Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама
ремонт плоттеров epson! Запчасти в наличие

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. Империя-сверхкорпорация: воспоминание о будущем
Отправить другу

ГЛАВА 19. Если Империи-корпорации не будет. Сколько осталось жить России? Угроза наших дней: экономическая война на добивание русских

Вопрос сегодня стоит именно так: либо мы строим новую страну – орденскую, инкорпорированную, либо – подыхаем, и очень скоро. Запас отпущенных стране лет уже известен. Он измеряется в ресурсе еще оставшихся в стране систем жизнеобеспечения. И если, с военной точки зрения. нападение НАТО на нас становится чрезвычайно вероятным с 2003 года, то техносфера страны показывает еще одну дату – 2005 год.

Более того, экономический развал Росфедерации может стать поводом для нападения НАТО и окончательного раздела нашей страны. И вот почему…

1

Был такой старый анекдот про глупого Арлекина, который свалился с высокого здания. Летит он себе и твердит про себя: "Да все не так уж плохо!". Пока не разбивается в лепешку. В 1992-1999 годы мы уподобились тому самому Арлекину, летящему вниз с крыши. Все думали, будто худшее после расчленения Советского Союза – уже позади. Эх, блажен, кто верует…

Вкратце наш вывод таков: с 1992 года "страна Россияния" занималась проеданием советского наследства, которое оказалось неожиданно богатым и прочным. Наши "элиты" из "чужих" эксплуатировали машины и коммуникации, предприятия, месторождения и транспорт, построенные или освоенные в СССР, делая на этом сказочные личные состояния, при этом ни черта во все это не вкладывая и не обновляя ни инфраструктуру, ни средства производства. Так, будто все это сделано из крепчайшего алмаза или из астрономической бронзы.

Но чудес не бывает, и потому в 2000-х годах страну ждет "пореформенное похмелье". Сразу несколько кризисов грозят сойтись в одной точке, слившись в один тотальный. И тогда и 17 августа, и Чеченская война покажутся нам мелкими неприятностями. Страна тяжело грянется оземь, расколовшись на части, брызжа кровью.

Так что же это за кризисы?

1. Продовольственный кризис

В 1999 поля России поразила саранча. Подобно тому, как распространение туберкулеза говорит о засилье нищеты в государстве, а стаи воронья – о грязи в городе, нашествие саранчи показывает: развалена система химической защиты сельского хозяйства, погибла аграрная авиация. Но саранча пришла вместе с засухой – второй подряд после засухи 1998 года. И ученые говорят о том, что мы вступаем в целый цикл засушливых лет.

Мы встречаем их с полностью разваленным сельским хозяйством. В Российской социалистической федеративной республике, когда ее президентом в 1991 году стал некий Ельцин, один комбайн приходился на 200 гектаров поля. В "обновленной России" 1999 года число комбайнов уполовинилось, и теперь одна машина приходится на четыреста "га". Уборка урожая поэтому затягивается на три месяца, за которые половина хлеба просто осыпается, расклевывается, уничтожается насекомыми-вредителями. Денег на закупки новой техники нет. На это подчас требуется до двух региональных бюджетов. А все разговоры о возрождении машинно-тракторных станций, в которых техника работает с наибольшей отдачей сразу на многие хозяйства, так и остались разговорами.

Обратите внимание на белый хлеб, который мы едим теперь в "Россиянии" и сравните (кто помнит) с хлебом Империи. Нынешний хлеб – скверного качества, он безвкусен, быстро крошится и черствеет. Это потому, что выпекают его из низкосортного мягкого зерна, предназначенного на корм скоту. Из экономии. Нынешний хлеб неестественно "воздушен" – потому что тесто из низкосортного зерна не поднимается само, и потому в него приходится добавлять вредные для здоровья бромистые присадки. Это – эрзац-хлеб. Уже сейчас его делают из пораженного клопом-черепашкой зерна, потому что у россиянских властей нет денег на химическую защиту полей от вредоносных насекомых. А что будет дальше?

Засуха, говорите? Из 5,5 миллиона гектаров поливных земель, которые были созданы трудами нашего народа в одной лишь Росфедерации к 1991 году, сегодня осталось только два миллиона.

Урожайность? Для весьма средненькой ее цифры в 30 центнеров с гектара поля надо вносить в него хотя бы 100 кг минеральных удобрений ежегодно. Чтобы не исчерпать плодородие почвы. Развитые страны вносят по 300-400 кг. СССР вносил 105 кг. А нынешняя Россияния – всего 12. Без удобрений обходилась царская Россия, столь любимая нашей интеллигенцией, которая де "кормила всю Европу". Но пятая часть русского хлеба, вывозимого тогда, давалась за счет того, что в деревне жило 87 процентов жителей (а не 17, как ныне). И вывоз этот шел благодаря тому, что половина крестьян регулярно голодала, не в силах обеспечить урожайность выше 6-9 ц/га.

Сколько у нас хлеба? Для нормального развития нужна тонна зерна в год на человека. То бишь, по идее в РФ нужно собирать 145 миллионов тонн хлебов. В 1997 собрали около 70 миллионов. ( В СССР 1926-1927 гг. при примерно той же численности населения собирали 67,6 млн. тонн – на лошадках, без удобрений и комбайнов.) Мы не голодали лишь потому, что с 1992 года почти уничтожили свое мясо-молочное скотоводство, которому нужен корм из зерна, завозя мясную снедь по импорту – на валюту от нефти и займов. (Но займов больше не дают, а добыча нефти падает.) Кормовое зерно стали использовать для выпечки хлеба.

В 1998 грянула засуха, и мы собрали 47,5 миллиона тонн хлеба. 11 августа 1998 года под председательством Немцова состоялось заседание правительственной комиссии по оперативным вопросам, где было недвусмысленно сказано: продержаться удастся только благодаря остатку 1997 года в виде 20 миллионов тонн хлеба. Но если засуха случится и в 1999, то этой "страховки" у нас не будет.

Засуха пришла и в 1999. Вместе с саранчой. Но что будет, если впереди – целая череда жарких лет? Что мы будем делать тогда, имея разваленную техническую базу, вечный недостаток топлива, удобрений, химикатов для вытравливания вредителей, среди которых саранча – только один вид из многих. Что мы жрать-то будем, господа реформаторы, язви вас в печень? Нужны будут массированные закупки снеди за рубежом на валюту, которую нам дает вывоз нефти-газа. Но и их добыча под властью "чужих" падает. Как будут жить моя дочь и ваши дети, дорогой мой читатель? Ибо впереди нас еще ждет и голод энергетический!

2. Энергетический кризис

Подобно тому, как срок жизни экипажа лежащей на дне, подбитой подлодки измеряется объемом воздуха, который еще остался в баллонах, отпущенное нынешней России время жизни определена скоростью падения добычи нефти и газа за критический рубеж.

В СССР добывалось около 600 миллионов тонн нефти ежегодно. В 1992 в России было 33 государственных добывающих объединения, которые, в отличие от нынешних 15 частных нефтекомпаний, не могли похвастать ни роскошными офисами с "навороченной" оргтехникой, ни кавалькадами лимузинов и пресс-службами. Да вот только те тридцать три обломка социалистической экономики добыли в 1992 461,9 миллиона тонн нефти, а наши приватизированные компании в 1999 дали едва-едва 304 миллиона тонн.

Между тем, для России есть критический рубеж добычи – не меньше 300 миллионов тонн. Если добывается меньше, то начинается дефицит топлива внутри страны. Ведь вывоз нефти за рубеж уменьшить нельзя – иначе стране не хватит валюты для расплаты по долгам, для импорта продовольствия. Оставшиеся 150 миллионов тонн – это топливный голод, который мы чувствуем уже сейчас. И это при еще полумертвой промышленности! А самое главное – добыча ниже 300 миллионов тонн ведет к убыткам нефтекомпаний, в результате которых они примутся глушить малодебетные скважины, еще больше "роняя" добычу.

По всем прогнозам добыча нефти в РФ в ближайшие годы будет падать, скатившись до 250 миллионов тонн в 2005 г. А то и до 225 миллионов. Придется в 4-5 раз сокращать вывоз нефти на экспорт, лишая Россию 20 процентов валютных поступлений. И это при огромной зависимости от импорта, при необходимости расплачиваться во внешним долгам! Из-за плохих собственников, из-за дурацкой налоговой системы, установленной "реформаторами", из-за массовых неплатежей бюджетов, вызванных как воровством чиновников, так и политикой "сжатия денежной массы" от Гайдара-Чубайса-Черномырдина. Износ основных фондов в нефтяной отрасли достиг 56 процентов. Инфраструктура отрасли напоминает прогнившую ткань. Сеть нефтепродуктопроводов изношена на 63 процента. В 2005 г. (беру сведения из доклада Минтопа РФ на июньском нефтегазовом конгрессе в Москве) из строя по причине изношенности выйдут 42 процента нефтеперерабатывающих мощностей страны, дающих и бензин, и керосин, и дизельное топливо с машинными маслами.

"Нефтянка" истощена. По разным причинам: и объективным, и по субъективно-воровским. Даже если государству удастся заставить наших "нефтебаронов" вернуть в Россию миллиарды долларов, вывезенные ими из страны в оффшоры через всевозможные махинации в 1992-1998 годах, все это уйдет на восстановление отрасли. Нужно возобновлять сырьевую базу, осваивать Восточную Сибирь взамен истощенной Тюмени, бурить новые скважины, закупать новые технологии для извлечения "трудной" нефти ("легкая" уже съедена подчистую).

Физический износ основного капитала настолько велик и в "Газпроме", что ему надо резко, на четверть, наращивать инвестиции. Но если нынешние тенденции сохранятся, то реальные вложения в этот концерн составят только половину от необходимого. А это к 2005 году может уменьшить газодобычу до уровня в 450 миллиардов "кубов" в год с нынешних 590. А этого хватит только на внутреннее потребление. Но если не экспортировать газ, то страна потеряет 25 процентов своих валютных доходов. При этом сам "Газпром" превращен в скопище нескольких мафий, которые вовсю тратят деньги концерна на создание личных "империй". Они уводят деньги за кордон, в оффшорные зоны, скупают предприятия нефтехимии, калийных удобрений, алмазодобычи, металлургические заводы. Они оформляют все это не на "Газпром", а на сторонние фирмы, а в это время без финансирования добыча газа падает и чахнет!

Когда я читал сводку состояния топливно-энергетического комплекса, подготовленную Минтопэнерго летом 1999, у меня волосы встали дыбом. Отрасль напоминает безжалостно выжатый "новорусскими" и ослиными "реформаторами" лимон. Один мой знакомый министерский работник прокомментировал все это гораздо короче. В таком духе, что приватизация нефтегазовой отрасли была не просто ошибкой, а просто-напросто расчетливым преступлением. Потому как никакого рынка, никакой свободы предпринимательства в добыче нефти или газа быть не может. Процесс сей настолько сложен и требует такого бережного отношения к пластам, что каждый шаг нефтяника и газовика определен десятками норм, втиснут в жесткие рамки технологий, которые требуют бурить скважины подчас себе в убыток, – лишь бы не допустить неравномерного сброса давления в пластах, не оставить в недрах навеки миллионы тонн ценнейшего углеводородного сырья. Жесткие правила, отлично отработанные в СССР, диктовали ежегодные нормы разведочного бурения, обновления оборудования, ввода в строй новых мощностей. И потому топливно-энергетический комплекс мог жить только как единый, жестко планируемый организм.

Конечно, здесь было что улучшать, за что бить по голове небережливым начальникам. Но ТЭК Советского Союза работал в несколько раз лучше, нежели приватизированный, раскроенный на компании ТЭК Россиянии!

Что случилось после развала Империи и последовавшего за ним дележа собственности? В нефтегазовый комплекс рванула орава местечковых деятелей, возомнивших себя великими предпринимателями. Они практически даром отхватили себе право распоряжаться миллиардами тонн разведанных тяжким трудом русского народа нефтяных запасов – невозобновляемых, созданных Богом. Но делание денег из воздуха требует гораздо меньше ума и знаний, чем добыча "черного золота". Отхватив себе нефтекомпании, эта ср…ая "элита" просто-напросто выжимала из них все соки, сама купаясь в дикой роскоши и вывозя за рубеж награбленное, но при сем ни черта не вкладывая в промыслы. Из-за острейшего дефицита инвестиций наступила ужасающая деградация ТЭКа. Но гешефтмахеры не нашли лучшего выхода, кроме как нахватать в западных банках кредиты "на развитие" под залог добываемой в России нефти – на годы вперед. Куда делись эти кредиты, как были разворованы – поди, израильский бог Яхве знает, да только инвестиции в ТЭК упали, а страна вынуждена вывозить до 80 миллионов тонн нефти ежегодно в счет нахватанных этими абрамовичами кредитов, не получая за эту нефть ни цента!

Вырисовалась железная закономерность: там, где у власти в компаниях оказались инженеры-нефтяники, – там худо-бедно выдерживаются технологии, что-то вкладывается в производство. "ЛУКойл", где правит азербайджанец Алекперов и "Сургутнефтегаз", где у руля – великоросс Богданов, – тому примером. Но если мы возьмем "Сибнефть", где заправляют Березовский и Абрамович, или "ЮКОС", очутившийся в руках Ходорковского, – там полный завал. В "Сибнефти" вложения в свое производство уменьшились с 1997 года в 2,3 раза. Видно, их евреям-владельцам понадобилось очень много денег на свою сладкую жизнь и на политические игры. Да только будут ли русские сыты этой с…ой политикой, оставшись без нефти?

Ужасает изнасилование недр. Гонясь за прибылью, алчные "новорусские" глушат малоприбыльные скважины, выжимая все из скважин высокодебетных. В земной коре теряются миллионы тонн "черного золота", запасы которого невосполнимы, хищнически стравливается давление в пластах. Сволочи, да что же вы делаете! Ведь останемся мы без нефти – не будет в стране ни еды, ни валюты, ни топлива. А значит – ни государства, ни армии, ни промышленности!

Опубликовал я все эти выкладки в статье. И отвечает академик: никак невозможно! Ведь у нас в России такие запасы нефти и газа! Воистину, в башке наших "рыночников" что-то не в порядке, какие-то реле вышибает. У нас же рынок, господа. Где вы найдете миллиарды долларов на то, чтобы эти запасы извлечь из недр, да еще и себе в убыток? Социалистической экономики у нас уже нет, так просто деньги из торговли водкой в "нефтянку" не направишь. Или у вас есть волшебная дудочка, которой можно просто так выманивать нефть из пластов, да еще и перебрасывать ее за тысячи верст?

Есть только один выход избежать энергетической катастрофы 2005 года – отменить все "либеральные" законы и национализировать нефтекомпании "чужих", стянуть их снова в один комплекс под контролем Ордена, мобилизовать в него оставшихся "профи" дела, положив им долю от прибылей и отличные зарплаты в обмен на жесточайшие наказания в случае воровства. Одновременно – сосредоточив монополию на торговлю нефтью в руках государства. На тех же принципах для людей, эту торговлю ведущих. Только так, положив немало сил, мы избежим самого страшного для русского народа. Привлекать сюда иностранные нефтегазовые компании на условиях раздела продукции? Только под железный принцип: производство семидесяти процентов нужного оборудования создавать здесь, в России. И точка!

Мы могли бы сохранить экспортный потенциал России и не допустить энергетического голода, если бы внедряли энергосберегающие технологии. Тем более, что вся необходимая техника нами уже производится. Однако за годы "реформ" энергопрожорливость экономики увеличилась в полтора раза по сравнению со временами СССР, а наша "элита" вместо того, чтобы тратить деньги на энергосбережение, либо воровала, либо гробила несметные средства на всякую непроизводительную чушь. Я уж не говорю о преступной пирамиде ГКО, в которую при Черномырдине перекачали средств на две Афганские войны.

А еще катастрофа разразится из-за разрушения системы ВМСБ – воспроизводства минерально-сырьевой базы. При СССР действовал железный принцип ВМСБ: добыл сотню миллионов тонн нефти за год – за год и обеспечь разведку и введение в строй новых месторождений на ту же сотню миллионов тонн. В Россиянии с ее частными компаниями прирост геологических запасов в "нефтянке" не превышает 57,7-67,7 процента от годовой добычи. Пока мы едем еще на результатах работы советских геологов. Но в один прекрасный день старые месторождения иссякнут, а новых не хватит. Когда? Министерство природных ресурсов заявило: в 2010 году. Если оставить все, как сейчас. (Кстати, ВМСБ нарушена не только в нефтедобыче, но и в металлургии.)

Наконец, на акционерном собрании РАО "Единая энергосистема" летом 1999 прозвучала страшная информация, которая была потоплена в славословиях по поводу "воцарения" Чубайса на посту главного энергетика. К 2005 году в России 60,5 процента электроэнергетического оборудования выработает парковый ресурс при том, что годовые планы ремонта и введения в строй новых мощностей регулярно срываются. После 2000 года дефицит топлива и электричества усугубится тем, что придется выводить из эксплуатации отработавшие свое АЭС – Кольскую, Ленинградскую и Курскую. Минимум для Карелии и Кольского полуострова это – петля на шею.

Еще 20 августа 1999 г. на совещании в Минтопэнерго, в присутствии премьера Путина, заместитель Чубайса Ремизов уныло признался: чтобы избежать развала, надо за последующую пятилетку ввести в строй 50-60 миллионов киловатт мощности. Как это сделать, команда Чубайса не знает. Ведь надо повышать нынешние темпы ввода мощностей в шесть раз. Тогда как реформаторская свора уже практически уничтожила реконструкционные подразделения электроэнергетики.

А это значит, что придет дефицит электричества. Его не то что на экономический подъем страны не хватит – дай Бог, чтобы хватило на приведение в движение мельниц в городах, на насосные станции канализации и водопровода. И хотя развал пойдет не сразу, а "пятнами", все равно России придется туго.

Накануне 2000 года Чубайс выдвинул свой план "спасения" электроэнергетики страны – он решил продать лучшие силовые станции страны иноземцам. Якобы это они будут вкладывать миллиарды долларов в нашу энергетику.

Но мы, зная блестящие выкладки Андрея Паршева, прекрасно понимаем, что вкладывать они ни черта не станут. Ведь инвестиции в русские электростанции должны приносить прибыль. Для этого нужно, чтобы в России были богатые покупатели тока – процветающая промышленность, россияне с высокими зарплатами, полностью денежные расчеты в экономике безо всяких бартера и прочей меновой торговли, государство с обильным бюджетом, которое будет сполна платить за киловатты и гигакалории, потребляемые школами, институтами, военными. Притом иностранцы врубят нам мировые цены на электричество – других они не понимают.

Ничего этого в России нет. При созданном чубайсами открытом рынке процветающей промышленности у нас никогда не будет. Из Паршева вы знаете о том, что мировые цены на электричество в России безжалостно выжмут деньги из предприятий и погубят их. И когда Чубайс продаст станции иностранцам (как всегда – по дешевке), те, ни черта в них не вкладывая, начнут просто высасывать последние соки из русских. С нашими-то зимами и морозами мы всей страной будем пахать на то, чтобы оплатить свет и тепло. У нас не останется денег ни на оборону, ни на спасение своих детей от последствий "реформ", ни на высокие технологии. Но стоит нам попытаться вернуть свои силовые станции обратно – как на защиту своей частной собственности придут американцы. Уже в касках и ботинках с ребристыми подошвами.

3. Кризис финансовый

Нам точно придется покупать зерно, чтобы не сдохнуть с голоду. А может статься, придется покупать за рубежом и нефть. Но на что? Россия по уши во внешних долгах. 80 миллиардов долларов набрал Горбачев за 1987-1991 годы. 70 миллиардов нахватали уже при Ельцине. Но все бездарно прожрали или разворовали. А молодые реформаторы на пару с Черномырдиным создали самую идиотскую в мире систему ГКО, после краха которой наши долги увеличились еще на 40 миллиардов "гринбэкс", а бюджет всей России стал меньше бюджета Нью-Йорка, едва-едва достигая 22 миллиардов долларов в год – на уровне крошечной Чехии. (Против примерно 300 миллиардов в СССР.)

20 мая 1999 г. правительство Степашина устроило заседание в попытке разобраться: в каком же состоянии находится страна? Министр финансов Касьянов заявил: с 1999 по 2009 год мы должны платить по долгам по 15 миллиардов долларов ежегодно. То есть – отдавать на это три четверти бюджета страны. Поскольку это означает просто смерть России, то придется перезанимать деньги. Но и их надо когда-нибудь отдавать. А это – удавка. Ибо уже в бюджете 1999 г. на выплату государственных долгов заложено 166,8 миллиарда рублей, тогда как на реконструкцию углепрома – только 5 млрд., на космическую деятельность и культуру – по 3 млрд., на помощь регионам – 43,4 млрд., на фундаментальные исследования и технологический прогресс – 11,63 млрд. А национальная оборона получила лишь 93,7 млрд.

Все это значит, что в 1999 мы, надрываясь от тяжелой дани по выплате долгов, были вынуждены терять лучшие мозги и технологии, сдыхать от нищеты, низкой рождаемости и болезней, погружаться в новое варварство, беспризорщину и преступность. И все это – исключительно из-за кучки мерзавцев, вогнавших нас в неоплатные долги и разворовавших все эти кредиты. Повесивших камень на шею и нам, и детям нашим, и даже внукам, которых загоняют в скотское, унылое, серое прозябание.

Те деньги, что мы отдали в 1999, уже потеряны. 12 февраля 2000 г. уже путинский финансист Касьянов, ставленник "еврейской троицы" из Березовского, Абрамовича и Мамута, подписал соглашение с Лондонским клубом кредиторов. Якобы оно принесло нам облегчение. 21 миллиард долларов еще горбачевских долгов переписали на государство – хотя до этого они висели на бывшем Внешэкономбанке СССР. И теперь мы с 2008 года вынуждены будем выплачивать чудовищные деньги, не смея задержать эти выплаты ни на день под угрозой международного банкротства.

Преступление, совершенное уже ельцинскими последышами, огромно. После финансового кризиса 1998 года бывшие советские долги на мировом рынке подешевели в пять раз, и можно было, затягивая переговоры, тихо скупить свои же долговые расписки всего за 4 миллиарда долларов. Но после того, как путеныш Касьянов подписал соглашение с лондонцами, курс долгов СССР взлетел в несколько раз. Говорят, это принесло огромные барыши трем евреям-хозяевам Касьянова. Ведь накануне они по дешевке скупили много долговых бумаг…

Продовольственный, финансовый и энергетический кризисы гарантированно сливаются воедино после середины 2000-х годов. Но к ним добавятся и другие, "мелкие".

Все эти кризисы весьма взаимосвязаны. Скажем, уменьшение экспорта нефти-газа уменьшит приток валюты. Нечем станет возвращать внешние долги, и никто не станет давать новых займов неплатежеспособной стране. Уменьшатся продажи долларов на валютной бирже, на которой их покупают фирмы-импортеры мяса и мясопродуктов в Россию – усугубится кризис продовольственный. Лишатся валюты и те, кто ввозит в страну заграничные потребительские товары – вот вам и пустые прилавки. Попытаемся мы сохранить объемы нефтеэкспорта ради добычи валюты – не хватит горючего для сбора урожая и производства внутри страны. А значит, снова нам не будет хватать долларов для того, чтобы восполнить потери в отечественных продовольствии и товарах.

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Дек
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама