Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама
Продажа измерительных приборов и осциллографов.

ЧАСТЬ I. Образ молнии
Отправить другу

ГЛАВА 2. Логика невозможного

«…Победы достигает тот, кто более внутренне свободен, кто более безумен, более хаотичен».

Антон Силантьев, «Пути победы»

«Гнев орка» обрисовал страшную силу Вечного рейха. Силу всеохватную, невероятно богатую и оснащенную самыми передовыми технологиями. До этого самым серьезным противником, с которым доводилось сталкиваться русскому народу, почитался Гитлер. Но старик Алоизьевич не идет ни в какое сравнение с хозяевами Соединенных Штатов. На их фоне он слаб и беден.

Однако у нас, друзья, все же есть возможность победить Вечный рейх, невзирая на его громадное превосходство. Путь тут один – чудесная стратегия. Она же – стратегия неаналитических операций, или «молниеносной войны».

Чудесная стратегия становится единственно возможной в схватке слабого с сильным. Стратегия непредсказуемости, самых невероятных решений. Стратегия, которая требует от людей безграничной, фанатичной веры в победу и особых состояний сознания.

В наши дни стало особенно ясно, что главная цель войны – отнюдь не в том, чтобы перебить как можно больше бойцов и машин противника, не в том, чтобы занять его земли и города. Нет, главное – поразить психику врага, захватить его сознание. А сделав это, провести войну, как самурай ведет поединок на мечах – сразив врага первым же выпадом, не втягиваясь в изнурительную схватку. Победить, как говорили в 1930 е, малой кровью, первым ударом.

В будущей войне чудесная стратегия и новые люди и станут формулой победы.

* * *

Мы, читатель, должны сказать вам, что самый яркий пример чудесной стратегии в недавнем прошлом показали, увы, не русские, а немцы. Именно поэтому мы будем очень часто обращаться к их опыту. Нет, не потому, что млеем от образа Гитлера. Враг он наш, изверг. Но обстоятельства новейшей истории поставили русских в положение, которое сегодня очень напоминает немецкую – крайний недостаток во всем. Нам теперь уже даже и людей не хватает.

Так что изучать врага надо для того, чтобы самим, не дай Бог, ненароком не превратиться в исчадий ада, не впасть в отчаяние и слепой реванш.

Да и не зазорно иной раз поучиться у своих врагов.

* * *

Вы, читатель, никогда не задумывались над тем, почему история гитлеровской Германии обладает такой притягательной силой? Вторая мировая война уходит все дальше в прошлое, а книг по ее истории плодится видимо невидимо. Люди жадно покупают воспоминания немецких полководцев, труды по стратегии той войны, энциклопедии Третьего рейха и альбомы боевой техники. Миллионы читателей листают альбомы с яркими картинками, посвященными военной форме и оружию немцев, изучают структуру и организацию их войск, вчитываются в идеологические и пропагандистские труды тех лет. В самом деле, почему?

Потому что многих чарует совершенное немцами чудо. Страшное, нечеловеческое, но – чудо. Словно в те годы наружу вырвалась какая то загадочная цивилизация, потрясшая мир. Цивилизация, которая едва не покорила его, по здравом размышлении не имея на то ни малейшего шанса.

История Второй мировой войны, читатель, – это кошмар для любого аналитика, неразрешимая загадка для материалиста. Германию сделали страной камикадзе – против русского великана. Шансы ее на победу были ничтожно малы. Уходит угар антигитлеровской пропаганды, и теперь мы знаем, что не было никаких гор оружия и колоссальной военной машины, подготовленной Гитлером к началу войны. Те картинки Германии, которые нам упорно показывали и показывают, образы Германии с танками «Тигр» и ракетами «Фау», со сверхвоенизированной экономикой и тотальной мобилизацией – это картины рейха 1943 1945 годов, далеких от Германии 1939 1942 годов, как небо от земли. 1939 1942 годы – это история покорения половины мира людьми на моторизованных жестянках. Людьми, у которых вечно не хватало ни солдат, ни горючего, ни боеприпасов. Особенно красноречиво повествует об этом книга «Самоубийство» г на Суворова Резуна. Немцы действительно шли на войну не с пистолетами пулеметами, а с винтовками, у них не хватало автотранспорта, им приходилось чуть ли не кустарным образом делать самоходную артиллерию, у них постоянно не хватало снарядов и т.д.

В начале 1941 го (и об этом Резун со смаком пишет в книге «Тень победы») положение рейха было практически безнадежным. Любой аналитик в той обстановке сказал бы, что Гитлер обречен на полный крах в течение самое большее одного года. Германия полностью зависит от поставок железной руды, марганца и леса из Скандинавии, которые идут по Балтийскому морю. Перерезать эту артерию легче легкого – только у Сталина на Балтике флот обладает полным превосходством над куцыми ВМС Германии, а подводных лодок у Краснознаменного Балтфлота больше, чем у всего рейха, это не считая самолетов морской авиации. Рейх, которому нужно как минимум 20 миллионов тонн нефти в год, едва едва, с промыслами Венгрии, Румынии и своими заводами по выделке синтетического горючего из угля наскребал 10 миллионов тонн. Немцев постоянно терзал топливно энергетический голод. И что же? Они воюют шесть лет! И еще как воюют! Хотя советские аналитики летом сорок первого считали, что гитлеровцев к зиме постигнет топливная катастрофа, немцы продолжали биться и через год, и через два, и через три!

Нам говорили, будто на службе рейха стояла промышленность всех захваченных немцами стран. Это тоже во многом миф. Оккупированная Европа не очень то трудилась на немцев. Чешская промышленность действительно работала на Гитлера. Австрийская тоже, но она была в то время довольно слабой. Италия Муссолини едва сама себя обеспечивала. Греция, Югославия, Польша, Норвегия с Данией? Ну, только продовольствием могли помочь. А вот что делала, например, Франция, самое большое и самое индустриально развитое государство Европы из всех, захваченных германцами? Почитайте воспоминания немецких подводников, которые базировались на Атлантическом побережье Франции, и мемуары гитлеровского министра вооружений Альберта Шпеера. Захваченная страшным Гитлером Франция материально жила лучше Германии, в ее магазинах было намного больше товаров, а французская промышленность не надрывалась, выполняя военные заказы оккупантов. Только в конце 1943 года Шпеер начал переговоры с французским правительством Виши о сотрудничестве. Немцы не смогли воспользоваться ни французским военным флотом, ни французскими колониями. При этом война с партизанами на Балканах поглощала громадные ресурсы рейха, отвлекала на себя внушительную армию. И ни одна из захваченных Гитлером стран не дала ему главного – нефти.

Полно лгать! Немцы собрались с силами и осуществили девиз «Все – для фронта!» только после разгромов под Москвой в зиму 1941 1942 и под Сталинградом в холода 1942 1943 годов. До этого они сокращали производство оружия и все время боялись перенапрячь свой народ, подвергнуть его лишениям. Уже известно, что мобилизация гитлеровской экономики никогда не достигала уровня 1915 1916 годов, что в сороковых их промышленность давала меньше боеприпасов, чем в Первую мировую, а паровозов у Гитлера имелось меньше, чем у кайзера в 1914 1918 годах. Немцы вступили во Вторую мировую с до смешного крохотным военным флотом, с небольшими танковыми и авиационными силами. У них в 1939 м всего то и было, что 711 истребителей! В отличие от англичан и русских Гитлер смертельно боялся, что немцы в тылу будут страдать от войны, и потому до последнего не решался гнать женщин на военные заводы, запрещать домашнюю прислугу и даже снижать выпуск гражданских товаров ради наращивания военного производства. И это при невероятном дефиците сырья в рейхе, при острой нехватке индустриальных кадров!

Во время «грандиозной» воздушной битвы за Англию в 1940 м немцы сокращали выпуск боевых самолетов на своих заводах, а на нас, русских, в 1941 м они напали, в разы уступая нам по числу бойцов, бронетехники и авиации. И что материально экономически они проиграли войну русским тогда, когда Япония не поддержала Гитлера с Востока и когда Сталин летом сорок первого начал переброску военной промышленности за Урал, делая ее недосягаемой для налетов весьма и весьма «недальнобойных» немецких бомбардировщиков.

Отдадим должное гитлеровцам: со своими скромными силами и возможностями они смогли наносить поражения многократно превосходящим силам своих противников. Они почти сломали нас психологически в 1941 м, они дрались с невероятной храбростью и ратным искусством, совершая невозможное, восполняя недостаток сил и денег высочайшим военным мастерством. И один действительно обращал в бегство десятерых. Немцы даже чуть не одержали победу. Их фронт всегда был натянут, словно кожа барабана, им всегда приходилось перебрасывать дивизии с одного наступления на другое, используя людей и технику за гранью их возможностей. Они практически всегда дрались, уступая противнику в числе. Да, мы били их под Сталинградом и Курском, в Белоруссии и Польше, мы взяли Берлин. Но во всех этих битвах русские превосходили немцев числом, и это, как говорится, – медицинский факт.

Дьяволы Гитлера поражают воображение даже тогда, когда проигрывают сражения.

Возьмем битву на Курской дуге в июле августе 1943 года. В этом сражении немцы первыми яростно набросились на нас и целую неделю наносили тяжелейшие удары. Но разум отказывается в это поверить! Ведь по всем аналитическим расчетам у фрицев не было на это ни малейшего шанса. Достаточно сравнить силы сторон перед началом сражения. Итак, у немцев– 900 тысяч солдат. У нас – 1,3 миллиона бойцов на Центральном и Воронежском фронтах. У гитлеровцев – 2700 танков, у нас 19 300, да плюс еще 3300 самоходных орудий. У них – 2000 самолетов, у русских 2650. У гитлеровцев есть 10 тысяч пушек и минометов, у нас 13 370 «стволов». Но этого мало: оба противостоящих немцам фронта подпирает Степной фронт: еще 580 тысяч штыков, 9 тысяч орудий и минометов, 400 самолетов и 1600 единиц бронетехники! (Эти цифры мы берем из советской официальной статистики 1974 года.)

То бишь немцы просто не могли наступать на нас под Курском! По всем аналитическим законам, наступающий теряет втрое больше, чем обороняющийся. Но они пошли на нас, на тех, кто превосходил их по силам во много раз! Более того, немцы шли на неимоверно укрепленный, тройной пояс советской обороны – с окопами, дзотами, противотанковыми рвами и минными полями. И они, разрази нас гром, смогли пробить все эти рубежи, поставив наши войска в сложнейшее положение! Они брали нас в плен, как и в сорок первом! Триста немецких танков и САУ, столкнувшись у Прохоровки с семьюстами русскими танками, уничтожили у нас почти пятьсот машин! И в итоге Курского сражения, потерпев поражение, немцы потеряли почти вдвое меньше нашего и отступили в полном порядке…

Но, черт возьми, почему?!

* * *

Германия вступила во Вторую мировую и внутренне нестабильной, и далеко не монолитной! Рейх в этом смысле разительно отличается от СССР 1941 года, в котором никто не смел идти против воли Сталина, а тем более – строить против него заговоры. А вот Гитлер в 1938 году свою армию не контролирует. Глава военной разведки адмирал Канарис играет против фюрера, генералы – тоже.

В 1938-м Гитлер готовится поглотить Чехословакию. Немецкие военные в ужасе: французская армия превосходит немецкую вдвое, западные границы страны не укреплены. Французы и англичане могут с легкостью смять рейх, и глава Генштаба генерал Бек уверен: так оно и случится! Генералы и Канарис готовят арест Гитлера, к ним присоединяется командующий Берлинским округом фон Вицлебен. Генерал Геппнер обещает ввести свою 3 ю танковую дивизию в Берлин для свержения Адольфа.

Но внезапно Британия уступает нацистам! Чехословакия падает к ногам фюрера, и генерал фон Клейст изрекает: «Может быть, Гитлер и свинья, но этой свинье здорово везет». Заговор военных тотчас расстроился.

Но уже в августе 1939 года немецкие генералы вновь ждут поддержки Лондона, чтобы арестовать Гитлера. И снова этой поддержки нет!

В начале 1940 года, после захвата Польши, начальник Генштаба Гальдер хватается за голову: Германия вступила в войну, но к ней совершенно не готова! Главный экономист вермахта генерал Томас доказывает это с цифрами в руках. Гальдер и Канарис прощупывают почву: а нельзя ли устроить государственный переворот и заключить мир с французами и англичанами? Но главнокомандующий сухопутными войсками фон Браухич охлаждает пыл заговорщиков: переворот не поддержат ни солдатская масса, ни молодые офицеры. Они, мол, фюрера боготворят. Он на их глазах совершил чудо, всего за какой то год присоединив к рейху Австрию, Чехию и Польшу ценой мизерных (по меркам того времени) потерь. Теперь войска готовы идти за Гитлером в огонь и в воду.

И снова антигитлеровский заговор немецких генералов умирает еще в колыбели. Невероятные победы Гитлера в Норвегии и Франции 1940 года окончательно превратили его в идола для молодых немцев, и эта вера в фюрера оказалась крайне прочной даже в июле 1944 года, когда Германия потеряла всякую надежду на победу. Тогда Канарис и генералы попытались убить диктатора, но армия не поддержала попытку переворота.

Господи, да ведь при таких устремлениях генералитета гитлеровская Германия должна была рухнуть на втором году войны. А она дралась до мая 1945 го!

* * *

В чем же секрет поразительных немецких успехов, почему они одерживали такие победы, не обладая ни фантастическими богатствами американцев, ни бездонными людскими и сырьевыми ресурсами, как русские?
«Подчеркнем, что если естественной возможностью победить для Запада были ресурсы, а для СССР – живая сила, то Германия могла строить стратегию только и исключительно на Искусстве войны в широком смысле этого слова – на информационной магии», – пишет современный (и самый крупный в России) исследователь феномена «молниеносной войны» Сергей Переслегин. Искусство, стратегия и риск – вот, по его мнению, источник немецких побед. На то же самое приходилось рассчитывать и Японии.

Особенно ярко разница в ведении войны видна при сравнении Германии и СССР. Сталин – это верх чистой аналитики, холодного рассудка, беспощадного рацио. Везде, где только можно, он страховался от случайностей. Он всегда копил силы, чтобы бросить на одну вражескую армию три своих, чтобы противопоставить одному танку или пушке противника несколько советских. А Гитлер – это полная противоположность Сталину. Гитлер вступал в бой, хотя все материальные расчеты говорили: это – верная погибель. Гитлер нарушал все каноны аналитического искусства и… добивался успеха. Именно поэтому Германия, которая, по всем расчетам, должна была рухнуть через два года серьезной войны, на самом деле дралась почти шесть лет. Если характеризовать огромную, невообразимую разницу между Сталиным и Гитлером кратко, то Иосиф Виссарионович – это менеджер высочайшего класса, волевой, упорядоченный рационалист. А Гитлер – это одержимый художник, фантазер и визионер, хаотичный по своей сути. Он – предтеча рок звезд 1960 1970 х годов.

В ту войну русские на три головы превзошли немцев в государственном управлении и в деле мобилизации сил. Русские не дробили свой государственный аппарат, как немцы, не тратили силы на множество параллельных проектов, как Гитлер. Если мы разрабатывали ракету, то поручали это дело одной организации и стягивали в нее лучшие силы и средства, а не начинали одни и те же работы на нескольких фирмах сразу. Мы действительно производили из одного миллиона тонн стали больше оружия и боеприпасов, чем немцы.

Но на поле боя они выглядели лучше нас. Если Сталин стремился идти по пути абсолютной аналитичности, то фюрер ставил на чудо. Его перенапряженные фронты всегда напоминали тришкин кафтан, им вечно не хватало ни людей, ни танков, ни горючего, но при этом немцы организованно дрались и добивались потрясающих успехов. Делая меньше оружия и боеприпасов по сравнению с русскими и американцами, они ухитрялись использовать их намного эффективнее нашего и с ограниченными ресурсами добиваться потрясающих успехов. Там, где русские рассчитывали на то, что будут бросать в огонь боев новые тысячи танков и «живые волны» людских резервов, немцы ставили на высочайшее искусство, на торжество качества над количеством.

Да, немцы уступали нам в четкости командования на высшем уровне. Да, они устроили путаницу в высших штабах, не смогли на самом «верху» организовать взаимодействие ВВС, флота и сухопутных войск, их государственный и партийный аппараты мешали друг другу и государство у них практически распалось, превратившись в несколько «мафий», которые грызлись между собой и держались вместе лишь на личной преданности одному человеку – фюреру. Однако нам даже страшно представить себе вариант, при котором немцам удалось бы вдруг преодолеть эти недостатки.

Немецкое умение сражаться при крайней нехватке всего и вся должно пригодиться нам сегодня, когда нынешней России тоже не хватает ни людей, ни денег, ни промышленных мощностей. Однако речь об этом еще впереди, читатель.

Сейчас же мы скажем и о другом: боевое искусство гитлеровцев выступало лишь половиной дела. Была еще и вторая половина их секрета – чудесная, почти магическая стратегия.

* * *

И немцы, и японцы одерживали свои победы лишь тогда, когда действовали вопреки всем устоявшимся канонам, опрокидывая все шаблоны и уставы, ставя врага в тупик, сбивая его с толку. Когда побеждали немцы? Когда ломали своего врага психологически еще до начала боев. А потом…

«Маги» одерживали ошеломительные, громкие победы – и тогда слава этих побед сама по себе превращалась в оружие невероятной силы. Она вызывала невиданный подъем среди немецкого и японского воинства, а как известно, армии на моральном подъеме творят чудеса. Слава катилась впереди наступающих японских и немецких ратей, сокрушая волю их врагов еще до столкновения на поле боя. В воображении противников немцы на танках с тонкой, в общем то, броней, узкими гусеницами и с малокалиберными пушками превращались в какое то несокрушимое и непобедимое чудовище, перед которым нужно только капитулировать. Они творили чудеса даже с помощью пехотных дивизий, в которых пушки образца Первой мировой войны тащили не автомобили, а конные упряжки. Немецкий солдат и воевал то в основном не с пистолетом-пулеметом, как во многочисленных фильмах, а с обычной винтовкой. Но даже в глазах насквозь милитаризованного СССР Германия превратилась в вооруженного до зубов монстра, хотя на самом деле у немцев всего было в обрез. И точно такой же образ рождали японцы на своих примитивных, деревянных самолетах, лишенных и брони, и радио.

А чтобы вы поняли это лучше, нам стоит прислушаться к создателю термина «чудесная стратегия», знаменитому Кашалоту – Сергею Борисовичу Переслегину. Физику, социологу, литературному критику и одному из самых нетривиальных специалистов по стратегии. Именно он одним из первых у нас смог доказать глубокую взаимосвязь психологии, оружия и стратегии. В 1998 году он написал статью «Стратегия чуда: введение в теорию неаналитических операций».

* * *

В XX веке военное искусство стало военной наукой, зеркальным отражением индустриальной эпохи. Управление войсками сроднилось с производством в крупной централизованной корпорации, будто классическая «Стандард ойл» или советское министерство. Все стало решать бюрократическое управление, которое превращает армию в громадную, безликую машину, а людей – в ее винтики. Бюрократические штабы вели планирование перемещений огромных масс живой силы и техники, занимались снабжением их самыми разнообразными ресурсами. Смысл войны свелся к тому, чтобы правильно сманеврировать дивизиями и в ключевых пунктах уничтожить противника, обеспечив там превосходство в силах и средствах. Так, чтобы на одну дивизию врага приходилось три твоих. Так, чтобы бой был совершенно предсказуем: ведь три дивизии сильнее одной, и все решает количественное превосходство при примерно равном техническом уровне вооружения.

Из военного дела всячески изгонялась случайность. Нет, ее, конечно, приходилось учитывать, и военные XX века скрепя сердце допускали этот выбивающийся из механической слаженности элемент. Но все же они старались уничтожить и его. Военно штабная наука полностью подчиняла реальность плану: все должно быть расписано по часам и минутам. Первая колонна движется туда то, вторая – сюда, в час «Ч плюс три» занимаем этот рубеж, через два часа – следующий. Все должно действовать как часовой механизм, все должно быть разбито на этапы и стадии. Роль командиров сводится лишь к неукоснительному выполнению плана. Сражение представляется как столкновение двух бездушных машин армий с миллионами людей винтиков, в котором верх должна одержать более крупная и мощная. Реальность противоречит плану Генштаба? Тем хуже для реальности! Военное искусство, казалось, уходит безвозвратно, а таланты изгоняются. Роль генералов и маршалов сводилась к выполнению утвержденного плана.

Военные– бюрократы даже думали количественно: ага, враг имеет на вооружении пятнадцать авианосцев. Значит, и нам нужно построить столько же. Он разворачивает тысячу баллистических ракет с ядерными боеголовками? Даешь ответ в две тысячи! У противника в Европе пять тысяч танков? Мы развернем все пятнадцать тысяч. Он начинает немыслимо дорогую программу космической противоракетной обороны? И мы туда же. Своего предела этот способ мышления достиг у советских генералов после 1945 года, втянув страну в изнурительную и очень глупую гонку вооружений.

Однако индустриальная эпоха стала умирать, а вместе с нею и прежняя бюрократизированная, так называемая аналитическая военная наука, основанная на голом рассудке, плане, привычных шаблонах. На смену этой аналитической стратегии должна прийти совершенно иная, неаналитическая, основанная на интуиции и озарениях. Потому что на самом деле война – это не планомерный процесс, а всегда динамический хаос. Хаосом же можно управлять, но отнюдь не путем холодного рассудка. Парадокс истории заключается в том, что неаналитическая, чудесная стратегия стала зарождаться еще в пору самого расцвета индустриальной эпохи, в конце 1930 х годов.

Слово Переслегину:

«…В рамках аналитической военной науки от полководца отнюдь не требуется „гениальности“, то есть способности увидеть в системе „война“ нечто, доселе неизвестное. Тем более он не обязан обладать „харизмой“. Нет необходимости даже в сильном характере: подчинение „сверху – вниз“ обеспечивается самой структурой армии. Иными словами, полководец должен быть профессионалом, но он может не быть личностью…»

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Мар >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама