Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама
Парники и теплицы не дорого

"Третий проект: Погружение", М. Калашников, С. Кугушев
Отправить другу

ГЛАВА 6. О страшном звере пицзеци

…Учитель спросил:
– А велико ли было животное?
– Оно было размером с лошадь, но высотой
с собаку! – ответил Мэн Да.
– Уху! – воскликнул учитель с тревогой.
– Это был зверь пицзеци. Его появление
в мире всегда предвещает суровую эпоху
Куй. А столь большие пицзеци приходят
лишь накануне наступления самых ужасных
потрясений!

«Лунь Юй». Глава XXII . «Шао мае»
(цитируем по Хольму ван Зайчику,
«Дело о полку Игореве»)

«Судя по всему, распада Российской Федерации избежать не удастся. Рано или поздно отделятся Сибирь и Дальний Восток. Распад еще должен дойти до своей крайней точки. А потом, может, быть, произойдет новое объединение на основе уже нового проекта. Но он будет уже наднациональным, тем, который примут не только в России, но и в Индонезии…»

Так в самом исходе 2001 года говорил Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета. И слова эти жгли наше сердце, хотя во многом и совпадали с теми выводами, к которым мы пришли и сами. «Африканская» экономика, которая разворачивается в нашей стране сейчас, действительно не в состоянии соединить огромные территории.

Увы, все течение событий в стране Эр-Эф ведет именно к такому печальному для нас исходу.

* * *

Знаете, почему «новая русская» знать медленно, но верно следует к своему самоубийству? Из за своей политики.

Эти ребята свершили небывалое: Россия стала первой в мире страной, которую «добыватели трофеев» и мародеры превратили в огромное игровое поле. У нас создалась какая то антицивилизация непрерывной игры, площадка для новых кочевников.

На этом поле наши кочевые «элитарии» устроили невиданную игру: они не создают ничего нового, ничего того, что может производить, – но зато они заняты вечными «разводками», «заточками» и провокациями, информационными операциями против друг друга, интригами, выборами и рекламными кампаниями. Ну и еще периодическими убийствами соперников. Целые армии дорогих специалистов заняты вечным одурачиванием электората и власти. Россию превратили в огромный игральный стол, на котором вертится громадная, бесплодная и бессмысленная рулетка. Выборы, скандалы, сливы «компроматов» друг на друга, вечная борьба за перехват пакетов акций друг у друга, трескучие кампании в прессе и на телевидении – все сливается в одну обрыдлую суету. Все давно превращено в сплошной театр, в вечное шоу. Одни и те же «денежные мешки» снабжают средствами и либеральные партии, и коммунистов зюгановцев – это давно уже как негласное Министерство оппозиции, главная задача которого – занимать место «совести народной», держать протестующих под контролем, душить всех действительно пылких и превращать недовольство народа в пустую говорильню. И – воровство, воровство, воровство на каждом шагу…

Сегодня к компании игроков добавилась «новая волна» – встроившиеся в «реформы» гэбэшники, вчерашние чекисты. Дюже спесивые, но совершенно лишенные опыта работы в реальной экономике и до ужаса циничные. Эдакий, знаете, плод разложения советской системы, когда в разведку с контрразведкой косяком пошли расчетливые парни, которые умели лицемерить и картинно клясться в верности идеям марксизма ленинизма, но которые при этом вожделенно взирали на Запад, презирали собственную страну.

В конце концов именно такие гэбэшники сделали все, чтобы наша империя рухнула. Нельзя сказать, чтобы они были совсем уж новыми игроками – в девяностые они наловчились прислуживать новым хозяевам, пристроившись при банках и финансовых группах. Просто сейчас многие из них выдвинулись на первые роли. Но сущность их ничуточки не изменилась: все прежние приемы, все навыки «грязной работенки», которые прежде применялись на вражеской земле, они теперь с успехом применяют на родных просторах. Все те же «разводки», «подлянки», «подставки» и провокации. При этом они серы и невыразительны, нарочито безлики. Их правление метко назвали триумфом моли – моли блеклой и бесцветной. Тусклые герои блеклого времени, они очень прозападны и очень быстро умеют менять хозяев. Да и кто сказал, что люди, которых когда то учили грязным разведывательным и контрразведывательным приемам, могут вдруг оказаться патриотами, умелыми администраторами, промышленниками и финансистами?

Конечно, в спецслужбах есть настоящие русские, истинные патриоты. Но они разрозненны. Им хотелось бы служить державе верой и правдой. Но ведь нет сейчас ни веры, ни правды, ни, честно говоря, державы. Из громадного механизма советских спецслужб выдернули стержень, и они превратились в громадное количество изверившихся профессионалов. А вот из их среды выделились самые циничные, которые полезли во власть.

Они несут в себе «психологию наемного вояки», который готов продать свой меч тому, кто в данный момент сильнее и богаче других. И если вчера они отчитывались перед Политбюро в Москве, то теперь так же рапортуют хозяевам за Атлантикой. А завтра они пойдут на службу хоть самому Сатане – лишь бы он гарантировал неприкосновенность их зарубежных счетов и безопасность их чад, учащихся в забугорных университетах. Какие уж тут национальные интересы во внешней политике? Любые договоры вопреки самым очевидным нуждам России будут подписаны на техасском ранчо, они оттолкнут от себя и китайцев, и иранцев, и индусов – лишь бы снискать милость Запада и неприкосновенность своих «загашников». Что им до того, что США, например, никогда не купят у русских ни ядерных реакторов, ни самолетов, ни суперкомпьютеров, тогда как Иран – купит. Они вопреки всему будут снабжать дешевым газом откровенно антирусские режимы в Тбилиси, Кишиневе и Киеве, но станут отталкивать от себя Белоруссию и драть с нее три шкуры – ибо так приказано за Атлантикой. Наемник же всегда выполняет волю нанимателя. Потому что шкурные интересы для неокочевника – превыше всего.

* * *

Все же это, вместе взятое, и составило неокочевую «цивилизацию игры» в России. Но игра не может продолжаться вечно. Всякой игре надобно свое игровое поле, и если оно исчезнет – наступит весьма печальный финал. Причем печальный не только для нашего народа, превращенного в игровые юниты, но и для самих играющих. А игровое поле, в которое превратилась наша страна, уже подает тревожные признаки.

Дело в том, что страна (игровое поле в данном случае) наша пусть кое как, но все таки еще держится на таких вещах, как энергетика, транспортная сеть и вооруженные силы. Иначе в индустриальной системе и быть не может. Все это нужно вовремя укреплять, обновлять, чинить. А «игровая цивилизация» на это неспособна изначально. Игроки могут лишь использовать то, что создали и построили до них, торгуя собственной страной и гоняя ее организм на износ. Игроки – это самый чистый вид новых кочевников. Игроки «трофейщики» не умеют думать даже о завтрашнем дне, не говоря уж о послезавтрашнем.

Ими можно даже иногда восхищаться. Это ж надо – держаться у власти в стране, хотя их ненавидит большинство граждан России, независимо от степени личного благосостояния! Можно десятилетиями писать исследования о том, как в нынешней России поведением целых территорий управляют, используя террор – электрический или газовый, угрожая вымерзанием целым городам и регионам. Да вот незадача: ни электростанции, ни газовые трубы не вырезаны из алмаза, который износу не подвержен.

И вот в России все ее системы индустриального жизнеобеспечения, все ее скрепы и связи начинают крошиться от ветхости. Сначала рвется там, где тонко: в трубопроводном транспорте, авиации, энергетике, в ветхой «коммуналке». Потом начнется и во всем остальном. Разваливаются и слабеют на глазах вооруженные силы.

Росфедерация на глазах становится страной металлолома, промышленность – скопищем рухляди. Нельзя же вечно использовать все на износ, ничего не добавляя к советскому наследству!

«Если в 1990 г. станки и другое оборудование не старше 5 лет составляло 29,4 % промышленного оборудования, то в 2000 г. – 4,7 %. В то же время доля оборудования старше 20 лет выросла с 15 % до 38,2 %. Средний возраст промышленного оборудования вырос с 1985 г. по 1990 г. с 10,1 до 10,8 лет, а с 1999 г. по 2000 г. – только за один год – с 17,9 до 18,7 лет.

В условиях такого состояния основных фондов промышленных предприятий рост производства не может быть бесконечным. Российская промышленность попала в заколдованный круг: чем больше будет расти производство, тем быстрее пойдет износ. В то же время медленный рост производства также не гарантирует от его остановки: производственные мощности сокращаются каждый год. Наиболее наглядно это сокращение мощностей при росте производства в 1999-2002 годах представлено в таблице.

Как видим, при сохранении темпов прироста промышленного производства на уровне 1999-2001 годов рост прекратится примерно в 2007 году. И это будет самый страшный кризис российской экономики, потому что после него правительство будет бороться уже не за рост производства, а за его сохранение на имеющемся уровне. По данным Центра экономической конъюнктуры при правительстве РФ, сейчас промышленное производство находится на уровне 50 % от уровня января 1990 года, а уровень 2007 года составит скорее всего 75 % от уровня 1990 года. То есть сохранение уровня промышленного производства в 75 % от показателей 1990 года станет пределом мечтаний нашего правительства к 2007 году», – написал Михаил Тульский в «Независимом обозрении» 15 мая 2002 года.

А это значит, что поле, на котором идет игра, уже идет трещинами. Неровен час – некоторые обломки страны поля рассыплются, некоторые – под воду уйдут. Игроки, которые сидели за большим, зеленого сукна столом, вдруг обнаружат, что он развалился. И тогда наступит конец. Играть станет не на чем. Как может развалиться стол?

Да так и этак.

* * *

Нетрудно увидеть то, чем закончится приступ небывало истеричного либерализма в экономике, который постиг россиянскую власть в 2000– 2001 годах.

Любой человек с мало мальски развитым воображением способен стать предсказателем не хуже Кассандры или Ванги, стоит лишь ему подумать самому и отрешиться от потоков словесного поноса, хлещущего с экранов и газетных полос.

Возьмем самое простое: жилищно коммунальную реформу. Ту самую, которая грозит поломать хребет всей нынешней власти и привести Россию на грань распада.

В нашей несчастной стране есть более полумиллиона многоквартирных домов, начиная от «хрущоб» и заканчивая новыми десятиэтажками. Это – колоссальное хозяйство, которое нужно снабжать горячей и холодной водой, электричеством и газом, для которого существуют громадные канализационные сети. При этом все гигантское коммунальное хозяйство, ничего не производя, поедает каждый год миллионы тонн мазута и угля, моря пресной воды, миллиарды кубометров газа и уйму электроэнергии, требуя содержания целой армии коммунальных работников.

Все осложняется тем, что Россия – страна чертовски холодная, и потому только обогрев жилищ требует прорвы топлива. Есть и другое обстоятельство: в советские времена, когда все это строилось, мало думали об экономии, и потому вышло все это весьма прожорливым. К тому же за годы хаоса и развала сие хозяйство пришло в упадок: трубы прохудились и текут, масса тепла уходит в атмосферу и т.д.

Но жильцы российских домов за все эти блага платят всего лишь треть стоимости. Остальное доплачивается из бюджетов областей и городов, поглощая более пятнадцати миллиардов долларов ежегодно. Однако денег у регионов и городов давно не хватает, накопились огромные объемы долгов. И теперь строители капитализма в Россиянии решили: обитатели квартир пусть платят за все по полной стоимости. И…

* * *

Вот есть рабочий Иванов, который может жить где угодно: в Бийске, Архангельске или Урюпинске. Он обитает еще в советской квартире на зарплату, равную жалкой сотне долларов в месяц. Он не живет, а существует, и ему едва хватает денег на то, чтобы питаться нездоровой пищей, покупать самую дешевую одежку и кое как содержать единственного ребенка.

На заводе или фабрике ему платят сущие гроши, и это неудивительно: все остальное отбирает новый хозяин производства, который эти бабки пускает даже не на развитие собственного завода, а на покупку роскошных машин для самого себя, на свой ежегодный отдых на Средиземноморье, на сладкую жизнь для своих деток, на драгоценности своей жене и на подарки любовнице. Ну, еще и на содержание своих многочисленных слуг – мордатых охранников, бухгалтеров и адвокатов. Еще часть надо раздать в виде взяток рати чинуш разных мастей и рангов. Остальное уходит в довольно тяжелые налоги, которое бессмысленное государство урод сдирает со всех для того, чтобы отчасти разворовать, отчасти – отправить за границу в уплату долгов за разворованные некогда кредиты.

Государство ему даже не пытается в этом мешать – оно полностью устранилось из взаимоотношений работника и хозяина, наплевав на то обстоятельство, что зарплаты в стране должны обеспечивать хотя бы элементарную жизнь, хотя бы способность отца кормить поить двоих детей.

Само собой, что жизнь Иванова идет на грани физического выживания. Уехать к морю в отпуск? Неосуществимая мечта. У него нет денег на хорошую медицину. Заболеть для него – настоящая катастрофа, потому что в больницу надо покупать лекарства и даже еду. Зуб вылечить – настоящее разорение. А надо бы еще чаду школьные учебники купить и проездной на городской транспорт. Мобильный телефон, компьютер с доступом в Интернет, пластиковые карточки и прочие предметы принадлежности к современному миру ему даже и не снятся. Иванов выброшен не только из будущего – он вычеркнут даже из настоящего.

Из таких Ивановых состоит большая часть народа России. В такую вот жалкую массу он превратился при Ельцине. А сотня долларов в месяц – это как раз средняя зарплата по стране в 2001 году, году невиданного экономического роста в Россиянии. Интересно, сколько же она составит тогда, когда наступит спад – неизбежный, периодический спутник любой рыночной экономики?

А если упадут мировые цены на нефть?…

* * *

Ельцин ушел, и пришла новая власть – энергичных питерцев реформаторов. На Иванова обрушиваются новые реформы. Вот тебе, Ваня, для начала советский гимн – мы теперь в Москве все записными патриотами стали. А вот – и новые реформы. Поскольку все в стране сгнило и разваливается, ты теперь будешь из своей нищенской зарплаты платить втрое, а то и впятеро больше за свое унылое жилье, за свет и газ, за воду и тепло. Потому что иначе, Ваня, развалятся все наши старые теплосети, котельные и электростанции, а газа в плите на кухне просто не будет. Трубы, по которым к твоему дому, Ваня, идут тепло и вода, уже истлели и прохудились. Нужно их чинить и перекладывать. И всю электроэнергетику переоснащать тоже. Вот мы ее в частные руки отдали – а частник себе в убыток работать не станет. Плати – а то свет отключит.

Высокоумные московские чиновники поведают Иванову, что у государства просто нет денег на все это. Они, конечно, тактично умолчат о том, что денег нет именно из за того, что колоссальные богатства нашего народа были расхищены, обильные источники доходов – за гроши розданы новым хозяевам, а остатки бурным потоком утекают за рубеж в уплату за старые, бесследно исчезнувшие кредиты. Поэтому, Ваня, платить за все будешь ты. Ты говоришь, что это слишком дорого? Тогда, Ваня, устанавливай у себя дома теплоизоляцию, стеклопакеты на окна, ставь новейшие радиаторы отопления с регуляторами температуры, врезай в трубы счетчики тепла, газа и воды. Все это, правда, стоит несколько тысяч долларов, но ты, Ваня, плати за все это сам.

Да, ты еще при этом должен откладывать себе на пенсию, раскошеливаться за здравоохранение, за учебу своего ребенка, мириться с подорожанием транспорта – как на Западе, где зарплаты в тридцать раз выше.

* * *

Так думают питерские интеллектуалы. Но в жизни получится иначе. Ведь денег у десятков миллионов Ивановых в России просто нет. Нет и никаких перспектив того, что их зарплаты вырастут. Почему? Потому что наши «послеельцинские» реформаторы затеяли все эти реформы без налоговой революции, без грандиозной операции «Бабки – на базу». И потому как Иванов жил на жалкие медяки – так ему и придется жить.

Ваня тихо охренеет. Он и так едва тянул на издевательские заработки – а тут отдай половину только за квартиру, да и голодай после этого, в рванье и лохмотьях ходи. Тогда Иванов перестает платить за жилье и коммунальные услуги, которые вздорожали в несколько раз. Города, населенные Ивановыми, лишаются средств на ремонт всего жилищного хозяйства, им не на что закупить топливо на зиму, их отключает Чубайс за долги электростанциям.

Нынешняя Москва, одуревшая от либерализма, сделает вид, будто ее все это не касается, что это – проблемы губерний. Пусть, мол, власти регионов занимаются тем, что ставят в домах все эти чудеса энергосберегающей техники. То, что все это стоит десятки миллиардов долларов, московская публика промолчит. Не заикнется она и о том, что Западной Германии для переоснащения коммунального хозяйства маленькой Восточной Германии в 1990-е годы пришлось истратить из бюджета государства сотни миллиардов марок. У Москвы средств нет – вот и весь сказ. Ей приходится отдавать западным заимодавцам то 14 миллиардов долларов в год, то все 19. Главное для нынешней Москвы сегодня – милых сердцу западных бюргеров и фермеров не обидеть, а уж миллионы ивановых, петренко, юсуповых да ибрагимовых как нибудь обойдутся.

Но и губернаторы тоже разведут руками. У нас, мол, тоже в кармане – вошь на аркане. Бюджетов территорий едва едва хватает на то, чтобы раздать жалованье своим врачам, учителям и дворникам, чтобы мазут с углем на зиму закупить, с «Единой энергосистемой» рассчитаться. В общем, придется нам просто вздувать тарифы. И как только это произойдет, миллионы семей в России прекратят платить за свои жилища.

Тогда власть заговорит по иному. К Иванову в дом придут чиновники со слесарями и за долги отрежут у несчастного батареи отопления, перекроют газ, снимут газовые плиты. А может – и электропроводку перережут. Кое кто, конечно, постарается самочинно восстановить подачу газа, и на воздух в России взлетит немало домов – потому что прогремят взрывы из за неизбежных утечек. Но денег от этого у людей больше не станет.

Голодный и замерзший Иванов найдет на помойке газету с выступлениями президента и крупных чиновников. Оттуда он, может быть, вычитает о том, что Россия торжественно вступает в ВТО, полностью открывая свой рынок для импорта, и что теперь ему, имеющему зарплату в сотню долларов ежемесячно, придется конкурировать с рабочими из тех стран, где платят сорок долларов в день. И еще о том, что состояние газовой индустрии, электроэнергетики и железнодорожного транспорта уже столь плачевно, что цены на газ, электричество и перевозки придется поднимать раза в два три. И что Москва с гордостью рапортует о том, что в этом году отдаст половину бюджета страны Парижскому клубу кредиторов.

Что за этим последует, долго думать не надо. От повышения всех тарифов производство в стране испытает жуткий удар. Поток более дешевых импортных товаров закроет множество предприятий по всей России, выбросив на улицы миллионы безработных. И если прежде Иванов зарабатывал хотя бы сотню долларов в месяц, то теперь и вовсе может их лишиться.

* * *

Понятно, что миллионы Ивановых в тысячах городов и поселков России не платят за газ, свет и квартиру и дальше, потому что им просто нечем платить. Понятно, что теперь целые регионы зимой остаются без света и тепла и огромные деньги вылетают на то, чтобы ликвидировать последствия аварий. Понятно, что развал всего трубного, отапливающего, канализационно очистного хозяйства в России 2000-х идет на всех парах. Только крайняя апатия населения и распад общества спасают страну от того, что толпы разъяренных людей, оставленных без тепла, электричества и элементарных удобств, не идут громить здания администраций, магазины и банки. Хотя кто его знает, как станут реагировать даже наши покорные всему люди, если их массой ввергнут в этакий ад…

Пытаясь что то сделать, власть должна отбирать у неплательщиков квартиры, переселяя их куда нибудь в бараки или в коммунальные квартиры в домах развалюхах: ютитесь тут, нищие, по несколько человек в одной комнате. Вообще для проведения жилищно коммунальной реформы, каковой ее мыслят ныне, по всей стране надо строить нечто среднее между гетто и концлагерями, для того чтобы выселять в них людей, которые не вписались в россиянский рынок и просто не могут содержать свои жилища.

Что будет дальше? После первой же волны выселений в стране начнется нечто неописуемое. Ненависть масс обрушится на тех, кто рядом, – на губернаторов. Чтобы уцелеть, те откажутся платить налоги Москве: ведь надо как то спасать свое население. Снова разгорятся национал сепаратистские настроения в Поволжье и Сибири: какого черта нам нужна Москва с ее людоедской политикой? Начнется тот же самый страшный процесс, который привел к развалу Советского Союза, когда республики в 1990-м отказались переводить налоги Москве.

Что останется делать Москве? Вовремя отменить выборность губернаторов, упразднить национальные республики и поставить только на голое насилие. Но этого хватит ненадолго: экономика уже низведена до такого африканского уровня, что не способна обеспечить содержание даже полицейской армии для подавления недовольных. Это лишь ненамного оттянет катастрофу.

Просто отказаться проводить коммунальную реформу? Хрен редьки не слаще – тогда развалится громадное жилищно коммунальное хозяйство тысяч населенных пунктов Россиянии. Ведь ему все равно нужна уйма денег для того, чтобы только не рухнуть. Если Москва погрязнет в бездействии, то Россия все одно затрещит по швам: местные власти тоже начнут оставлять у себя деньги для спасения своих сограждан, чтобы оплатить из региональных бюджетов и электричество, и тепло, и ремонт всяческих сетей.

Как ни крути, а для того, чтобы страна не осталась без мазута, нефти и газа, без железных магистралей, вагонов и локомотивов, все тарифы придется поднимать. И заработать нынешней Россиянии просто не на чем: даже начатки «новой экономики», экономики Третьей волны, которые были в позднем СССР, уже разгромлены. Все: и новое авиастроение, и производство спутниковых систем, и космический флот, и биотехнологическая индустрия, и радиоэлектроника. Все 1990-е годы, которые государство должно было потратить на внедрение в жизнь страны энергосберегающих технологий и революционных видов энергоснабжения, оказались потерянными, прожитыми в угаре бездумного потребления…

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня Янв >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Сотрудничество
Реклама на сайте
Мы поддерживаем:

главный сайт ВМФ

Реклама