Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама
глушитель alfa romeo 155

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Русский раскол
Отправить другу

ГЛАВА 4. Хиросима 1917 года

"…Если оценивать ситуацию глазами сегодняшнего россиянина, то никаких причин для революции, собственно, и не было. Потому что никогда после 1917 года Россия не смогла достичь дореволюционного уровня благосостояния своих граждан. Россия накануне гибели была одной из ведущих мировых держав, пользовалась огромным международным авторитетом… Страна находилась на невиданном взлете своей культуры…" - написал современный антисоветский историк Валерий Шамбаров ("Белогвардейщина", 2004 г.)

Ну, об умственных способностях россиян мы не шибко большого мнения, читатель. Авторы этой книги — все же не россияне, а русские. И смотрим на события семнадцатого года несколько иначе.

Зло вырывается наружу

С чего началась русская Хиросима 1917 года? С беспорядков в Петрограде-Петербурге 23 февраля 1917 года. На три дня нарушился подвоз дешевого черного хлеба. В тот день на предприятиях столицы началась забастовка, и часть рабочих выплеснулась на улицы. И началось…

Город высокой культуры и славных традиций рванул, словно бомба. Почти в одночасье улицы заполнили неуправляемые буйные толпы, хлынувшие от окраин к центру. К рабочим присоединялись студенты и курсистки. Сначала толпы требовали хлеба. Потом начали горланить "Долой!", требуя смены власти.

24 февраля забастовка стала всеобщей. Ставка верховного командование в Могилеве, где сидел царь Николай Второй, бездействовала. А толпа в столице сорвалась со всем тормозов. Полицию забрасывали камнями, кусками льда, досками. Городовых начали убивать. Казаки, брошенные на помощь полиции, бездействовали, а один из них даже зарубил шашкой пристава. Толпа, ревя от восторга, подносила казакам выпивку и жратву. Уже к вечеру 24 февраля в городе запылали полицейские участки. На следующий день Петроград погрузился в анархию. 26 февраля неизвестные люди принялись стрелять в выведенные на улицы войска - как в Москве октября 1993 года - и разъяренные солдаты открывали пальбу в ответ. То были Павловский и Волынский полки. Пролитая кровь шокировала сами солдат-новобранцев. Ночью к ним в казармы пришли агитаторы, которые смогли распропагандировать солдат - и на следующий день эти полки взбунтовались. Мало того - потянули за собой и другие части в городе. На улицы высыпала 15-тысячная, неуправляемая солдатская масса с оружием! Офицеры, пытавшиеся навести порядок, расстреливались. Соединившись с толпами рабочих, они разграбили арсенал. Толпа разгромила и семь тюрем, откуда в бурлящую стихию попал "катализатор" - опытные уголовники и политзаключенные. Вооруженные люди захватывали автомобили и носились на них по улицам, убивая полицейских и жандармов. Бунтующие массы запалили здания судов, разгромили штаб-квартиры Охранного отделения (жандармерию) и главной военной разведки. В тот день царь издал указ о роспуске Государственной Думы - и возбужденные толпы хлынули на ее защиту…

Эти события с убийственными деталями описал Валерий Шамбаров в "Белогвардейщине". Знаете, что в них поражает? То, как в считанные дни и часы в столице Российской империи рухнула цивилизация. Цивилизация как таковая. То, как люди, еще вчера казавшиеся чинными и благовоспитанными, превратились в озверелую, осатанелую толпу, готовую жечь, грабить и убивать. Как будто все они долго-долго носили маски людей. Но маски спали - и открылись лики бесов. Десятков тысяч бесов, враз вырвавшихся на волю. И даже такой антисоветчик, как Шамбаров, признает: в этих событиях роль большевиков-коммунистов близка к нулю.

В эти дни произошел не путч, не переворот, ни заговор. Нет - взорвалась старая Россия. Массы сами хотели крови и анархии. Со страшным грохотом падали устои прежней цивилизации, калеча и терзая в кровавые клочья тех, кто попал под этот обвал…

В те дни случилась не революция - нет! То открылись врата Ада. Разверзлась сама преисподняя…

Дети революции

Все, что случилось с нами за последнее столетие - это последствия семнадцатого года. И не только с нами - со всем человечеством без исключения. И Ленин, такой молодой, и юный Октябрь впереди…
Россия в 1917 году рванула, точно атомная бомба. Прежде всего - из-за колоссального заряда внутренних напряжений, накопленных за века. Почти все едины во мнении: историческая Россия тогда погибла. Из руин пришлось поднимать совершенно иную страну.

Но почему? Старая коммунистическая версия гласила: были красные рыцари без страха и упрека, и бились они насмерть с белыми выродками, которые хотели снова посадить на трон царя и вновь вернуть чудовищное угнетение нищего народа. Белая армия, черный барон - снова готовят нам царский трон…

Потом пришли демократы и стала господствовать иная версия. Коммуняки, недочеловеки, люмпены и уголовники, коршунами налетели на невинных ангелов во плоти, на дворянство и интеллигенцию, офицеров и купцов, на крестьян и духовенство. Они огнем и мечом прошлись по цветущей и счастливой (царской) России, обратив ее в пустыню. И грабили, и убивали все семьдесят лет. И была еще благородная Белая армия, которая трагически сражалась с красной чумой - за Веру, Царя и Отечество. Не падайте духом, па-аручик Голицын. И крестьяне, мол, тоже яростно бились с большевиками.

Частным случаем назовем версию, где на русских невинных ангелов, купавшихся в молочных реках меж кисельных берегов, напали с ножами евреи, которые составляли верхушку в коммунистической партии, и которые пользовались поддержкой зарубежных братьев по вере - финансистов и сионистов.

Да вот только что-то реальная история 1917-го и последующих кровавых лет никак не хочет соответствовать этим версиям. В ней полным-полно событий, начисто их громящих. Евреи, оказывается, были и в антибольшевистских партиях, и резали они друг друга не хуже русских. Русские крестьяне, оказывается, яростно дрались с Белой армией, гордо нарекались "красными партизанами" - и моментально начинали воевать уже с красными, едва те приходили на место белых. Белая армия ни за какого царя не сражалась, а состояла в основном из социалистов и крайних демократов. И вообще Гражданская война шла между двумя революционными армиями - Февраля (Белая) и Октября (Красная). И выборы в Учредительное собрание 1918 года принесли социалистическим партиям (коммунистам, социалистам-революционерам и народным социалистам) 80 процентов голосов - так что чихать русский народ тогда хотел на капитализм, на царя, купцов и помещиков. А заодно - и на промышленников, крепких сельских хозяев и прочих предпринимателей.

И получается вот что: оказывается, Россию в 1917 году взорвали все. Не было невиновных в той трагедии, не испачканных её в крови и грязи. И под нож, и в застенки, и под пули расстрельщиков попадали впоследствии совершенно заслуженно: нельзя безнаказанно разрушать родную страну. Все виноваты: и рабочие, и крестьяне, и интеллигенты с их чеховскими пенсне и бороденками клинышком, и поручики голицыны, и заводчики-миллионщики, и кулаки с подкулачниками. Потому что революции хотели все.

Черт возьми, почему? Знаешь, читатель, давно нам, русским, пора в этом разобраться. Вытолкав в шею иностранных советчиков и закрыв двери. Только среди своих - потому что это наше дело. Коза, так сказать, ностра. И хотя на сию тему можно написать толстенные тома, попробуем-ка сделать это в сжатом виде.

Детонатор Первой мировой

Итак, русское общество уже накануне 1917 года было не обществом, а гремучей смесью, взрывчаткой. Однако большому взрыву нужен детонатор, инициатор. Чтобы воспламенить заряд хиросимской бомбы, сначала надо взорвать обычную взрывчатку. А что выступило в роли детонатора для России начала ХХ века?

Первая мировая война! Вступать в нее царской стране с раздробленным, пораженным взаимной ненавистью социумом было смертельно опасным. Это прекрасно понимал и Столыпин, и множество других умников. Война эта изначально была совершенно ненужной и непонятной русским. Воевать-то приходилось за интересы англичан и французов, за их кредиты. Еще в феврале 1914-го, за полгода до войны, член Государственного совета П.Н.Дурново (по правилам того времени его фамилия писалась как "Дурнаго") вручил Николаю Второму меморандум, в котором говорилось безо всяких обиняков: никаких реальных выгод от союза с Англией Россия не получит, зато это столкнет нас с немцами, с которыми наши жизненные и экономические интересы никак не сталкиваются. Победа над Германией дастся нам слишком дорого, и есть опасность того, что в наших странах полыхнут губительные революции, воцарится анархия. Война между русскими и немцами выгодна лишь Англии, которая хочет удержать ускользающее от нее господство над морями. (С.Рыбас. "Кутепов". - Москва, 1998 г., с 245.)

С Германией мы прекрасно могли жить в мире, дружбе и сотрудничестве. Существуют интересные книги Сергея Кремлева, где по винтику разложена механика того, как империя Романовых самоубийственно и в чужих интересах лезла на Германию, как элита царского режима срывала все попытки сближения русских с немцами. Масоны европейских стран много лет большие силы кладут на то, чтобы сорвать русско-немецкий оборонительный союз. Причем в едином порыве сливаются масоны английские, французские и немецкие. Они торпедируют Бьоркский, 1905 года, договор между Россией и Германией, и огромную роль в этом играет российский реформатор граф Витте. Взамен Россию в 1907 году втягивают в англо-французский военный блок, в Антанту. С этого момента безумная, бессмысленная для нас война становится лишь вопросом времени.

Первая мировая в самом чистом виде показывает нам то, как Россию цинично использовали в своих интересах внешние силы. Романовская империя, задрав портки, дала использовать себя в роли пушечного мяса для Запада. И вот русские, обливаясь кровью, бросаются в неподготовленные наступления на немцев, спасая от поражения Францию и Англию. Именно благодаря нам немцы не взяли Париж в 1914 году и не искромсали Антанту в 1915-1917 годах. Именно мы, разгромив турок в Закавказье, позволим англичанам отбить Палестину в 1917-м, послужив заодно и сионистам. Именно мы, намяв бока туркам, открываем путь Британии в Ирак.

В те же годы Россия превращается и в "дойную корову" для западных союзников по Антанте, отправляя им сотни тонн золота для закупки военного снаряжения, боеприпасов и оружия. ("Авторитетная" и "развитая" Российская империя не могла обеспечить свою армию всем необходимым). Самое интересное, что деньги Запад с нас взял, а заказы так и не выполнил. То есть, чисто конкретно царскую Россию "кинул"! А позже Запад нас за это сторицей "отблагодарит". Он будет строить планы расчленения страны после революции 1917 года, обманывать белые армии, играть на руку большевикам, а остатки белой армии Врангеля в 1920-м загонит в настоящие концлагеря на территории Турции и на каменистом острове Лемнос, потребовав в оплату за скудную кормежку беглецов остатки военного и торгового флотов. Те корабли французы угонят в Бизерту…

Война была опасной еще и тем, что в ней царизму пришлось ставить под ружье уже не один миллион солдат, как в Крымскую войну, а многие миллионы. То есть, бросать на фронт огромную массу людей, приучая их к убийствам и насилиям. И эта масса состояла из тех, кто ненавидел собственное государство, помещиков и буржуа. Не надо было иметь семи пядей во лбу, чтобы понять - чем может кончиться вооружение этих людей. Именно этого и боялся Столыпин.

Но Николай Второй этого не понял. Бросился воевать - и заплатил за эту ошибку самой дорогой ценой.

Сегодня модно говорить о тупости народных масс, которые пошли за большевиками и прочими революционерами. Хорошо нынешнему городскому обывателю судить своих предков, перекусывая ветчинкой в теплой квартире! А теперь представьте себя в шкуре одного из миллионов русских крестьян, которого призвали в армию, насильно одели в шинель и бросили воевать за непонятные ему цели. Он вот уже третий год сидит в холодном окопе, в грязи, во вшах. Немец молотит по русским позициям ураганом снарядов - а своя артиллерия молчит из-за "снарядного голода". Никто не говорит вчерашнему крестьянину, что на самом деле снарядов в стране полно, но царский режим почему-то не может наладить снабжение ими фронтовых частей. Крестьянин видит, как германские пушки превращают в кровавое месиво его товарищей. Он видит, как командиры бросают его в атаки на вражеские пулеметы. Он знает, что в русских частях не хватает даже винтовок - а из тыла привозят лишь иконы да патриотические открытки, на которых бравый русский Ваня щелчком ногтя расправляется с германцем в каске.

Смотрите: темная, мрачная злоба поднимается у крестьянина-солдата из самой глубины души. Он знает, что в любой момент его могут срезать пуля или осколок, что он завтра может повиснуть на проволочном заграждении с вываливающимся из вспоротого живота кишками. А еще война может отнять ноги или руку. И тогда ему, калеке, в деревне светит только одно: вечная нищета.

А тут еще из дому идут письма от жены. Мол, совсем дела плохи. Лошаденка сдохла, приходится на себе пахать. Хозяйство заваливается. Детишкам есть нечего. Государство налоги дерет. Хорошо еще, сосед Микола помогает. Злоба в душе солдата буквально вспухает. Он представляет, что этот Микола, не попавший на фронт, еще и заменяет его на супружеском ложе. И вот наш крестьянин готов надеть на штык собственных офицеров, расстрелять царя и ехать домой. И плевать на войну! Мир - любой ценой, пусть самый похабный и позорный - но мир!

Представьте себя на месте такого солдата - и вы поймете, почему миллионы людей в серых шинелях пошли за большевиками. Почему солдаты так жестоко били своих командиров, почему бесчинствовали в Петербурге в феврале 1917-го. Ведь Северная Пальмира и была для крестьянина с ружьем олицетворением ненавистного, чуждого, колонизаторского государства Романовых! Бей этих "благородиев", этих сытых чиновников и "антилигентов"! Они загнали нас на поля смерти, а сами в тылу шампанское с омарами трескают! На штык их! Их баб - завалить здесь же, задрать им подолы!

И миллионы людей пошли за революционерами. И не только за большевиками! Большевики как раз и не были самой сильной радикальной партией. Миллионы пошли из за анархистами, и за эсерами, и за народными социалистами, и еще Бог знает за кем. Хиросима 1917 года рванула!

Памятуя, что часть наших читателей училась в школе уже при "демократах", кратко обрисуем ситуацию - иначе им будет непонятно. Итак, в феврале (по старому календарному стилю) 1917-го расколотая изнутри, уставшая от империалистической войны Россия лопнула так называемой буржуазной революцией. В Питере начались немыслимые беспорядки. Царскую власть никто не стал защищать - и под давлением высшего генералитета и чиновничества слабый и всем надоевший Николай Второй отрекся от трона. В стране установилась буржуазно-демократическая республика во главе с временным правительством, в составе которого не было ни одного еврея или большевика. Вернее, временных правительств было три, сменявших друг друга за семь месяцев. (Временными правительства назывались потому, что должны были управлять до созыва Учредительного собрания, на котором и должен был решиться вопрос об окончательном политическом устройстве страны).

В считанные дни Россия стала очень демократической и свободной. Победившие революционеры (буржуазные интеллигенты, конституционные демократы и социалисты всех мастей) не смогли справиться с нарастающим в России хаосом, только усугубляя его своими действиями. Армия, в которой революционеры "соблюдали права солдата", быстро разлагалась и дезертировала. Экономика пришла в совершеннейший хаос. На территории России стали появляться самостийные "государства". Все осложнялось тем, еще и тем, что в стране возник второй центр власти - Петроградский совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, в коем большевики играли поначалу ничтожную роль. Страна стала рассыпаться на глазах. За весну-лето демократические революционеры так всем надоели, что в октябре 1917-го большевики в союзе с левыми эсерами (социалистами-революционерами) легко взяли власть в свои руки. Вернее - просто подобрали ее. Никто на защиту Временного правительства не стал.

Получив власть, новые правители провели всероссийские выборы в Учредительное собрание. Победу на них одержали исключительно партии социалистического направления, но не большевики. (Что дела не меняет - страна проголосовала против старого строя, за революцию.) Но большевикам это тоже не понравилось, и они разогнали Учредилку. А после этого началась Гражданская война…

Но кто же устраивал этот взрыв?

Семеро против старой России

Пожалуй, лишь в одном существовало согласие среди всех наиболее влиятельных сил раздираемого противоречиями российского общества. Они все жаждали свержения царизма. И не надо вешать всех собак на коммунистов: царя в феврале 1917-го сбросили с трона не они, а те, кого с полным правом называют "буржуазной демократией". Не комиссары и не красногвардейцы вынудили Николая Второго отречься, а масоны высоких степеней, генералы и министры. Благородные, образованные и вполне имущие люди. Каждый выступал за это по своим соображениям.
Пожалуй, в России накануне 1917-го насчитывалось семь основных прореволюционных сил.

Итак, первый революционный отряд - правящая верхушка.

Промышленно-финансовая, военная, высшее и среднее чиновничество, основные офицеры спецслужб и частично - политическая элита. Многие революционеры из элиты ходили одновременно и в масонах. Масоны в России представляли из себя закрытые клубы, в которых согласовывались интересы разных отрядов и кланов правящей элиты. Они тоже пытались создать здесь матрицу общества западного типа.

Почему они выступали за свержение русской монархии? По политическим, экономическим и житейским причинам. У них была сила, но не имелось подлинной власти, предполагающей контроль. А какой может быть контроль за императором? Да и архаическая политическая система России уже мешала экономическому развитию. Да и собственностью царская семья должны бы поделиться. Ну и, наконец, русским масонам просто нравилось жить в Европе - такой милой и цивилизованной.

Наши масоны тоже хотели рынка, иерархической демократии и свободы вероисповедования. Если же мы, мол, станем во главе - то в России станет так же хорошо, как и в милой Европе. Вот вам разгадка того, почему даже белогвардейская контрразведка у Деникина и Врангеля давила офицерские монархические организации во время войны с коммунистами. Для них стало страшным потрясением то, когда Запад им не помог. Членство в масонских структурах объясняет и то, почему все командующие фронтами приехали в Ставку к последнему царю и дружно настаивали на его отречении от трона тогда, в феврале 1917-го, когда до победы над Германией оставалось всего полгода.

Почему масоны учинили Февральскую революцию тогда, когда Германия начала падать от изнурения? Потому что хотели установить в России режим западного типа, который выступит триумфатором в войне с Германией, Турцией и Австрией, отобрав эти лавры у царизма.

Лучший ответ дает великий английский политический деятель Уинстон Черчилль, которые в период Первой мировой войны был военным министром кабинета Британии. Он писал о моменте, когда произошла Февральская революция:

"Перспективы были обнадеживающими. Союзники владели преимуществами 5 к 2. Фабрики, в силу меры, производили для них вооружение, боеприпасы направлялись к ним со всех сторон: из морей и океанов. А Россия, обладающая бездонной людской мощью, впервые, сначала боевых действий, была экипирована должным образом. Двойной шириной железная дорога, к незамерзающим портам Мурманска, была, наконец, завершена… Россия впервые имела надежный контакт со своими союзниками. Почти 200 новых батальонов были добавлены к ее силам и, на складах лежало огромное количество всех видов снарядов. Не было никаких военных причин, по которым 1917 год не мог бы принести конечную победу союзникам. Он должен был дать России награду, ради которой она находилась в бесконечной агонии …

Отлученные от верховной политической власти, узурпированной тогдашней семьей и двором, разнообразные силы, включая промышленников, торговый капитал, высшее офицерство, либеральную интеллигенцию, хотели прийти к власти, хотели овладеть Россией и направить ее по западному пути развития, но ориентируясь не на Германию, а, прежде всего, на Англию и Францию".

Однако вместо триумфальной победы верхушечные революционеры вызвали катастрофу России.

Сила вторая - это внешние силы, активно вовлеченные в судьбы империи.

Особо надо сказать о взаимоотношениях большевиков с западниками. Было бы, наверное, крайним упрощением считать ленинцев агентами западного капитала, его приспешниками, прислужниками и марионетками. Во взаимоотношениях большевиков с Западом прослеживается та же коллизия, что и в отношениях революционеров с царской охранкой. Многие революционеры были, без сомнения, агентами охранки. Но при этом возникала двойная коллизия: охранка считала, что революционер является ее агентом, а революционер зачастую искренне полагал, что использует возможности и ресурсы охранки для реализации своих революционных целей. Кстати говоря, зачастую революционер не ошибался в своих предположениях.

Соответственно, взаимоотношения большевиков и западников имели подобную двойную природу: с одной стороны, Запад пытался использовать большевиков для нужных ему целей. А, в свою очередь, большевики пытались приспособить Запад для того, чтобы укрепиться в России, создать тылы, решить свои текущие оперативные задачи, в отношении которых и интернационалисты и националисты красного цвета были едины. Если об этих задачах говорить не надо, они очевидны - выживание, налаживание элементарной жизни на пепелище, политическая легитимизация и усмирение народа, то интересно посмотреть, какие же цели пытался Запад реализовать при помощи большевиков.

Немцам революция в России нужна была по горло для того, чтобы спастись. Хотя они совершили и ошибку: Октябрьскую революцию они все-таки инициировали слишком поздно. И, кстати, так и не дошли до идеи совместной русско-немецкой армии по борьбе с мировой властью "денежных мешков".

Если немцы решили текущие задачи, то с американцами дело обстояло куда сложнее. Посол США в России того времени был, пожалуй, самым безоговорочным сторонником Февральской революции. Он отзывался о революции, как о "самой изумительной революции в истории", а президент Соединенных Штатов Вильсон заявил, что он однозначно осуждает "автократию, которая увенчала вершину русской политической структуры столь долго и, которая прибегала к столь ужасным методам, что не была русской ни по происхождению, ни по характеру, ни по своим целям. Теперь она от рынка и великий благородный русский народ приткнул ко всем своим естественным величием и мощью к силам, которые сражаются за свободу, справедливость и мир".

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Фев >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728     
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама