Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

ЧАСТЬ II. Будет ли новое 22 июня?
Отправить другу

ГЛАВА 2. Парагвайский вариант

— Помилуйте, господа! — слышим мы голос въедливого Скептика, свободного от старых предрассудков. — Не пугайте нас войной и вообще оставьте эти бредни старых коммунистов! Что бы вы мне ни доказывали, в нынешние времена силу оружия заменило соревнование в экономической, научной и культурной мощи. Большие деньги сейчас способны решить проблемы сильного стократ лучше, чем сотня танковых дивизий. Переговоры, политические технологии и пропаганда сейчас творят чудеса без больших кровопролитий…

Такие голоса звучат повсюду мощным хором. Эх, этими бы устами — да мед пить! Я очень люблю «Звездный десант» Роберта Хайнлайна, написанный в 1959-м, а особенно — монологи одного из персонажей, отставного полковника Мобильной пехоты — Дюбуа. Сила ничего не решает? Слушая таких сладкопевцев, хочется ответить им словами этого героя, немного изменив их:

— Я уверен, что правители страны под названием Югославия были бы очень рады это слышать. Ведь теперь Югославии больше нет: она получила смертельный удар под бомбами агрессора в 1999-м и распалась два года спустя. Почему бы вам не обнадежить югославов? Что, как не сила, решила судьбу Югославии?

Расскажите об этом в Ираке, в Ливии и Вьетнаме, в Афганистане или Иране…

Всякому, кто исповедует исторически неверную — и полностью аморальную — доктрину о том, что «сила ничего не решает», я посоветовал бы обратиться к духам Наполеона Бонапарта и герцога Веллингтона и обсудить этот вопрос с ними. Дух Гитлера вполне подойдет для того, чтобы рассудить вас, а места в большом жюри могли бы занять, скажем, Дронт, Большая Гагара и Странствующий Голубь. Сила, откровенная сила, решила в истории человечества больше, чем какой-либо другой фактор…

* * *

Давайте представим себе, что русским удалось совершить чудо — Россия начала воскресать из мертвых. Сошлись под стяги новой идеи русские братья и овладели самыми чудесными технологиями, новыми источниками энергии и невиданными способами развития человеческих способностей. Вот они развернули финансовые потоки, струями бившие из России, обратно в страну — и в ней стали подниматься новые технопарки и сверхсовременные производства. Вот Россия стала мировым прибежищем для самых смелых изобретателей, самых рисковых предпринимателей и самых оригинальных мыслителей. Вот мы становимся поставщиком технологий в страны незападного мира, открывая доступ к космосу и новой энергии арабам и малазийцам, индусам и китайцам, создавая с ними грандиозные совместные предприятия. Да и в самой России русская культура взяла реванш над импортной дрянью, русские стали русскими и принялись трудиться, творить, детей рожать и хорошо их воспитывать. И в стране нашей все больше появляется людей с психическими сверхспособностями — всечеловеков. И вообще в России начинает развиваться мир будущего, Нейромир.

Неужели вы думаете, что в этом случае нас оставят в покое? Что нам позволят развиваться так, как мы захотим? Что нам вот так дадут конкурировать на мировом рынке с западными корпорациями? Россия, которую мы хотим видеть, которую одни из наших единомышленников называют Китежем, а другие — Третьим Римом — такая Россия смертельно опасна для новых кочевников. Само появление такой цивилизации на одной шестой части суши станет самым сокрушительным поражением Вечного рейха и всего проклятого рода новых кочевников в их мировой войне за порабощение всех землян. Такая Россия безнадежно сломает планы нашего врага, она создаст мир, в котором неокочевники просто-напросто не смогут жить, вымрут, словно динозавры. Такая Россия породит новый мировой порядок, в котором исчезнут все рычаги, делающие неокочевников господами нынешней жизни: потоки лжи и подлости, искусственно дорогой научно-технический прогресс, монополия на него Запада, зависимость огромных территорий планеты от дефицитного сырья. Вся глобализация на американский манер в этом случае полетит к черту, а сила доллара побледнеет перед мощью русского интеллекта.

В этом случае, читатель, нас ждет самая настоящая, «горячая» агрессия. С бомбами, налетами с воздуха и высадками спецназа. И у этой войны — очень веская причина.

Это — убийство потенциального конкурента.

В двухтомном «Третьем проекте» нам, потратив два года упорного труда, вместе с друзьями удалось вывести формулу невозможного: ухода России от смерти и распада. В «Третьем проекте» мы обрисовали новую стратегию, стратегию прорыва нашей страны в новую эпоху, названную в книге нейромиром. В этом мире русские способны стать первыми и нанести смертельный удар новым кочевникам, опередив США в гонке за вступление в новую эру. Мы исследовали те предпосылки для прорыва, которые уже сегодня есть у русских.

Но отсюда же следует и очень тревожный вывод, друзья-читатели. Ведь если русские начнут прорыв в новую эпоху, уходя в самую голову мировой гонки, если неокочевники почувствуют угрозу своему могуществу, то по нам тут же неминуемо нанесут удар. И удар этот скорее всего будет военным.

* * *

Не думайте, что мы преувеличиваем. История знает не один кровавый пример того, как страны, которые осмеливались нарушить планы могущественных гегемонов мира, жестоко наказывали за попытки развиваться по своему разумению. Просто о таких эпизодах мировой хроники почему-то не любят говорить.

Начнем с событий полуторавековой давности. Что представляет собой сегодняшний Парагвай? Нищее захолустье даже по латиноамериканским меркам. А ведь к 1862 году эта страна была самой развитой страной Южной Америки. Но ее подвергли самому жестокому геноциду.

А дело было вот как. После Наполеоновских войн англичане, как и американцы после 1945 года, начинают экономический передел мира. Побежденные европейской коалицией французы успели нанести смертельный удар по Испанской и Португальской империям, которые владели огромными землями Латинской Америки. Не было тогда еще ни Мексики, ни Колумбии, ни Эквадора с Боливией, ни даже Бразилии, равно как и всех других латиноамериканских стран. Испанцы, например, создавали эти колонии, развивали там промышленность и защищали их рынок от проникновения дешевых английских товаров, от экспансии английского (а, вернее, еврейского) банковского капитала. Но Наполеон, разорив саму Испанию, породил сепаратистское движение в Южной Америке. Под знаменами демократии, на манер французской революции.

Конечно, вожакам сепаратистов на всю эту демократию наплевать было. Просто им, как и главам республик СССР, хотелось самим стать хозяевами в своих вотчинах, самим распределять бюджеты, земельные угодья и собственность, торговать сырьем и жить в президентских дворцах. Это движение охотно поддержали англичане. Южная Америка пережила серию жестоких гражданских войн, отпав и от Испании, и от Португалии. Политическую независимость завоевали — а вот экономически попали в самую полную зависимость. Именно с тех пор латиноамериканцы ассоциируются с опереточными генералами-диктаторами, с нищетой людей, с дикой коррупцией и неразвитостью. Но англичане выиграли: новые государства просто завалили их дешевым сырьем и золотом, покупая у англичан все: и потребительские товары, и машины, и корабли, и оружие, и даже брусчатку для мощения улиц. Все велось по уже хорошо знакомой нам формуле: если мы сегодня за импортный компьютер должны отдать три-четыре тонны нефти, то тогда латиносы за манчестерское сукно отдавали горы леса, золота, хлопка, мяса. Особенно богатели первые люди в Англии — еврейские банкиры клана Ротшильдов. Да и молодые США очень скоро присоединились к этому грабежу. Потом они даже вытеснят британцев из этой части света. Но в середине XIX века британцы и американцы работали сообща.

К тому времени латиноамериканские режимы вовсю воровали, сменялись в переворотах, брали взятки и грабили собственные народы. Но только одна страна стояла особняком: гордый Парагвай — там стала развиваться индустриальная цивилизация, которая никак не служила Западу источником дешевого сырья и бросовой рабочей силы. А ведь Парагвай всегда был самой глухой, самой неразвитой провинцией Испанской империи, в людях которой было больше индейской крови, чем иберийской!

Парагвайцы силой оружия отбили попытку тогда еще молодой Аргентины осчастливить себя демократией. Во главе их с 1810 года стоял Хосе Франсиа, образованный правовед. Именно он стал диктатором Парагвая, отбившим все попытки аргентинцев присоединить страну к себе. А дальше, читатель, мы процитируем статью, которую скачали с сайта газеты «Спецназ России».

«…Естественно, западным приватизаторам это не нравилось, и уже в марте 1820 года был раскрыт инспирированный зарубежными спецслужбами заговор, во главе которого стояли в основном помещики и высшие офицеры. Франсиа реагировал молниеносно. Руководителей заговора расстреляли. Распоряжением верховного диктатора были высланы из страны все граждане Испании и на два года полностью прерваны отношения с внешним миром. За это «мировое сообщество» заклеймило Франсиа как кровавого тирана, хотя на самом деле за годы его правления преследованиям властей подверглись всего около 1000 человек, из них 68 были расстреляны, а остальные отделались тюрьмой или высылкой.

Чрезвычайное положение, введенное после раскрытия заговора, позволило практически покончить с терроризировавшими население преступными шайками. Резкое сокращение импорта компенсировалось расширением отечественного производства… Снижение налогов на производство стимулировало развитие государственной промышленности. В массовом порядке создавались школы. Парагвай стал единственной страной Южной Америки, где существовало всеобщее бесплатное начальное образование.

Располагая неограниченной властью, глава государства ни разу не использовал ее в целях личного обогащения. Жалованье, установленное ему Конгрессом, он сначала урезал, а потом и вовсе от него отказался, предпочитая жить за счет сбережений, сделанных еще до прихода к власти. Неудивительно, что авторитет Франсиа, получившего в конце жизни от народа неофициальный титул — Верховный (El Supremo), был абсолютен. Когда же 13 октября 1840 года, простудившись во время верховой прогулки, 74-летний диктатор скончался, по всей стране люди рыдали так же, как и 112 лет спустя плакала Россия, узнав о смерти другого Верховного, Иосифа Сталина.

После смерти Франсиа во главе парагвайского государства стал другой известный адвокат, сын бедного сапожника, Карлос Лопес. Поскольку внешняя угроза к тому времени ослабла, новое правительство открыло границы, установило дипломатические отношения с большинством стран мира и стало бурно развивать международную торговлю…

Быстро развивалась страна и при сменившем скончавшегося в 1862 году К. Лопеса его сыне, Франсиско. Его стараниями Парагвай превратился в самую передовую страну Латинской Америки. В ней были богатые, но не было нищих и почти отсутствовала преступность. Парагвай полностью обеспечивал себя тканями, бумагой, стройматериалами, оружием и боеприпасами. Действовала одна из первых в Южной Америке железных дорог, работала телеграфная связь, национальная валюта была устойчивой, как ни в одной другой латиноамериканской стране, а внешнего долга не было вообще.

Существование южноамериканского государства, не позволяющего себя грабить, подрывало все мыслимые устои. Когда же президент соседнего Уругвая решил последовать этому примеру и ограничить произвол английских и американских корпораций, терпение «мирового сообщества» лопнуло.

Действующий по указке Англии и США бразильский император Педро II 10 августа 1864 года объявил войну Уругваю и захватил его столицу Монтевидео. Так как через этот порт осуществлялась вся внешняя торговля Парагвая, его захват враждебным государством автоматически приводил к экономическому удушению страны.

Президент Лопес был вынужден начать военные действия против Бразилии. Овладев бразильскими пограничными крепостями, парагвайские войска двинулись в южном направлении, чтобы соединиться с остатками армии Уругвая. Успешно начатое наступление провалилось из-за предательства командующего экспедиционным корпусом генерала Эстигаррибии. Изменник завел свой 8-тысячный отряд в ловушку в городе Уругваяна, где тот был окружен и уничтожен 30-тысячной бразильской армией…

1 мая 1865 года Бразилия, Аргентина и оккупированный Уругвай заключили договор о союзе против Парагвая, и в марте 1866 года вторглись на его территорию. Исход войны казался заранее решенным. Страна была полностью отрезана от внешнего мира, ее население составляло 1,4 миллиона человек, в то время как одна Бразилия имела свыше 10 миллионов при неограниченной военной помощи Англии, Франции и США. По планам «Тройственного союза» война должна была завершиться не позже, чем через 3 месяца…

«…Событие, занесенное в знаменитую книгу Гиннесса, по гнусности и лицемерию намного превзошло нацистский террор, но до сих пор успешно замалчивается во всех учебниках истории. С 1864 по 1870 годы мировое сообщество в составе Британской империи, Франции, США, Бразилии и Аргентины истребило 85 процентов населения маленькой латиноамериканской страны Парагвай.

Чудовищная бойня открыто оплачивалась международным банкирским домом Ротшильдов, тесно связанным со знаменитым британским банком «Бэринг бразерс» и другими финансовыми структурами, где традиционно ведущую роль играли соплеменники Ротшильда. Особый цинизм геноциду придавало то, что проводился он под лозунгами освобождения парагвайского народа от ига диктатуры и восстановления в стране демократии. По существу, «мировое сообщество» впервые опробовало здесь схему, в последний раз примененную против Югославии и ныне готовящуюся для России. Реальные же причины, как обычно, оказались сугубо экономическими…»

«…Основная борьба развернулась за крепость Умайту — центральный пункт всей парагвайской обороны, названный за стойкость защитников южноамериканским Севастополем. Многократные атаки интервентов захлебнулись, а несколько их отрядов были разбиты смелыми контрударами парагвайской армии. Тогда бразильское командование решило обойти Умайту с севера. Новая бразильская армия почти год продиралась сквозь джунгли. Не имея свободных войск, Лопес бросил на них отряд женщин. В сражении при Корумбе лихие девчата вместе с гарнизоном крепости полностью разгромили оккупантов, загнав их в болото, где незадачливых вояк прикончила тропическая лихорадка.

Не сумев добиться победы силой, интервенты сделали ставку на измену. Американский посол Уошборн организовал заговор с целью свержения Лопеса. И опять ничего не вышло. Заговор раскрыли, посла с подельниками выслали. Правительство США обещало их наказать и, естественно, соврало.

Пришлось опять штурмовать Умайту. В бой бросали всех, кого могли. Армия интервентов пополнялась бразильскими рабами, которым обещали свободу после окончания войны, иностранными наемниками и бандами боевиков бразильских и аргентинских помещиков. Из Европы и США шел непрерывный поток оружия: новейшие винтовки, пушки и, главное, мощные мониторы с броней, неуязвимой для парагвайской артиллерии. В августе 1868 года после 30-месячной осады Умайта пала. Спустя еще четыре месяца главные силы парагвайской армии были разбиты и оставили столицу страны Асунсьон.

Разгром армии не означал конца боевых действий. Лопес увел остатки своих отрядов в горные районы Кордильер и перешел к партизанской войне. Против оккупантов поднялось все население. Каждую деревню приходилось брать штурмом, после чего всех жителей, включая детей, обычно вырезали…

Последнее сражение парагвайской войны произошло 1 марта 1870 года в ущелье Серро-Кора. В неравном бою отряд Лопеса был полностью истреблен. Последними словами раненого президента были: «Я умираю вместе со своей Родиной!» За шесть лет войны население Парагвая с почти полутора миллионов уменьшилось до 221 тысячи. Из оставшихся в живых лишь 29 тысяч составляли взрослые мужчины, включая стариков и инвалидов. Война закончилась. Воевать стало не с кем.

Лишившаяся половины территории обескровленная страна превратилась в жалкую англо-американскую полуколонию, известную сегодня одним из самых низких в мире уровней жизни, разгулом наркомафии, огромным внешним долгом, полицейским террором и коррумпированностью чиновников. У крестьян отняли землю, отдав ее кучке помещиков, приехавших в обозе оккупантов. Впоследствии они создали партию «Колорадо», до сих пор правящую страной во имя интересов доллара и дядюшки Сэма. Демократия восторжествовала…»

Так была уничтожена парагвайская попытка построить свою, самобытную цивилизацию, которая не вписывалась в планы финансово-ростовщической мафии позапрошлого века — этого предка Вечного рейха.

* * *

Очень красноречивая история, не правда ли? Если немного поразмыслить, то можно обнаружить и другие примеры. Скажем, Германия первой половины XX века обладала возможностью развернуться в весьма самобытную цивилизацию. Немецкие физики, конструкторы и инженеры в ту пору восхищали весь мир. Первыми в истории немцы создали автомобильную промышленность и наладили производство цельнометаллических дирижаблей-цепеллинов. Их электротехника и радиопромышленность поднялись на высочайший уровень. Именно немцы в числе первых вели исследования по овладению атомной энергией, при Гитлере выбирая путь тяжеловодных реакторов. Немцы первыми в мире создали полноценную реактивную авиацию, построили первые вертолеты, сконструировали баллистические ракеты, вплотную приблизились к возможности полетов в космос. Именно их инженер Ойген Зенгер в 1942-м спроектировал многоразовый воздушно-космический самолет.

Но в результате очень умелой политики США эта самобытная цивилизация погибла. И теперь при всем своем достатке и богатстве Германия технически на целую эпоху отстает от США, она не лидирует в области создания новейших технологий, а ее образование, претерпев американизацию, перестало давать стране гениальных ученых. Теперь немцы — не конкуренты американцам.

Третий пример — это мы. Русские во второй половине XX века тоже стали развиваться в самобытную цивилизацию. Уступая Западу по части бытовых удобств и потребительских благ, мы тем не менее создали несколько прорывных направлений, которые грозили развернуть на полную мощь. Можно сказать, русские избрали энергетическо-технологический путь прогресса взамен информационно-технологического пути Запада. Мы смогли создать независимые от остального мира машиностроение, ядерную, авиационную и космическую промышленности, биотехнологию, мы создали условия для появления новых видов топлива, летательных аппаратов, оригинальных транспортных систем, медицины. У нас сформировалась своя технологическая пирамида, практически несовместимая с западной, и она влияла на развитие огромных районов Земли, ломая западные планы.

Теперь же, всего полтора десятка лет спустя, эта техноцивилизация практически разрушена.

Впрочем, можно взять примеры масштабом помельче. Какая арабская страна в 1991 году выступала самой технологически развитой? Ирак. Что с ней сделали? Разгромили в ходе двух воздушно-космических наступательных операций в 1991 и 1998 годах. Еше в начале 1980-х самой продвинутой страной Южной Америки была Аргентина. У нее имелись и ядерная промышленность, и авиастроение. Где все это? Начисто уничтожено либеральными реформами 1990-х. Демократизация под американскую диктовку разрушила научно-промышленный комплекс наиболее развитой страны Черного континента — Южно-Африканской Республики. Реформы, сепаратизм и война привели к гибели высокоразвитой югославской цивилизации. А деградация некогда сложных производств на обломках СССР, на Украине, в Закавказье и на Северном Кавказе? А гибель компьютерной индустрии в Болгарии? А попытки США задушить развитие Ирана, Малайзии, Индонезии?

Получается вполне солидный перечень. Уничтожение тех, кого приговорили к неразвитию, убийство альтернативных Западу моделей — это не сказка.

* * *

Давайте дадим волю воображению и представим рождение действительно новой России.

Вот в нашей стране начат «технологический беспредел» и создаются образцы техники, которая под корень, как класс, уничтожает целые отрасли старой промышленности, заменяя их собой. Новые русские товары продаются через Интернет по всему свету. И вот крупнейшие нефтяные корпорации обнаруживают, что скоро они станут ненужными мастодонтами, что их власть над целыми частями планеты рушится. То же самое чувствуют компании, делающие сверхдорогие лекарства, автомобили, массу оборудования для промежуточных стадий индустрии. Западные финансисты сталкиваются с какими-то немыслимыми конкурентами, обладающими фантастическими способностями к предвидению. Сам окружающий мир, которые эти магнаты считали покоренным, вдруг начинает рассеиваться, а в проступающем пейзаже новой эпохи их самих уже нет. Ни «Шеврона», ни «Экссон», ни «Ай-би-эм» и «Саломон Бразерс»…

Неужели вы думаете, что они вот так просто сдадутся? Ведь источник угрозы их жизни находится даже не в родных США, а в какой-то России…

Тогда нас ждет война, которую американские правители готовят уже сегодня по плану «Единая перспектива-2010». И потому русским надо быть начеку, уже сегодня готовясь к отражению агрессии самого сильного и коварного на Земле врага.

Мы не должны повторить судьбу Парагвая.

* * *

Даже без гонки в Нейромир сегодняшняя Россия представляет немалую опасность для США и неокочевников, поскольку не вписывается в их планы.

Сегодня стало модным считать страны, которые поднимаются, при этом не горя любовью к Америке, и которые хотят бросить ей вызов. Тут вам и Китай, и Индия, и Иран. В этом же списке числят Индонезию и Малайзию.

Но заметьте: при всей решительности и волевом порыве правящих в тех царствах-государствах элит им еще очень многого не хватает. И образовательного уровня народа, и важнейших отраслей: авиастроения, космической индустрии, сложного машиностроения, ядерной индустрии, мощного оборонного комплекса.
А мы, русские, несмотря на утраченное величие, все эти отрасли уже имеем. Мы уже заплатили большую цену за их создание. Мы еще умеем летать в космос и строить различные модели самолетов, от маленьких авиеток до суперистребителей — вторыми после США во всем мире. У нас есть развитая ядерная отрасль, которая даже сейчас выбивает американских конкурентов с восточных рынков. Наша оборонка уже сегодня поставляет свои высокие технологии на Восток, участвует через посредников как субподрядчик в космических программах Европы, Китая и Южной Кореи.

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2018 Сегодня < Сен >
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама