Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

ЧАСТЬ I. Пятая мировая война
Отправить другу

ГЛАВА 21. Если тьма восторжествует…

Задумаемся о мире, на который мы обречены в случае победы врага, воюющего нынче со всем человечеством.

На нынешнем Западе бродят сегодня зловещие энергии. Кто живет там? Скопища пресыщенных потребителей с банальными желаниями и штампованными мыслями, которые давным-давно погибают от скуки. Брюхо набито. Все есть. Материальное благополучие дошло до невиданных высот. И хочется чего-то такого, что может взволновать остывшую, жидкую кровь европейца или американца.

Великая Скука царствует в уютном и защищенном мире Запада. Там нет великих идей и великих целей — все сведено к плоскому счастью «консьюмера», к скотской сытости и чувственности. Все равны, все имеют равные права, жизнь — высшая ценность! Эти формулы западники повторяют каждый лень, но внутри-то у них рвутся наружу совсем другие желания. Желания бесящегося от комфорта, пресыщения и скуки постиндустриального существа. Им подсознательно хочется разрушать, видеть отблески пожаров, слушать чьи-то крики невыносимой боли и мольбы о пощаде, убивать и насиловать. Потому что это, черт возьми, захватывает и пьянит, выбрасывает в кровь сумасшедшие дозы адреналина. Нет, уже мало садомазохистских клубов и таиландских притонов, кассет с реальными пытками и фильмов ужасов. Нужен новый, живой объект для игры, для удовлетворения похотей и комплексов.

А кто же им станет? Мы, читатель. Мы, эта опустившаяся, ни на что не годная страна, которая только занимает место на карте.

Мы — те самые русские, перед силой которых еще вчера западные существа с фальшивыми улыбками и стеклянными глазами трепетали в страхе. Ведь теперь можно всласть поизмываться над теми, кого ты вчера так боялся. И над русскими, и над сербами, и над другими народами, которые пытались идти своим путем.

И это очень удобно: ведь западники — это тоже подвластное новым кочевникам стадо, пусть и самое привилегированное. Лучше будет, если это стадо займется большими развлечениями и удовлетворением страстей пресыщенного общества, а не ищет великих идей. Или же вспоминает совсем недавнее наследие, играя в неогитлеризм с сохранением верности Великой Америке. Ведь это тоже выгодно: держать в повиновении свиней высшего разряда, давая им возможность унижать тех, кто ниже их по рангу.

И мы видели симптомы этой борьбы с Великой Скукой. Вот хорваты возили богатых западных клиентов на войну, позволяя им поохотиться со снайперской винтовкой за сербами. Мы уже видели, как правые ультра в Западной Европе набирали бойцов на войну в Югославии, прямо говоря о том, что они лишь продолжают дело, не завершенное в 1940-х годах.

* * *

Что будет с миром потом? Западный обыватель свято верит в то, что его мир останется высшим миром, который отгородится новым железным занавесом от мира неустроенного и нищего. Что он, обыватель Запада, составит высшую расу, расу господ. В представлениях подленького западного человечка намертво сидит одна иллюзия — о том, что он-то всегда по праву рождения останется господином жизни на этой планете. Мол, если я родился в «цивилизованной стране» вроде США, Франции или Германии, то за будущее можно не беспокоиться. Все беды и кошмары останутся навечно за рубежами Свободного и Демократического мира, где-то там, восточнее Вислы и южнее Средиземного моря, за Рио-Гранде и за Беринговым проливом.

Наверху нового мирового порядка останутся именно эти самые Свободные страны, а уж участь быть внизу достанется всем остальным царствам-государствам. Пусть новый порядок уподобится вечной пирамиде. Главное, наши-то государства окажутся на ее вершине.

Но это сказка.

Разделавшись с нами, неокочевники примутся и за западные страны тоже. И тамошние народы тоже ждет раздел на господ, средних и рабов. Мир гуманизма и демократии, которые царят на нынешнем Западе, тоже исчезнет. Демократия, читатель, — это пережиток XX, ушедшего столетия. И разделение побежденного в нынешней мировой войне человечества на касты пойдет и внутри стран, которые заранее (и очень глупо!) радуются своей победе.

Победившие «чужие», эти мировые «добыватели трофеев» и мародеры, с презрением посмотрят на благополучную западную массу. Она слишком много потребляет, не желая перетруждаться. Слишком много жизненных благ требует весь этот «средний класс» Запада. А зачем? Нужно заставить и западную массу потреблять поменьше, а работать — побольше. Унаследованные от XX века глупые традиции «социального государства» или «государства всеобщего благоденствия» стоят слишком дорого. Какого черта нам содержать лишние рты, всех этих люмпенов и неквалифицированных работников в жирных складках больших городов? А эта дурацкая комедия со всеобщими выборами и демократией? Одна морока, которая влетает в копеечку. Зачем ее продолжать, коль во главу угла ставятся прибыль и рентабельность? К черту!

Тем более что теперь нет Советского Союза, одно существование которого вынуждало богатых на Западе делиться с бедными, создавать тот самый «средний класс», заниматься социальными программами и бороться с безработицей. Все помнили, как в 1930 году в США уже шли демонстрации озлобленных, голодных и обнищавших масс, которые выбрасывали лозунги «Сделаем так, как в Советской России». Теперь угроза конкуренции со стороны Советов снята окончательно, а так называемый «исламский фундаментализм» — совсем не конкурент.

Мечтатели все еще думают, что в новом порядке страны мира окажутся разложенным по полочками: вот эти — на верхней, в Первом постиндустриальном мире. Вот эти, работяги, пойдут на среднюю, во Второй мир фабричных труб. А самые пропащие и нищие окажутся в Третьем — подземном — мире. Как бы не так! Внутри самих западных стран окажутся и Первый, и Второй, и Третий миры. И тот кризис, в который Запад вошел с 2000 года и особенно после 11 сентября 2001-го — всего лишь первые колебания почвы перед настоящим буйством землетрясения.

* * *

В 1960— е все эти процессы на Западе здорово ускоряются молодежными бунтами 1968 года. Ведь тогда миллионы студентов действительно выходили на улицы с портретами Мао, Ленина и Че Гевары, обуянные жаждой социалистической революции.

Именно в это время на Западе и складывается огромный средний класс, опора стабильности и демократии. О формировании такого среднего класса в нынешней Россиянии так долго и безрезультатно разглагольствуют наши «дерьмократы». Однако этот «миддл клэсс» возник не в силу развития свободного рынка, а благодаря государству, которое заставило предпринимателей-капиталистов поделиться своими богатствами с массой в условиях двухполюсного мира, т. е. прямого давления со стороны СССР.

Средний класс возник потому, что государство заставило капиталистов вкладывать деньги в науку и образование, в программы вооружений. Или просто драло с них налоги, на финансирование государственных программ. Тогда казалось, что сей порядок будет вечен. Что Маркса и Ленина, а также огромное количество несоциалистических мыслителей, которые предсказывали будущее капитализма как бескрайнее обогащение верхушки и беспредельное обнищание низов, можно навсегда списать в архив.

Но уже в 1970-х этот «рай» начал портиться. Пришел могильщик рая — Дьявол Глобализации.

«Золотой век» Запада начался в шестидесятые. В 1964-м президент США Линдон Джонсон выдвинул программу «Великого общества». Именно тогда и сформировалось окончательно государство всеобщего благосостояния — с высокими зарплатами работяг, с огромными социальными льготами и пособиями и с очень большими налогами на предпринимателей, которыми все это и оплачивалось. Расцветает какое-то помешательство на правах человека. Постепенно Запад все больше и больше заботится о тех, кто в старые добрые времена считался опасными изгоями: о половых извращенцах и преступниках. Впервые появляются сконструированные молодежные моды, музыкальная культура молодых, разнеженно-потребительское движение хиппи, наступает сексуальная революция. Дома, машины, бытовая электроника становятся общедоступными. Расцветает «японское чудо». Картины именно этого рая, грамотно представленные в пропаганде Запада, и соблазнили советского обывателя.

* * *

Самым счастливым годом Эры всеобщего благоденствия стал 1972-й. В тот год реальные доходы западных рабочих и среднего класса достигли своего пика. Но уже в 1973-м грянул энергетический кризис, и цены на нефть, газ и электричество взлетели в несколько раз.

Кризис 1973-1975 годов еще не добил государства всеобщего потребления. Запад даже сумел резко увеличить экономичность своего производства. Есть немало серьезных исследований, которые показывают, что тот энергетически и кризис был даже искусственно и целенаправленно организован — в целях обновления западной экономики и стимулирования ее подъема на новых основаниях.

Однако 70-е стали порой бешеной — по западным меркам — инфляции, роста цен, сопряженного со спадом производства. Положение усугубилось тем, что с 1971 года янки отказываются от золотого обеспечения своего доллара, и отныне он, по сути дела, превращается в простую бумагу, неимоверная ценность которой поддерживается чем-то вроде всемирного поверья.

Семидесятые становятся довольно мрачными для Запада годами. Если познакомиться с кино и литературой той поры, то почти вся она полна предчувствия ядерной или прочей катастрофы и упадка Америки. Массовой манией снова становится строительство частных убежищ, разгорается движение сервайелистов — тех, кто хочет выжить, копя в своих убежищах оружие и продовольствие. Запад со страхом глядит на Восток, на нашу Империю. Хотя ею управляет явно впавшее в маразм и апатию руководство из стариков, западники жутко боятся того, что к власти в Советском Союзе могут прийти энергичные молодые силы. И если они смогут высвободить накопившуюся в Империи энергию обновления и рывка, то Западу придется туго.

Одновременно в самом конце 1970-х наступает первый серьезный кризис общества всеобщего достатка, который только будет нарастать в восьмидесятые. Наступает эпоха Великой Глобализации. Развитие бизнеса и технологий, появление всемирных электронных сетей в банковском деле и торговле приводят к тому, что начинается стремительный экономический рост Азиатско-Тихоокеанских стран. Теперь с помощью компьютера можно, сидя в уютном офисе в любом городе мира, не сходя с места, найти нужный товар в любом уголке света по самой низкой цене и так же, не выходя из офиса, его купить, отправив платеж по электронной почте. Теперь можно управлять своим бизнесом или купленным за тридевять земель предприятием за тысячи миль. И пусть предприятие это находится в Таиланде — с помощью глобальных сетей металл для него можно купить в Европе, а микросхемы — в Сингапуре, причем гораздо дешевле, чем в самом Таиланде. Теперь уже необязательно строить предприятие у месторождений угля и металла, не обязательно ставить штаб-квартиру фирмы прямо у заводских цехов.

Поэтому западные и японские капиталисты начинают переводить туда свои производства и даже финансы. Их прельщают мягкий климат тропических стран, баснословная дешевизна рабочих рук тех краев, очень низкие тамошние налоги. Ведь азиат требует на полсотни выходных дней в год меньше западного рабочего, ему неведомы двухнедельные рождественские каникулы и ежегодный оплачиваемый отпуск, к которым привык западный трудящийся. Азиат может вкалывать по 10-11 часов в сутки, почти не уступая по качеству труда западному рабочему, зато получая зарплату в десять раз меньше. Да и правительства в Азии берут куда меньшие налоги с бизнеса: ведь им не надо вести тяжелую гонку вооружений, платить большие пенсии старикам и обеспечивать громадные социальные льготы. О таких вещах, как пособие по безработице в 80 процентов заработка или рождественская месячная надбавка к жалованью, в большинстве стран Азии и слыхом не слыхивали. Стремительно взлетает экономика Южной Кореи, и теперь ее товары, как когда-то японские, завоевывают американский и европейский рынки. В 1978-м начинаются реформы в Китае, и он врывается на мировой рынок с многосотмиллионной массой квалифицированной рабсилы и теплым климатом.

Оказывается, Маркс и Ленин во многом были правы. Век назад они предсказывали, что западный капитализм превратится в мрачный Метрополис: кучка сверхбогачей-диктаторов, живущих в роскошных дворцах на одном полюсе, а на другом — миллионы и миллионы бесправных, нищих людей, вынужденных работать на фабриках-казармах за жалкие гроши. Маркс и Ленин думали, что в такой мрачный мир превратятся Европа и Америка, что год от года богатые будут становиться богаче, а бедные — беднее. Они только не предвидели такого вот процесса глобализации рынка и того, что беднейшие массы пролетариата будут образовываться не в самих западных странах, а за их пределами, в Третьем мире. Что участь рабочего, нищего стада отведут азиатским странам, тогда как страны Европы и США превратятся как бы в гигантские управляющие конторы, а их население — в конторских служащих в белых воротничках и с хорошими зарплатами, которые свысока смотрят на чумазых работяг-азиатов.

Маркс и Ленин не знали, что в последней четверти XX века западные рабочие перестанут быть рабочими в обычном смысле, превратившись в этакий нижний класс получателей доходов от жестокой эксплуатации работяг из жарких стран и, главное, самих этих стран, что западным «пролетариям» установят неоправданно большие зарплаты за счет доходов от западных предприятий, построенных в Третьем мире. Они не знали того, что на сборке электроники в жаркой Малайзии женщины-работницы будут работать в цехах совершенно нагими (ради чистоты производства) всего за сорок долларов в месяц, тогда как западную даму на такую работу пришлось бы вести под конвоем. Даже за тысячу долларов.

Парадоксально, но сейчас рабочие Азии или Мексики, вкалывая на фабриках транснациональных корпораций в своих странах, довольствуются такой же зарплатой, что и американский рабочий XIX столетия. И янки-сталелитейщик из Питтсбурга 1880-х годов, и мексиканка на заводе «Ай-би-эм» 2000-х годов получают одну и ту же зарплату в 40 долларов в месяц. Только вот доллар 1880-х годов равен как минимум двадцати нынешним долларам.

Но запущенный Западом процесс глобализации обращается против самого Запада.

Это раньше какому-нибудь американскому магнату приходилось строить свой машиностроительный завод на родине, поближе к источникам американских угля и руды. В эпоху глобализации завод гораздо выгоднее построить на морском берегу тропической страны, у вечно незамерзающего моря. Металл, горючее, всякое сырье с помощью электронных торгов можно купить в любом конце света — по самым низким ценам. Архидешевый морской транспорт быстро и надежно перебросит сырье к комбинату. А работать на нем будут бессловесные и неприхотливые туземцы. Местное же правительство может вообще освободить американского инвестора от всяких налогов.

Все это уже к началу 1980-х приводит к тому, что в Европе и США начинает расти безработица, закрываются производства, и государствам теперь все труднее обеспечивать все эти высокие зарплаты, пенсии и льготы. Корпорации вдруг сообразили: а зачем нам делиться своими прибылями со своими «рабочими» в Европе и Америке? Лучше взять все сливки себе. И вот теперь постепенно исчезают рабочие места в промышленности, им на смену идут простейшие места в сфере услуг по типу «пожарь гамбургер», «подай-принеси», «подмети-вымой» с гораздо меньшими зарплатами.

Если вы посмотрите фильмы тех лет, обращая внимание на бытовой антураж, и (если вам в 2000 году было за тридцать) припомните конец 1970-х, то получится вот что: наши бытовые товары не сильно-то отличались от западных. Те же квадратные телевизоры на транзисторах, те же телефоны, те же микрокалькуляторы и электронные часы, появившиеся на прилавках в 1978-м. Те же приемники, проигрыватели и магнитофоны. К середине 1980-х даже наши персональные компьютеры почти не отличались от американских. Хотя их и меньше было. (Советую посмотреть фильм «Данди по прозвищу «Крокодил» 1986 года, обратив внимание на персоналки в редакции нью-йоркской газеты. Они — точь-в-точь наши «корветы» или компьютеры из Болгарии, которая тогда работала с нами вместе.)

Уже в 1981 году стадо ясно, что привычному порядку на Западе долго не протянуть. Янки делали вид, что все идет по плану. Мол, они вступают в постиндустриальное общество. Пусть заводы и фабрики уходят из Америки — сами американцы будут зарабатывать на спекуляциях с валютами и ценными бумагами, на производстве компьютеров, программного обеспечения и спутников, разрабатывать новые технологии и материалы. Но они явно лукавили: нация не может состоять только из банкиров, брокеров, ученых, инженеров и программистов. Их не может быть больше 10 миллионов душ из 200-миллионного населения США.

А остальным что делать? А что делать Западной Европе, намного отставшей от США по части космоса и вычислительной техники?

Какие бы там умные лица не делали янки, а и тут глобализация рынка грозила им развалом США. Очень скоро оказалось, что и валютой спекулировать лучше из Азии, регистрируя там свои банки и фирмы. Оказалось, что там гораздо дешевле содержать технополисы и исследовательские центры. И вот уже знаменитая «Тексас Инструментс» проектирует самые сложные микросхемы в Индии. Телекоммуникационная «Моторола» открывает центры проектирования оборудования в Индии и Китае. Оказалось, что индийские, китайские и прочие специалисты могут писать программы ничуть не хуже американцев, требуя за это денег в несколько раз меньше. Более того, оказалось, что азиатские школы и университеты готовят гораздо более образованных людей, нежели американские «храмы науки». Что янки выпускают слишком много управленцев, юристов и финансистов, зато слишком мало — инженеров. Что азиатские ученые не менее гениальны, чем американские, зато запросы у них скромнее. А еще был великий Советский Союз, который мог «сняться с тормоза» и выбросить на мировой рынок свои спутники, перспективные материалы и услуги космических телекоммуникаций, свои компьютерные программы и прочее. И вот тогда Западу пришел бы полный конец.

США в начале 1980-х ясно поняли: надо во что бы то ни стало развалить Империю русских. И тогда поток дешевого сырья с обломков Советского Союза и вал не менее дешевых плодов работы русских ученых смогут оживить умирающий организм западных государств. Разлетится на клочья могучая и единая славяно-тюркская страна — и тогда Западу не придется напрягаться в военном соревновании с нею, получая столь нужную передышку перед лицом своего цивилизационного кризиса, оттягивая момент экономической катастрофы.

Надо отдать должное американцам: они рискнули и выиграли. Они пошли на принцип «либо пан, либо пропал» и добились своего. Они просчитали действия впавшего в маразм и тупость Кремля, как хитрый охотник предвидит действия безмозглого, неповоротливого ящера, загоняя его в замаскированную яму-ловушку.

Если бы советские вожди хотя бы только сохранили Империю — то и тогда бы СССР имел все шансы сплясать победный танец на костях Запада. И уж тем более добивала бы Запад его Империя-Корпорация, Орденское государство, которое я, Максим Калашников, нарисовал в прежней книге.

* * *

Даже сейчас, после гибели советской Империи, Америка все равно похожа на человека, бегущего по тонкому льду. Чуть оступится, промедлит — и канет. Мы выставим еще одного свидетеля, человека незаинтересованного, да еще и представителя враждебного нам Западного мира.

Итак, перед вами — профессор Массачусетского технологического института, всемирно признанный экономист Лестер К. Туроу, постоянный автор серьезных американских изданий — «Ньюсуик» и «Нью-Йорк Тайме».

В своей книге «Будущее капитализма» (1997 год) Туроу блестяще доказывает: Запад в его нынешнем виде проживет недолго. Сытая жизнь «государств всеобщего благосостояния» будет взорвана процессами глобализации и огромными внутренними противоречиями, которые западный капитализм разрешить не в силах. Он радуется уничтожению сверхдержавы русских, но пока не замечает того, что и сам обречен.

Эта книга о конце старого мира.

* * *

Запад очень долго гордился тем, что обеспечил своих стариков огромными пенсиями и социальными пособиями. Да так, что теперь США и Западная Европа превратились в настоящие цивилизации престарелых: из-за увеличения продолжительности жизни армия пенсионеров невиданно разрослась, они превратились во влиятельное крыло избирателей и в самую богатую прослойку общества, которая может позволить себе полное безделье и дорогие покупки.

Как пишет профессор из Массачусетса, люди старше 60 лет, которые в 1900-м составляли 4 процента населения США, в 1990-х заняли уже 13 процентов. Уже сейчас один пенсионер находится на содержании четырех с половиной работающих человек. Но в 2013 году произойдет взрывное увеличение доли пенсионеров (на покой уйдут люди многочисленного поколения 1947 года рождения), и тогда один иждивенец придется на 1,7 работающего человека.

Но все это происходит на фоне кризиса традиционной семьи. Это в человеческие эпохи молодые уважали стариков и помогали им в старости, а сами старики нянчили внуков. В современной западной «культуре» поколения разделены, старики стали чертовски эгоистичны и уже не хотят себя чем-то утруждать.

В сочетании оба эти течения превращают растущую армию западных пенсионеров в серьезнейшую угрозу для экономики Запада, в ее невольных вампиров.

Туроу пишет: за последние 20 лет, несмотря на то, что доходы в западных экономиках на душу населения росли, реальная зарплата наемных работников пусть медленно, но падала. Куда же деваются увеличивающиеся доходы? Оказывается, за последние 20 лет доля доходов, получаемых стариками, удвоилась. Армия пенсионеров упорно не хочет голосовать за снижение налогов на бизнес, опасаясь падения своих пенсий и медицинских льгот, и западные политики вынуждены им угождать.

Но ведь чем больше будет стариков, тем выше окажутся и налоги. А чем они тяжелее — тем скорее капиталы бегут из США в жаркие азиатские страны, ускоряя крах американской системы и подрывая доходные статьи бюджета Соединенных Штатов. И ведь чем меньше налогов — тем больше правительству в Вашингтоне приходится брать денег в долг под проценты, которые тоже надо выплачивать.

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Июн >
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама