Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Русский раскол
Отправить другу

ГЛАВА 1. От Святой Руси к Третьему Риму

О проектах национальных и цивилизационных

У каждого великого народа есть собственный проект.

Что такое "цивилизационный" или "национальный проект"? Вы, поди, не раз слышали это словосочетание. Постройка этакого гиперболоида? Полет на Марс на ракете нашего производства? Поворот великих рек силами всего народа? Нет, читатель. Все гораздо сложнее.

Многие произносят это словосочетание, даже не задумываясь над его значением. Между тем, в разговоре нужно убедиться в том, что вы с собеседником правильно друг друга понимаете. Чтоб вы не имели в виду дядьку в Киеве, а он — бузину в огороде. Вот и мы решили твердо и ясно разобраться в том, что такое "цивилизационный проект". А заодно — что же такое "проект национальный".

Итак, читатель, каждая цивилизация на Земле развивается в соответствии со своим топосом - национально-культурным, психологическим "кодом". Когда топос-код ослабевает, деформируется и, наконец, гибнет, то рушится и цивилизация. Топос подобен архитектонике материковых плит в науке о Земле. Он - первый, самый глубинный слой, который определяет все. Но над ним есть и более поверхностные наслоения.

Эти "наслоения" организуют жизнь цивилизации, ее политику, экономику, культуру. Они создают тот или иной образ будущего, буквально структурируя цивилизацию, придавая ей форму. Цивилизация - это система способов борьбы человека со стихией, хаосом природным, социальным и психическим. Это - система инструментов, позволяющих обратить стихию на нужды человека, использовать ее для достижения его целей.

В силу целого ряда причин сложилось несколько специфических систем-цивилизаций, которые все вместе и составляют человечество. Каждая из них отличается друг от друга собственным способом общения с Небом, структурой ценностных приоритетов, жизненных доминант, устойчивых стереотипов коллективного и индивидуального поведения, которые и определяют, собственно говоря, специфику этих систем. И есть у каждой цивилизации свой проект. Любая цивилизация изменяется во времени. Не будем же мы утверждать, например, будто Америка времен Джорджа Вашингтона в 1783 году, САСШ начала ХХ века и США президентства Буша-младшего — это одно и то же. Изменение цивилизации происходит при помощи цивилизационных и национальных проектов.

Проект есть способ самоорганизации цивилизации. Это - способ проявления топоса в реальной действительности. Проект похож на алгоритм, основанный на глубинной программе.

Проект и топос взаимодействуют тремя возможными способами. Во-первых, проект может закреплять те изменения, которые произошли в окружающем мире, и как бы конкретизировать, обогащать, модифицировать топос. Во-вторых, бывает, что проекты нацелены на реставрацию разрушенного топоса, на его более полное проявление в реальной жизни. На возврат к нему, снятие наносных явлений, на восстановление исконных структур коллективного поведения, социальных технологий и иерархий, свойственных той или иной цивилизации. И, наконец, проекты порождают новые топосы, модифицируя предыдущие "коды" до неузнаваемости, полностью меняя их природу. И в этом смысле проект становится как бы яйцом, из которого рождается птица новой цивилизации.

Проект выступает способом самоорганизации цивилизации, по крайней мере, в трех смыслах.

Во-первых, через проекты цивилизация творит, устраивает, изменяет миры: природный, технологический и психический. Тем самым через осуществление проектов она борется с хаосом и стихийным началом.

Во-вторых, проект становится для цивилизации инструментом самоидентификации, определения самой себя. Именно проект дает ту сетку координат, на основании которой цивилизация ведет свою деятельность, решая, что для нее плохо, а что - хорошо.

И, в третьих, цивилизация, осуществляя проекты, может изменять себя и развиваться. Хотя иногда, читатель, все кончается не развитием, а деградацией. Правда, что происходит — развитие или деградация — определяется не в момент выбора проекта и даже не на стадии его реализации, а, как правило, в момент, когда исправить ничего уже нельзя, когда тот или иной путь уже выбран, и движение по нему зашло слишком далеко.

Проект как судьба

Что ж, теперь самое время поговорить и о наших родных проектах. Если не считать промежуточных и не вышедших из стадии смутных набросков, то у нас есть всего три проекта, которые мы называем Святой Русью (Китежем), Третьим Римом и Северной Пальмирой (Петербургским).

Прежде чем углубится в познание Больших Российских проектов, посмотрим, где они возникли, какая природа дала им жизненные силы. И начинать нам придется, как говорится, "от печки". Чтобы понять нас, нынешних, надо посмотреть на русских давних времен, на предков наших. История походит, как говаривал знаменитый историк Марк Блок, на киноленту. Глупо глядеть ее последние кадры, не увидев первые и последующие. Итак, включим "кинопроектор"…

Рождение Русской цивилизации — само по себе невероятное событие. Среди всех заселенных земель на планете нашему народу достались едва ли самые суровые и неудобные территории. В России невиданно краток промежуток между зимней стужей и летним зноем. В результате сельскохозяйственный сезон в России составлял всего четыре-пять месяцев, тогда как в подавляющем большинстве европейских стран восемь-семь, а во многих других зонах мировой цивилизации - Индии, Китае, Ближнем Востоке - круглый год.

Вместе с неблагоприятными погодными условиями для России за последние пять веков присущи необычно сильные амплитуды колебаний параметров естественной среды: не только перепад температуры внутри зимы или лета, но и колоссальный разброс между зимней стужей и изнуряющим летним зноем. Да к тому же нам досталась такая "прелесть", как частая смена относительно влажных и дождливых годов с длительными жестокими засухами, порождающими лесные пожары. По историческим исследованиям, основанным на летописях, в период с XIV по XIX век в среднем каждые тридцать лет огонь полностью уничтожал деревянную часть Руси, на которую приходилось более 90 процентов жилого фонда. Это в Европе привычной была ситуация, когда одна и та же семья жила в доме несколько столетий. Это в Европе до сих пор можно остановиться в гостинице построенной три столетия назад. У нас же это невозможно.

Такие температурные и другие климатические перепады делали непредсказуемой урожайность. Они не позволяли планировать результаты хозяйственной деятельности, разрывали связь между затратами труда и полученными результатами. Поэтому цивилизация в России носила вероятностный, стихийный, зависимый от природы характер. Больше значила родовая, личная или случайная удача, нежели скрупулезный, тяжелый, ежедневный труд. Можно сказать даже более широко: русский уклад хозяйственной жизни (да и не только хозяйственной) - это не уклад накопления и преумножения, а уклад выживания и сохранения. Уклад борьбы с чрезвычайно неблагоприятными внешними усилиями. Этим условиям невозможно было противопоставить технологии. Против них можно было бороться только упорством, верой и терпением.

Другой фактор, определивший русскую жизнь - территориально-географический.

Значение территориального положения и природных условий для формирования русского народа и Российской империи лучше всех выразил великий русский ученый Дмитрий Иванович Менделеев. В начале ХХ века он написал:

"Страна-то ведь наша особая, стоящая между молотом Европы и наковальней Азии... В России народа разного происхождения, даже различных рас скопилось немалое количество. Оно так и должно быть, вследствие того серединного положения, которое Россия занимает между Западной Европой и Азией, как раз на пути великого переселения народа, определившего всю современную судьбу Европы..." (Менделеев говорил об ариях-индоевропейцах)

Один из самых глубоких, (к сожалению, безвременно ушедший от нас), современных социоестественных мыслителей Айзатулин, в своей прощальной книге "Россия" написал:

"Напомню, что наш биоклиматический потенциал понижен в 2-3 раза и наш климат обуславливает в 1,5-2 раза повышенную энергоемкость любых производств и самого жизнеобеспечения, что сразу же вместе с сухопутными и морскими пространственными ледово-транспортными условиями дает широкие и вполне обоснованные возможности спекуляции, но не рентабельности...

Да, Россия лежит в так называемой зоне "неблагоприятной для жизни", частично — в зоне "невозможного земледелия", частично - "рискованного земледелия". Она сплющена между зоной вечной мерзлоты и самыми северными в мире пустынями, При этом половина болот мира - у нас. Границы России почти точно намечены на школьных картах границами плавучих льдов. Ледовые границы Южного снежно-ледового окончания Северного Ледовитого океана, как у Аляски и Гренландии, — вот что такое Россия, только в отличии от них она не омывается теплыми течениями. Этим Россия больше похожа на Антарктиду, вместе с которой она и является обладательницей полюсов холода. Какова рентабельность производств и богатства человеческой жизни в Антарктиде?" (Aizatulin.chut.ru)

Итак, наша Россия — это колоссальная территория с суровым, резко континентальным климатом, с огромными расстояниями, редко заселенной территорией и чрезвычайно неудобными системами коммуникаций. Надо сказать, что исторически основными транспортными артериями были реки, моря, океаны. Так вот и, с этих позиций у нас все обстояло крайне плохо. Четырех-пятимесячная зима не позволяла использовать основные транспортные артерии для связи с внешним миром, и для коммуникаций внутри страны. По сути, география отгораживала нашу страну от внешнего мира, и разрывала ее изнутри, рассекала ее на отдельные составляющие. (В смысле транспортной доступности в средневековом мире Урал был так же далек от Москвы, как тогдашняя Америка - от Лондона). И как мы при таких сообщениях все-таки породили и национальное единство, и великорусскую культуру, и централизованное государство - одному Богу ведомо. По логике-то вещей на наших просторах должно было возникнуть несколько разных стран.

Русские пошли наперекор объективным условиям. Разные части нашей Родины жили как бы в пульсирующем ритме. Летом - активно взаимодействовали, а зимой, поздней осенью и ранней весной - засыпали, скукоживались, существовали своей внутренней жизнью. Этот уникальный природно-социальный ритм, конечно, придал неизгладимые и очень своеобразные черты всей Русской цивилизации. Значение имело и то обстоятельство, что наше цивилизационное ядро было на тысячу километров отдалено от других мировых цивилизаций — от Европы, исламского Востока и тем более, от Китая с Индией. Россия отрезалась от остального мира огромными расстояниями, которые делали ее выключенной, одинокой в мировой истории.

Подведем итоги. Что нам дано? Бескрайние просторы с угрюмой природой, суровым климатом, не способствующим хозяйственной жизни, расстояния, затрудняющие общение и взаимодействие. Казалось бы, человек должен ненавидеть неласковую природу и стараться убежать куда-то из этого неприветливого края Земли. В самом деле, например, древние германцы, населяя первоначально север Европы, в поисках лучшей доли двигались на юг и на запад, отвоевывая более благодатные земли у кельтов и римлян. А вот мы остались дома. У нас все происходило по-другому. Русские крепко стояли на своей земле, расширяли ее пределы, любили ее как мать родную. Оставаясь на месте, вбирали как губка иные народы. Аккумулировали их достижения в свою культуру, но сами как зенице ока хранили родные земли. Так в чем же дело? Почему так происходило? В чем ответ на историческую загадку?

Как нам представляется, Земля - это очень сложная природо-информационная система, взаимодействующая со Вселенной-мультиверсумом на вещественно-полевом, информационном и энергетическом уровнях. И для этой системы характерна иерархия точек и пересечений, имеющих особое значение для энергоинформационных взаимодействий, резонансных колебаний, процесса творения нового и борьбы с хаосом. Их называют по-разному - святые места, сакральные точки, узлы жизни, проклятые зоны, силовые пределы и тому подобным. Есть, читатель, особые точки на лике планеты, есть - и никуда от этого не деться.

Информация о священной географии на протяжении всей человеческой истории — от шумерских жрецов до современных спецслужб — относилась к наиболее закрытым и оберегаемым знаниям. Эта информация всегда носила эзотерический характер и не предназначалась для непосвященных. Прежде всего, потому, что позволяла регулировать чрезвычайно важные процессы жизнедеятельности как отделенных цивилизаций и народов, так и всей нашей планеты.

Многое из этих знаний скрыто. О многом нельзя говорить вслух и открыто писать. Но то, что подлежит огласке, позволяет сделать однозначный вывод о том, что на территории России находится наибольшее число важнейших сакральных узлов и силовых зон на суше. А также - точек и пунктов более низких рангов, обеспечивающих взаимодействие высоких уровней. Особенно много таких "мироуправительных" узлов и сакральных точек на Европейском севере, на Урале, в Центральном Поволжье и Восточной Сибири, на Алтае.

Россия - это территория жизни, творчества и взаимодействия человечества с Землей и со Вселенной-мультиверсумом. Чтобы жить на этой территории, надо пройти испытание климатом, расстояниями, оторванностью от других очагов цивилизации, испытание лишениями, трудностями и каторжным трудом. Именно обилие священных мест и удерживало русских на суровой земле.

Это и есть удел и жребий Русской цивилизации. А ее миссия и урок состоят в том, чтобы служить устроителем священных мест. Устроить святое место - значит оберечь его. Сохранить в неприкосновенности чистую духовную ауру. Научиться использовать силу этих мест для созидания нового, противостояния силам мрака и хаоса. Вот завет, данный русской цивилизации при ее рождении, вот программа, которой она должна следовать, чтобы не погибнуть…

И в этом смысле права святоотеческая традиция. Россия - Русь - это та самая удерживающая сила, что не дает воцариться тайне беззакония. Она - ключник при вратах ада.

Тот, кто сделал нас русскими

Какие же проекты строили русские?

О национальном проекте Киевской Руси говорить, не приходится. Ведь в Киевской Руси правящий класс занимался, в общем, тем, чем занимаются нынешние "братки" мелкого пошиба, а именно — рэкетом. Сидел, понимаешь, князь на торговом пути из варяг в греки, брал свою часть товаров с купцов, собирал дань со славянских племен и занимался организацией регулярного грабежа Царьграда, богатой Византии. У нас были княжеские бандформирования, да еще чужеземного происхождения, но не было топоса, не сложился собственный национально-культурный "код".

Впрочем, возможно, киевско-русского топоса не еще, а уже не было. Есть достаточно аргументированная точка зрения, что Киевская Русь - это не начало русской истории, а завершающая стадия, своего рода поздний продукт распада неизвестной, некогда цветущей цивилизации, которая, подобно кельтам, ушла из истории, оставив наследникам сложный и пленительно загадочный культурный мир. А Киевская Русь - это завершающая фаза ее распада.

Если б не монголы, Киевская Русь в конце концов раскололась бы на несколько образований, примкнувших к разным цивилизациям. Новгород и Псков, например, вполне могли войти в западноевропейскую, а точнее, германскую сферу влияния, стать полноправными членами ганзейского союза. Соответственно, Киев и Галич разделили бы в этом случае судьбы восточноевропейских народов.

В этом нет ничего унизительного для русских. В конце концов, и в Европе были государства, столь же "мозаичные", как и Киевская Русь, сгинувшие безо всякого следа. В самом деле, многое ли вы знаете о таких государствах, как Австразия, Вестготское королевство или Лангобардия? Или о государстве германского народа вандалов в Северной Африке?

Все государства викингов-скандинавов - и наши Рюриковичи тут не исключение - стояли на идее грабежа. Их проект максимально полно выразился в героическом эпосе скандинавов, в "Эдде". Ее хоть сегодня перелагай на музыку из трех аккордов и гоняй по радио "Шансон". Говоря нынешним языком, это - чистый "блатняк", где главная идея заключается в том, чтобы кого-то замочить, на кого-то напасть, поделиться с кем надо, а остальное присвоить.

Наши Рюриковичи, князья киевской поры, весьма охотно устраивали междоусобицы и семейную поножовщину. В двенадцатом веке Русь окончательно распалась на враждующие княжества. Эпоха походов на Византию завершилась: князья ожесточенно бьют друг друга и грабят русские же земли. Ведут они себя вполне бандитски: награбили, нагромоздили гору трупов - отгрохали грандиозный, роскошный собор для замаливания грехов. (Точь-в-точь как некоторые "новые русские"!) Голоса сторонников единства страны тонут в лязге мечей. Русские убивают русских. В конце концов, в 1237 году приходит Батый. И наступают времена, которые поныне называют татаро-монгольским игом…

Но именно монголы, дети Степи, добавили нам такую цивилизационную струю, которая и привела к появлению в четырнадцатом веке первого русского проекта.

Разное писали историки про время монголо-татарского господства. Долгие десятилетия ситуация рисовалась в черно-белой гамме. Были, дескать, умные, цивилизованные, культурные русские. Их поработили дикие, невежественные, грязные монголы и прочие татары. Они исковеркали судьбу нашей Родины. Отбросили ее на сотни лет назад, почти в первобытную дикость. Превратили передовую европейскую Гардарику-страну городов, в мирового изгоя, в исторического второгодника, в вечное пугало для всех уважающих себя народов. Потом, правда, все чаще в исторических сочинениях стала проглядывать обратная картина. Благородные, мужественные и просветленные монголы, движимые высокими чувствами служения делу Единого Бога, принесли его свет в непроходимые чащобы и топкие болота, населенные отсталыми, лишенными чести и совести людьми. С миром пришли гордые дети степей в их убогие, похожие на деревни города с миром, но были встречены коварством и подлостью. И монголам пришлось наказать бесчестных жителей севера и взять к себе на воспитание, дав этому бессовестному, лишенному чести и достоинства народу все - и мораль, и культуру.

В самые последние годы, из-под пера людей, называющих себя историками, стали выходить уж совсем странные сюжеты. Так, например, указанные господа на полном серьезе утверждают, что Русь и Орда - это одно и то же. Что Батый был Батей - выдающимся русским полководцем. Что Русь и ее военная составляющая, Орда, господствовали примерно до века ХIV над всем миром. А затем, в результате колоссальной междоусобицы, потеряли свою силу. После этого вчерашние подданные русских-ордынцев, лживые и коварные западники, исказили и переписали историю, в чем им помогла династия Романовых. Оттого все мы и превратились в обманутых "иванов, не помнящих родства"…

Правда, как мы ее понимаем, всегда проста до невообразимой неоднозначности и прозрачна до неразличимой глубины. На наш взгляд, она состоит в том, что в XII-XV веках произошел великий симбиоз леса и степи, Руси и Орды, случилась уникальная историческая трансмутация. Родился новый субъект исторического действия. На политическую арену вышло новое государство — Московия. В ряд великих культур встала молодая, но чрезвычайно энергичная, одухотворенная и сильная Святорусская культура.

В Московской Руси соединились славянский, финно-угорский и тюркский элементы. Они слились, сплелись в сеть хозяйственных, бытовых, житейских взаимодействий. Разные этнические группы породнились между собой. И вскоре, стало невозможно определить, кем стали дети-внуки славянина, финно-угра и тюрка. Во времени Ивана III они все получили название - русские, происходящее от скандинавского, еще точнее - шведского слова "рус", обозначавшего принадлежность к царскому роду.

Так же, как русский народ стал наследником славянской, тюркской и финно-угорской традиций, так и Московия выступила преемником не только княжества Рюриковичей, но ордынской политической системы. Собственно, само выдвижение Москвы на первые роли и было связано с ее особыми отношениями с Золотой Ордой. Иван Калита сумел выхлопотать для себя функцию сборщика налогов с русских княжеств. Действуя, где надо - силой, хитростью или расчетом, он сумел не только полностью удовлетворить своих ордынских партнеров, но и привязать к Москве, подчинить значительную часть центральных русских земель. В дальнейшем его сыновья и внуки совершили работу по собранию русских земель, под прикрытием ордынской силы. Московские князья умело восприняли и творчески переработали выдающиеся достижения монгол в области государственного строительства. От них в Московию пришла одна из лучших в Европе денежных систем. Первоклассная почтовая ямская служба. Простая и удивительно действенная система расчета взимания налогов. Работоспособная управленческая иерархия. Это - лишь малая толика достижений монгол, поставленных на службу поднимающейся русской земле.

Да, в те века народился новый народ - уже не киевские руссы, а уже русские. Новый народ смог войти в мир и занять в нем достойное место, только осознав себя, только отличив себя от других субъектов психоистории. Русские осознавали себя как новую силу исторического действия. Силу, пришедшую в этот мир всерьез и надолго. И это осознание могло произойти только через выдвижение собственного цивилизационного проекта.

Проект "Святой Руси", появившийся на свет в конце XIV-первой половине XV века, стал первым известным нам русским цивилизационным проектом. Цивилизационные проекты, как вы помните, в отличие от национальных, имеют отношение не к политике, идеологии, экономике. Они изменяют ценности, веру, культуру.

"Святая Русь" была тем русским цивилизационным проектом, который явил русский топос в мировую историю, сформировал из разных этнических и психоисторических компонентов Русскую цивилизацию. Конечно, это сделал не один человек. Но уникальность проекта "Святой Руси" состоит в том, что можно с определенностью сказать: мы знаем главного его инициатора, главного творца, основателя. Речь идет о великом, а может быть, даже о величайшем человеке всей нашей истории - о Сергии Радонежском. Именно он сделал нас русскими! Проект "Святой Руси" Сергия Радонежского не подхватывал готовый топос, а формировал его. Как удалось нашей стране выжить после постоянных княжеских распрей - своего рода перманентной гражданской войны, помноженной на чужеземное нашествие? Каким чудом она сохранила свою культуру и традиции? Как оправилось от разрухи и постепенно устроилось хозяйство?

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Мар >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама