посмотрите на нашу кровеносную систему. Там кругом тромбы.

Возьмите равные права наших граждан. Что, белорусы сегодня имеют те же права, что россияне у нас? Абсолютно нет. Поезжайте в Москву, вы это увидите. Что, сегодня нет таможенной границы на административной границе Беларуси и России? Эта таможенная граница возведена Российским государством. С нашей стороны этой границы нет. Я мог бы называть множество таких тромбов, и чтобы ввести валюту, которая бы циркулировала по этой кровеносной системе, надо срочно их убрать. Оторвутся ведь. А когда тромб отрывается, ясно, что будет.

На чем мы настаивали? Надо выполнить то, о чем мы договорились раньше. И что уже прописано в соглашениях и договорах, и что стало законами в наших государствах. Российская Федерация этого пока не сделала. Но заверила нас, что в ближайшее время они закончат все внутригосударственные процедуры и введут все договоры, которые были заключены, в полном объеме. Их (договоры) надо выполнять, а не разрушать.

Хотите пример? Пожалуйста. Мы заключили Договор, который постоянно муссируется журналистами, почему–то особенно с Российской стороны — о поставках газа. Это Договор не о бесплатной поставке газа. И это Договор не о поставках газа по минимальным внутрироссийским ценам. Это масштабный Договор о создании равных условий для субъектов хозяйствования Беларуси и России.

Мы предоставляем российским предприятиям, которые у нас работают, и российскому бизнесу полные права на территории Беларуси, те же, что и белорусам. Россияне со своей стороны нашим предприятиям, нашему бизнесу в России предоставляют такие же права, какие имеют российские предприниматели и бизнесмены у себя. Это сотни вопросов, в том числе, равная ценовая политика.

Но какая же будет равноправная политика экономическая, если, к примеру, Ждановичи — наше тепличное хозяйство — потребляет газ, к примеру, покупая его по 50 долларов, а где–то в Башкортостане (я был там просто несколько лет тому назад, и задавал вопрос о тепличном хозяйстве: ”сколько у вас стоит газ?“) по 12 долларов. Скажите, какая здесь конкуренция может быть, если мы выращиваем помидоры, огурцы на этом комбинате, оплачивая по 50 долларов за газ (а тепло это — основное для тепличного хозяйства), а там по — 12. Мы просто конкурировать не сможем на общем рынке, не говоря уже о Башкортостане или каких–то других регионах. То же самое наблюдается и в других регионах.

Поэтому мы делаем уступки, и так было в Соглашении записано, по одним направлениям, а они (россияне) делают уступки по другим направлениям, в том числе и по газу. А что произошло? Захотелось России, мы, если будет у вас желание еще вернемся к этому вопросу, участвовать в приватизации нашей газотранспортной системы. Пожалуйста, участвуйте. Но это другой вопрос. «Белтрансгаз», «Газпром», как субъекты хозяйствования Беларуси и России, садитесь за стол, ведите переговоры по цене, по условиям. Не получается, неуступчивыми оказались белорусы. Выходит Премьер России Касьянов и говорит: я не буду выполнять пункт 2 Соглашения, где говорится о предоставлении равных условий для субъектов хозяйствования. То есть то, что касается газовой сферы. Так что это за отношение между государствами? Так просто не принято разговаривать друг с другом.

И вот представьте, в этой ситуации, когда не выполняется ряд соглашений и вот таким образом действует руководство России, нам предлагают: возьмите российский рубль. Это благо для белорусов, возьмите, вы сразу в два раза богаче станете. Через запятую говорят: ”ну смотрите, если вы российский рубль не возьмете, мы вам отвернем голову“. У вас какая бы была реакция? Даже если бы вы другой информацией не обладали. Вы бы подумали и сказали, смотрите, как они нас резко хотят осчастливить. Дают нам счастье, но не берет другая сторона. Ну и хорошо, баба с воза — коню легче. Есть такая поговорка у россиян и белорусов. Нет, начинают продавливать. Зачем?

Я прямо на этом заседании, на этой закрытой части сказал, не хочет ли Россия намертво привязать Беларусь к себе? Не хочет ли она, как у нас некоторые руководители говорят, зацепить нас на крючок и (рыбаки, наверное, знают, как это делается) в нужный момент нас подтягивают, но если будет очень трудно, отпускать. Пока эта рыба не устанет. Потом выбросят на берег.

Скажите, у вас не было бы таких опасений? У меня они есть. Я уже говорил об этом доме, о том, что мы его начинаем стоить с крыши, мы видим этот график и дом, который развалится, все это понятно. Есть и другие вопросы, более существенные. Мы не против того, чтобы российский рубль с 2005 года был единой валютой на нашем пространстве, выполнял роль валюты в Беларуси и России до 2008 года, когда мы новую валюту выработаем, как это в Договоре записано. Мы не против, но нам нужны гарантии, чтобы не получилось так, чтобы мы, как я уже говорил, когда нам кран этот денежный перекроют, мы не поползли куда–то на Монетный двор или к Кремлю и не щелкали зубами, выпрашивая, выманивая свое.

Поэтому нам нужны и политические, и дипломатические, и внешнеполитические, и военно–политические гарантии. И они должны быть закреплены. Это международная норма, практика — закреплять гарантии в Конституции. Поэтому мы говорим, давайте поступим, как записано в Договоре, мы уже время потеряли, просрочили сроки, которые указаны в Договоре, извините за тавтологию. Давайте Конституционным Актом отработаем, нашими комиссиями, которые мы утвердили с Владимиром Владимировичем Путиным, внесем, проведем процедуру, внесем на референдум, утвердим Конституцию, как часть Договора. И будем это делать цивилизованно.

Нам часто говорят так: вот Лукашенко против и если вот не хочет так, давайте сделаем, как в Евросоюзе. Первое и главное: мы ведь строим союзное государство, а не союз, например, по типу Европейского Союза. Там же нет единого государства, в Европейском Союзе. Хотя они, фактически, дальше нас продвинулись. Они о границах не спорят, у них единое оборонительное пространство, у них уже единая валюта есть, дипломатия у них координируется. Журналисты, особенно оппозиционные, которые здесь присутствуют, знают, как это делается. Но мы же договорились строить союзное го–су–дар–ство. И этим оно уже, названием своим, отличается от Европейского Союза.

Поэтому, создавая наднациональные органы, надо больше передавать им полномочий и функций. Мы ведь об этом договорились. Но это не выполняется, потому что сегодня россияне, руководство России, увидело, что наднациональные органы — это опасно для России, а передавать им даже, этим органам, те функции, которые прописаны в Договоре, еще опаснее. Я еще раз подчеркиваю: мы понимаем такую позицию российского руководства. Понимаем. Но мы с ней не согласны. Почему? Потому что процесс объединения Беларуси с Россией, если бы он пошел, он был бы хорошим положительным фактором для самой России, внутри России.

Здесь другое. И вы знаете, что это такое, почему это препятствие создано и что это за препятствие. И знаете тех людей в России, которые сегодня чинят эти препятствия. Можно много рассуждать о Конституционном Акте и введении единой денежной единицы. Но при этом, когда мы говорим о валюте, не надо забывать, что это элемент государственности, это элемент независимости, важнейший элемент. Поэтому, вводя валюту другой страны, чужую валюту, Беларусь должна иметь га–ран–тии. Еще раз подчеркиваю — как экономические, так и политические, чтобы не дестабилизировать, не разрушить ту ситуацию, обстановку, которая сложилась у нас в стране. Она очень хрупкая.

Нам часто говорят, и Владимир Владимирович об этом говорил мне в Сочи: ну что, ну если мы вас обманываем в очередной раз, вы вернетесь к своей валюте. Я говорю: мы уже один раз вернулись после распада Советского Союза, остались не только без штанов. И до сих пор еще кувыркаемся. Что мы потеряли, мы об этом тоже сегодня поговорим. И я вам покажу на цифрах, что мы потеряли, чтобы вас окончательно убедить, что Беларусь не является нахлебником России и на сегодняшний день не должна России ни копейки. Скорее наоборот. Если цивилизованно обсуждать эти проблемы и исходить из фактов.

Я в заключение своего выступления хочу сказать, что Беларусь по нашей Конституции может вступать в любые союзы. Так и будет, если они будут соответствовать нашим интересам. И если они будут приемлемы нашим партнерам по переговорам. Но Беларусь была и будет государством, союзным государством с Россией. И на последнем заседании Высшего Государственного Совета и Беларусь, и Россия подтвердили свою полную приверженность Союзному договору. Вы можете спросить: ну а к чему пришли в результате всех этих споров, жестких разговоров? Мы пришли к тому, что если Россия будет ”продавливать“ только союзную валюту, Соглашение (что это такое, я вам рассказал), в Беларуси будут настаивать, и правильно настаивать, на том, что вытекает из Договора, на Конституционном Акте, на усилении нашего Союза.

Россия занимает негативную позицию в этом вопросе. Если так, то мы вообще можем разрушить наш Союз и ни к чему не придем, ни о чем не договоримся. Поэтому пришли к выводу — вот наступил момент, когда мы остановились и не можем сделать шаг вперед. Даже небольшой шаг. Я предложил: давайте не будем разрушать на радость тех, кто у нас сидел за спиной. Там тоже такие сидели деятели, которым бы хотелось все разрушить и порушить. Давайте не будем разрушать. Давайте остановимся на том уровне, и будем работать в рамках того Договора, который сегодня существует. Он неплохой договор, хороший договор. Это Закон в России и Беларуси, давайте выполнять этот Закон. И на этом мы остановились. Это был итог этого горячего вечернего обсуждения этих двух проблем.

Как видите, я честно сказал, мы вперед не продвинулись, но мы и не сделаем ни одного шага назад. Мы договорились, что мы будем продолжать переговоры по всем конкретным вопросам и будем работать над Конституционным Актом, который обсудим вначале февраля, в первой декаде февраля будущего года.

Вот все то, что я хотел сказать во вступлении, может быть, останавливаясь больше на заседании последнего Высшего Государственного Совета, ход которого не был озвучен.

Многие могут заметить: “Вот договорились провести Высший Госсовет, не будоражить общественное мнение, а Лукашенко в основном процентов на 75–80 рассказал о том, о чем там говорилось”. Я это сделал после того, как ”некие анонимные“ (беру в кавычки) источники из Кремля начали вброс в средства массовой информации заведомо ложных фактов и начали дезинформировать население. В этой ситуации я просто вынужден был сказать, о чем шел разговор и примерно очень аккуратно, о тех позициях, которых придерживаются две стороны Беларуси и России.

Пожалуйста, ваши вопросы.

Часть 2
Петкевич Н.В. Пожалуйста, коллеги, вопросы. Валерий Радуцкий, «Столичное телевидение», пожалуйста.

Радуцкий В.А. Александр Григорьевич, вот не успели Вы еще прилететь в Минск после заседания Высшего Госсовета и, как Вы уже сказали, вот этот анонимный источник тут же охарактеризовал ситуацию в Союзе, как патовую. Согласно шахматной терминологии, насколько я знаю, пат это вроде как и ничья, и в то же время как бы ходов больше нет. На Ваш взгляд, что это за патовая ситуация и как из нее выходить? Спасибо.

Лукашенко А.Г. Да, я прочитал несколько раз эту информацию, ”ИТАР–ТАСС“, по–моему, передавал? ” Наверно из Москвы, из офиса агенства шла эта информация. Пресс–служба мне сразу же, как это на ленте появилось, доложила.

Знаете, я не успел прилететь в Москву, по–моему даже еще в самолете находился, как НТВ транслирует передачу какую–то, явно не НТВэшный материал, явно он был сброшен из Администрации российского Президента. Мол, сегодня состоится Высший Госсовет, но, чуть ли не по вине Лукашенко вопрос соглашения о союзной валюте и ее введении будет обсуждаться за рамками Высшего Госсовета.

Я говорю Путину: ”Владимир Владимирович, мы же так не договаривались. Мы же вообще договорились, что мы честно дадим информацию по работе Высшего Государственного Совета и о планах Высшего государственного Совета. Я — Председатель Высшего Госсовета, вот меня ставят перед фактом: я еще с самолета не сошел, а уже получаю эту информацию. Ведь мы договорились, что за рамками Высшего Госсовета мы обсудим проект Конституционного Акта и Соглашения о валюте“. Говорю, нас прессовали, вы видели, несколько месяцев или несколько дней до этого Высшего Госсовета все по одному направлению: вот мы хотим осчастливить Беларусь, вводя единую валюту, а Лукашенко не хочет. И в этом духе продолжили. Что вот состоится Высший Госсовет, вот мы опять предлагаем счастье белорусскому народу в виде валюты, а белорусская сторона не хочет и ”за рамками“ будем вопрос обсуждать.

Я ведь понимаю эту подоплеку. Я там же, на Высшем Госсовете сразу поставил этот вопрос: так нельзя. Владимир Владимирович говорит: я Вам обещаю, что мы на государственных каналах, а не на НТВ, сделаем заявление о той реальной ситуации, которая сложилась, о повестке дня, что происходило и так далее. Да, сделали ремарку в первом абзаце. А дальше? Патовая ситуация по вине (вроде бы, это тоже в этом тексте было) Лукашенко, что он не видит своего будущего в этом Союзе.

Если комментировать эту ситуацию, мы этот источник знаем в Кремле. Я могу его назвать, хотя, наверное, Президенту и негоже было это делать, но уже это все надоело, это Сергей Приходько, а режиссер — Волошин. Это все было отрежиссировано, но там очень много порядочных людей, которые нас предупредили потом, кто это сделал. Вот этот источник неназванный, он вполне определенный этот источник, который ходит вокруг меня, в том числе, улыбается, делает вид, что он за Союз, а на самом деле происходит вот что.

Что касается патовой ситуации, судите сами, я вам только что изложил ситуацию, которая сложилась на заседании Высшего Госсовета, и рассказал о результатах, к чему мы пришли. Я так оцениваю, что нет шага назад, но и мы не смогли, к сожалению, продвинуться вперед. Но в целом это был конструктивный и полезный разговор. Когда там начали выступать чиновники российские и говорить, что вот этот Союз чуть ли не выгоден Беларуси и что мы чуть ли там не нахлебники, правда, не так прямо, но косвенно это звучало, я сказал: знаете что, да будьте вы честны в конце концов.

Соединенные Штаты Америки имеют взаимоотношения, отношения с Израилем. Ну что такое Израиль для США на краю света? И столько проблем все–таки, не по причине, может быть, Израиля, я не хочу в эти вопросы сейчас влезать, но проблем для Соединенных Штатов Америки предостаточно. 3 млрд. в год — помощь, финансовая помощь. Это значит, безвозвратно. Кредитов выдают столько, сколько может только Израиль потребить у себя. Израиль получил ядерное оружие, его сегодня никто не критикует, в том числе и США. Вот, говорю, союзнические отношения, если Америка поддерживает своего союзника.

Мы же у вас не просим 3 млрд. финансовой помощи или каких–то кредитов. Не надо, вы, пожалуйста, нам отдайте то, что вы нам должны отдать. За транзит, отдайте за военные объекты, за единую границу, за единую таможню, за то, что летаете, перевозите, 100 млн.тонн туда и назад грузов перемещается через Беларусь. 100 млн.! Если мы по 10 долларов за тонну возьмем, посчитайте, сколько мы будем иметь в год. Посчитали? Мы спокойно миллиард долларов будем иметь только от транзита этих грузов. Мы никогда ни долгов перед Россией не будем иметь. Мы можем у них покупать по мировым ценам газ и так далее. Но почему же вы, имея здесь и живя лучше, чем в России, нас все время ставите к стенке и говорите, что мы нахлебники?

Я подвожу к вопросу, как лично Президент Беларуси видит в этом Союзе свое будущее. Ну кто знает, какое будущее я вижу для себя? Я так далеко не заглядываю и не вижу так далеко своей судьбы, как это уже “разглядел”некий анонимный источник. Это во–первых. Во–вторых, это полная чушь, это неправда. Никогда о личных каких–то пристрастиях, амбициях там и речи не шло ни с моей стороны, ни со стороны Президента России. Давайте будем исходить из того, как здесь сказано.

Ну, а что если бы мы вот так вот заявили в отношении Президента России или другого какого–то, если бы мы в Союз шли? Вот представьте, что Владимир Владимирович не видел бы своего будущего в Союзе. Какой бы был результат? Так что, мы не такие люди? Это если исходить из того посыла, который был дан в этой информации.

Поэтому я не вижу никакой патовой ситуации. Ее никогда не видел по результатам заседания ВГС — Высшего Государственного Совета. И абсолютно все, что там происходило, не связано с моей личной перспективой как Президента и как политика, которого кто–то там не видит или который якобы сам своего будущего не видит в этом Союзе. Это абсолютная ложь. Вот так бы я ответил на этот вопрос.

Петкевич Н.В. Пожалуйста. Программа ”Вокруг планеты“, ”Белтелерадиокомпания".

Елфимов Вадим, Белтелерадиокомпания.

Александр Григорьевич, возвращаясь к вопросу о неназванном анониме, Вам не кажется странным, что каждый раз встречаясь, президенты Беларуси и России утрясают очередную проблему. Под занавес этой встречи как бы раздается голос из–за кулис, и аноним начинает комментировать и по–своему интерпретировать эти встречи. Как бы Вы могли прокомментировать подобную ситуацию.

Лукашенко А.Г. Трудно мне отвечать публично на этот вопрос, тем более что в разных уголках мира смотрят нас в прямом вещании. Не хотелось бы нагнетать здесь обстановку. Знаете, все–таки я понимаю российское руководство — там грядут серьезные политические проблемы. Там крупные политические события грядут, и в этой части я их понимаю. И как–то даже в разговоре с руководством России я сказал: ну, если нужна помощь приличная, солидная в этих политических событиях, вы хотите, чтобы Беларусь участвовала в них, давайте сделаем это красиво, давайте сделаем это честно.

Нас часто упрекали: в канун политических событий Ельцин всегда обращался к белорусско–российской теме, и подписывали мы договоры и соглашения. А Лукашенко он такой сякой, чуть ли не марионетка, он на это шел. Кстати, а почему бы и не пойти, если это выгодно Борису Николаевичу было, России и нам это было не во вред? Ну да, нас подпирали эти политические события. Может, мы под политические события где–то это делали. Да ради Бога! Какая разница, какой был повод. Это политика. И надо пользоваться любым моментом, конечно порядочно, еще раз подчеркиваю, чтобы в чем–то продвинуться.

Здесь решили поступить наоборот. Да, это важнейшая тема в российском обществе — белорусско–российский союз. Ну, почему тут Беларусь там и Лукашенко как–то должны ее использовать, чуть ли не влиять через эту проблему на общество российское. Давайте мы враз ее сбросим и отрежем. Не получилось. Понимаете, не получилось, потому что те ”сценаристы“, которые это прописывали, далеки от российской действительности и народа. Россияне хотят жить в Союзе Беларуси и России. А раз не получилось — надо как–то выходить, ситуация действительно почти патовая, но ходы есть. Вот они нашли такой ход: давайте это все скинем на Лукашенко, обвиним, что он виноват и будем красиво выглядеть в глазах своего российского общества в канун политических событий. Если честно говорить, причина в этом. Добавьте к этому так нелюбимого некоторыми людьми, влиятельными в России, Лукашенко. Я уже не хочу тут распространяться — это для вас не секрет. Прежде всего, это не секретом для вас является.

На что я говорил: волков бояться — в лес не ходить. Лукашенко сегодня реальная фигура в Беларуси. Президент, извините за нескромность, Беларуси. Это надо воспринимать как данность. С ним надо вести диалог. Будет другой Президент — будете вести разговор с другим Президентом.

Петкевич Н.В. Пожалуйста, вопросы. ”Интерфакс“, пожалуйста.

Зенькович Вячеслав, ”Интерфакс“. Александр Григорьевич, вообще меня удивляет порой Ваше терпение. То какие–то чудаки не дают Вам воздушный коридор для полета.

Лукашенко А.Г. Это было давно.

Зенькович Вячеслав. Давно… То другие чудаки шантажируют ценами на газ. Вам никогда не хотелось просто плюнуть на это все: не хотите вы интеграцию — ну и не надо.

Лукашенко А.Г. Вы знаете, может мне, как человеку когда–то и хотелось бы как–то хотя бы ну не «плюнуть», как Вы говорите, а отвлечься от этой проблемы, но я не могу это сделать, вот экспромтом отвечая, прежде всего по двум причинам.

Во–первых, я же был инициатором всего этого. Мне же могут сказать: “Ну ты же заварил эту кашу, что ты теперь, плюнул и пошел?” Я был сторонником (и остаюсь!) братских дружеских отношений Беларуси и России. Я сторонник и до сих пор считаю, об этом говорил руководству России вот на этом Высшем Госсовете, ну придут после нас умные люди, давайте им оставим то, что созданно, не разрушим то, что наработано, и оставим им, может они смогут договориться и сделать шаги вперед. Давайте это сохраним. Это тоже наше достояние, и мы немало для этого сделали. И я немало здоровья на это положил. Поэтому, может как человек, я порой разочаровываюсь в некоторых вопросах, но не отказываюсь от начатого в силу того, что это крайне выгодно белорусскому народу. Нас же хотят искусственно развести, разорвать. Многое уже в этом удалось.

Я Президент, я должен ею заниматься, так как это лучше для наших людей. Я понимаю, что некоторые присутствующие здесь, даже если это понять, могут со мною не согласиться. Но ради Бога, это ваша точка зрения. Я придерживаюсь такой точки зрения, я ее буду продвигать. Почему? Потому что у меня есть правовая база для этого вплоть до референдума. Мы же определились, поэтому я от этого отойти не могу.

Во–вторых, я Президент. Если уже на то пошло, не человек — машина, которая вынуждена действовать вот в этом заданном направлении. А направление это задал мне белорусский народ. И, к сожалению, я не могу поступить так, как Вы сказали, потому что это уровень обычного гражданина, простого человека, но не Президента, который заботится о своей стране. Президент не имеет права так поступать. Хотя, конечно, это порой трудно и обидно и может быть даже больно.

Петкевич Н.В. Пожалуйста, вопрос. Сергей Протас, «Звязда».

Протас С.А. Аляксандр Рыгоравіч, Ваша пазіцыя вядома. Усе ведаюць, што Вы асабіста і Беларусь выступаеце за Саюз з Расіяй. А вось як Вы лічыце, самі расіяне хочуць гэтага нашага Саюза ці не? І калі яны хочуць гэтага Саюза, як яны яго бачаць, як «Саюз» у поўным сэнсе гэтага слова ці ім бліжэй далучэнне ўсё ж–такі Беларусі да Расі? Дзякуй.

Лукашенко А.Г. Вы знаете, если откровенно говорить, рискну сделать такое заявление. Россияне не меньше, а еще больше, чем белорусы сегодня хотят этого Союза. Я ведь Россию знаю прекрасно, я объехал всю Россию, облетел. Я встречаюсь не только с простыми людьми, я имею контакты и с очень богатыми людьми, даже олигархами. Я их всех знаю, но с некоторыми очень общался плотно и знаю их позиции. Они хотят единства. Причин много. Обычные россияне–это уважение к нашему народу, боль разрушения страны, уважение к нашим людям. Ведь белорусы нигде никому не создавали проблем, в том числе и в России, и в Казахстане, и так далее. Посмотрите, сколько россиян выехало из Казахстана, белорусов — единицы. Вот я встречался с белорусской диаспорой в Казахстане. Про них казахи говорят: да они нам проблем не создают, мы наоборот их будем удерживать, потому что они нам сильно помогают. То есть вот это чувство, оно у русского человека, у россиян, осталось. Притом все, все конфессии — православные, католики, мусульмане — все народы и народности одинаково хорошо с очень хорошим чувством относятся к нашей стране, к белорусам.

Это одна причина. Вторая причина — экономическая. Вы же прекрасно понимаете. Все, что сегодня передвигается между монстром, такой огромной империей, как Россия и таким монстром, каким является Евросоюз в экономическом, прежде всего, отношении — все практически идет через эту горловину. Так сложилось.

Прибалты немножко, в силу их политики, сузили эту горловину. С одной стороны это нам очень полезно, да даже со многих сторон, это нам очень полезно. Таким образом Россия поставила себя в некую, очень условно говорю, зависимость от этого куска земли, от своих братьев, скажем так. Мы им никуда не препятствуем и не будем препятствовать. Мы на этом имеем хорошие деньги, это правда. И поэтому решение этой проблемы, таким образом, как они видят, это решение многих экономических проблем, это гарантия торговли, общения с Европейским Союзом, еще и в силу отношений с Украиной, вы же тоже это понимаете. Поэтому это вторая причина, на которую ориентируется бизнес–элита.

Можно назвать еще ряд причин. Возьмите военно–политические, политические, дипломатические. Как бы там ни было, когда России было очень сложно, я помню, Стамбульский саммит, когда просто все навалились на Ельцина и за Чечню, кто рядом стал? Одна наша страна. Да еще как стали! Мне пришлось, это показывали по телевидению, очень жестко выступить, прежде всего против Квасьневского, Гавела и других, которые там «великие правозащитники», сидя в Европе, не зная ничего, начали решать российские проблемы. И знаете, я помню рачуствовавшегося Ельцина, который подошел и говорит: «спасибо тебе, единственная страна, единственный человек, который встал на защиту».

И так немножко охладили мы пыл там, в Резолюцию не прошла ни одна формулировка. Это тоже дорогого стоит. Я просто один пример привел в дипломатии.

Это, правда, и то, что россияне нас поддерживают, а сейчас еще больше, чем мы их, на дипломатическом поприще, и за это им спасибо. Возьмите в военном отношении. Совместные учения, впервые, «живьем» россияне участвовали, военнослужащие, самолеты российские в этих учениях. Вы бы посмотрели на этих офицеров. Вы бы посмотрели на русских людей из элитной Кантемировской дивизии, которые участвовали в наших учениях, и когда я к ним подошел, я вынужден был подойти, зная обстановку в этой части, которая участвовала на учениях, вынужден был подойти и поблагодарить россиян. Это же элитная дивизия. Они стояли и плакали, офицеры. Мне потом доложили, они такого отношения, даже у себя на родине, никогда не ощущали. Они рады, что мы, наконец, реально начали сотрудничать вместе в военной схеме.

Наверное, вы недавно прочитали информацию о том, что в ближайшее время зенитно–ракетные комплексы, модернизированные «С–300», за которые я сражался, чтобы они были у нас, они будут в ближайшее время установлены на соответствующих позициях в Беларуси. Это о чем говорит? О высоком доверии военных, о том, что мы защищаем здесь Россию.

Пожалуйста, мы же не против: военные базы, объекты и так далее. Я что хочу этим сказать? Что у каждого слоя общества, элиты общества и простых людей, свой интерес к Беларуси. Но самое главное даже не в этом. Как бы я видел это из российской глубинки, или будучи в российской руководстве, как бы я это видел? Очень важна была бы эта тенденция на единение для общества российского. Люди бы поверили, это был бы такой заряд, который россиянам нужен. Нужен повод для этого вдохновения, и они бы действовали в этом направлении. Это очень важный был бы факт. И не понимать этого не может только глупый. Это просто нельзя оценить деньгами, газом, нефтью и т.д. Я не хочу говорить о Калининградской области, о других проблемах, о многих, вы знаете, там, где у россиян есть интерес.

Поэтому причин много, и я убежден, что та информация, которая публикуется, что там 70 или 68 процентов россиян против Союза с Беларусью – неправда. Это единицы, единицы! И вы этих людей знаете, которые сегодня и в душе, и может быть внешне, открыто выступают. Да и они не выступают против Союза. Они ”против“ говорят, мы за Союз, но без Лукашенко. Так что там и противников нет.

У нас ситуация несколько другая. И мы это знаем. Это связано с тем вот обвалом, когда нас начали обвинять, что мы ”безрукие“, ”безногие“, нам тут, извините, жрать нечего и мы нахлебники в России. Это обидело, я Путину говорил: ”Владимир Владимирович, это обидело белорусов“. И еще потребуется немало усилий, чтобы белорусов в этом разубедить. Это придется делать, к сожалению.

Петкевич Н.В. Станислав Юрьевич Куняев, журнал ”Наш современник“.

Куняев С.Ю. Александр Григорьевич, в современном мире одним из главных законов является Закон ”О гражданстве“. В России, год тому назад, наша Дума приняла ущербный Закон о гражданстве, сейчас приходится его поправлять. Ваш Закон о гражданстве гораздо умнее. Не потому ли по сведениям белорусской прессы, из Белоруссии ежегодно уезжает 2 тысячи человек, а приезжает в нее более 30 тысяч, из разных стран, в том числе из России и из СНГ. Это, наверное, лучший ответ многим российским и зарубежным СМИ, столько лет долдонящим об ущемлениях в Белоруссии прав человека. Туда, где сильно ущемляют, люди не стремятся. Ну, может быть, что такая радушная и по–советски интернациональная политика Беларуси и создает проблемы - социальные нагрузки, рабочие места, жилье. Не тяжеловато ли? Будет ли эта гуманная политика продолжаться и в будущем?

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2019 Сегодня < Сен >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама