Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Рассказы и статьи
Отправить другу

"Брестская крепость" на Сунже

Ту историю часто вспоминают защитники Грозного. С горечью, до сих пор неизбывной.

Август 96-го, четвертые сутки идут ожесточенные бои. И вдруг...

Они не верили своим ушам — их родные войска поднимают белые флаги: капитулируют, складывают оружие и сдаются в плен. Этого быть не могло. Они, бойцы 101-й, отражали атаки «духов», гасили вражеские огневые точки, «зачищали» кварталы, обеспечивали проводку армейских колонн, вырывались из засад. Проломили бреши в блокадном кольце, освободив дороги к Ханкале и к хлебозаводу. Несли тяжелые потери, но несмотря ни на что готовились драться до победного конца. А сейчас там, на постах, кто-то празднует труса?! 

Нет, не могло этого быть. И не было.

Была утка в телеэфире, пущенная программой «Вести». Кто-то из «фронтовых» корреспондентов поспешил отправить в Москву непроверенную информацию и «сдал в плен» целую бригаду вкупе с частями временной группировки. А может, с подачи Удугова решили пощекотать военным нервы, заявив на весь мир о трусости и предательстве российских солдат правопорядка. Или почву готовили для оправдания мирного урегулирования на позорных для державы условиях — поди разберись. Через три часа, правда, ведущий программы отработал задний ход: ошибочка, мол, вышла, уж не взыщите. А дело сделано: слово не воробей, вылетит — не поймаешь.

— Видели бы вы глаза солдат, узнавших, в чем их обвиняют, — с трудом сдерживая эмоции, говорили мне офицеры. — Пацаны вернулись с боевых, такого натерпелись... Жадно смолят сигареты, скидывают «броню». И тут — как нож в спину. Ну ничего, выдержали. Все выдержали — клевету, натиск бандитов. Не сдали ни одного блокпоста, выстояли на Минутке. Цены им нет, нашим парням.

Но мнение военных профессионалов некоторым цивильным журналистам до лампочки. И сегодня то в одной, то в другой газете читаем: чеченские боевики в Грозном нанесли федералам сокрушительное поражение. Причем пишут об этом, прекрасно зная, что опровергнуть облыжный вывод не составляет большого труда, ибо факты — вещь упрямая.

— С точки зрения человека военного, могу однозначно сказать: никакой победы сепаратисты в Грозном не одержали, — вспоминая события горячего августа, утверждает генерал-лейтенант запаса Игорь Рубцов, командовавший летом 96-го группировкой внутренних войск в Чеченской республике. — А в город бандформирования просочились потому, что из почти двухсот ведущих в него дорог мы контролировали только двадцать две основные магистрали. Но та информация о готовящемся вторжении, которой мы располагали, незамедлительно докладывалась в объединенный штаб. Мер, к сожалению, принято не было. Штаб рассчитывал справиться с боевиками только силами внутренних войск, а они по причине малочисленности и так несли службу на пределе своих возможностей. Тем не менее наши КПП и опорные пункты продержались почти двадцать дней, и ни один из них сдан противнику не был, пока не поступил приказ отходить. Разве это не свидетельствует о правильно избранной нами тактике с учетом ранее накопленного опыта? Мы укрепили «блоки» в расчете на долговременную осаду — с тем чтобы, измотав сепаратистов, можно было переходить к активным действиям по полному уничтожению боевиков. Так бы все и произошло, если б не внезапное перемирие. Сами чеченцы и их наемники это признали на переговорах. Отряды боевиков из-за больших потерь, нехватки боеприпасов и полного отсутствия продовольствия уже собирались пробиваться из города. Короче говоря, обвинение войск в том, что они сдали Грозный, абсолютно беспочвенно...

Среди оборонявшихся постов особенно знаменит тринадцатый «блок». Быль о нем похожа на легенду. Но попробуйте сказать это в первом батальоне 101-й бригады, на котором висели все блокпосты, — вам тут же с обидой возразят: а чем другие хуже? На седьмом, одиннадцатом, двадцать втором... — везде было жарко, везде была напряженка с продуктами и водой, везде свистели пули и лилась кровь. На все маленькие крепости боевики давно точили зубы — каждая из них играла важную роль в системе обороны города. С первого дня боев и до самого перемирия предпринимались упорные попытки овладеть ими силой, взять измором, парализовать волю к сопротивлению угрозами и заманчивыми предложениями сдаться на самых выгодных условиях. Зря порох тратили, клыки ломали, теряли время на переговоры. Все «блоки» дружно отвечали: «Нет». На разные лады — а в основном, стволами и «шершавым языком» окопа. В действиях по отражению бандитского натиска они были похожи друг на друга, точно пули одного калибра.

А первым среди равных оказался именно тринадцатый. Слышал, его даже «Брестской крепостью» называли.
Отвечу, слегка перефразировав поэта: «Сочтетесь славою, ведь вы свои же люди».

Слава батальону — одна. Хорошо дрался на блокпостах, в составе штурмовых отрядов и групп прикрытия. Закончил войну с минимальными потерями. «Брестская» на Сунже пусть будет одним из символов его ратной доблести — его и разведывательно-штурмовой роты, группы спецназа бригады, ярославского ОМОНа. Волею судьбы бойцы нескольких подразделений, выполнявших разные задачи, оказались на укрепленном пятачке у моста.

Слова в диктофон.

Рядовой Алексей Макаренко:

— Из нашего первого батальона на «блоке» к началу заварухи, шестого августа, было двадцать человек. Плюс отделение омоновцев. Начальник поста, офицер, заболел, временно исполнять его обязанности назначили контрактника — старшину роты Косарева Павла. «Блок» был хорошо укреплен, с наскоку не возьмешь, запас продуктов и воды на несколько дней, пять БК, настроение — нормалек, твердая уверенность: навалятся «духи»

— отобьемся.

Обстрел начался в семь утра. Мы с ответом не задержались, пошла у нас война. Где-то к часу дня подъехали разведчики и спецназовцы на двух поврежденных бэтрах. Шестнадцать бойцов, почти все ранены. На пацанов было страшно смотреть. Вырвались из засады, потеряли убитыми больше двадцати товарищей. Там и командир разведбата остался. Сильно по нему убивались — мировой был комбат. Страдали, плакали, что погибших не смогли вытащить из-под огня. Молотиловка, говорили, была жуткая.

Полку нашего, значит, прибыло. Числа десятого приютили еще группу армейцев, прорвавшуюся на танке и двух БМП во главе со старлеем, у них было восемь «двухсотых» и несколько «трехсотых». С одной стороны — подмога, а с другой — обуза. Погибших хоронить надо. Раненым оказывать помощь, а у нас своих полно. И лишние рты. Хорошо, у омоновцев был НЗ — два мешка муки и бутыль подсолнечного масла. Водитель КамАЗа, проезжая через КПП, поделился. Кое-как лепешками перебивались. А вот с водой — беда. Экономили как могли, и все равно на всех не хватало.

Пробовали к нам прорваться из бригады — раз, другой, третий. Ни хрена не получилось. Очень плотно нас «духи» заблокировали. Продолжаем отбиваться своими силами. В жаркие минуты запрашиваем по рации помощь, вызывая на себя минометный огонь. Здорово выручали батарейцы. Ювелирно работали, «огурцы» ложились точно по периметру поста, отсекая атакующих бандитов.

До нохчей, наконец, дошло, что без тяжелой артиллерии выкурить нас не удастся, и зачастили ихние парламентеры. Сдаваться не предлагаем, выпустим с оружием, то да се... Мы посовещались между собой и решили: пошли они... У нас танчик, три «бээмпэшки», два бэтра, патронов навалом. Умрем, но с поста не уйдем.

Долбимся дальше. Так бы оно и ничего, терпимо. Раненые только совсем плохие. Самый тяжелый — Дима Санин, боец из ГСН разведбата. Руку надо срочно ампутировать, иначе умрет от гангрены. Проблема — как? Ни хирургических инструментов, ни обезболивающих препаратов. Есть только водка, выпросили у беженцев, раны обрабатывать. «Будем делать операцию подручными средствами», — сказал наш санинструктор рядовой Фаиз Юртбаков. Наточил саперную лопату, заставил Санина выпить бутылку водки. И отрубил ему руку по самое плечо — «поплывший» Димка и опомниться не успел, только застонал, когда ему кость дробили. Спас пацана док...

Через несколько дней начался вывоз раненых. А после короткой передышки опять пошла война. Обстрелы, угрозы. Но пока у нас оставались силы и боеприпасы, бандиты не имели никаких шансов прорваться на КПП. Благодаря нашим командирам пост был отлично оборудован в инженерном отношении, умело распределены огневые точки. Короче, не «блок», а маленькая крепость. Отбивались плотно. За время обороны непосредственно на КПП потеряли только одного солдата, 19 августа от снайперской пули погиб оператор-наводчик БМП Костя Казаркин...

Рядовой Сергей Петров:

— Я был водителем второго бэтээра спецгруппы разведбата, которая утром шестого августа попала в засаду. Этот бой, где погиб наш командир, прикрывая отход пацанов, буду помнить всю жизнь. И восемнадцать суток, проведенных на КПП, тоже никогда не забуду. Почти каждый день нас обстреливали, давили на психику во время переговоров. Было очень туго с медикаментами. Раненые, натурально, гнили, запах на «блоке» стоял невыносимый, тучами роились мухи. Ели один раз в сутки, символически. Но все парни держались очень достойно, никто не ныл, терпели солдаты, пострадавшие от вражеских пуль и осколков. Трудности еще крепче сплотили братишек.

14 августа по радиостанции поступило из бригады сообщение, что по договоренности с нохчами будет производиться обмен наших убитых, которых местные жители закопали на месте боя возле цементного завода, и раненых на пленных «духов». На эксгумацию поехали вшестером: Сережа Крупин, Саша Кожемякин, Игорек Платонов, Серый Филев, Коля Яковлев и я. Привез к заводу гражданский чеченец на грузовике. Боевики нас обыскали, заставили сесть и стали запугивать. «Живыми, — каркают, — отсюда не выпустим, сейчас поотрезаем уши, загоним в подбитый бэтр и спалим из РПГ». Затем сменили пластинку: «Выкопать разрешим, а после этого всем прострелим руки и ноги, чтобы больше не воевали». Так издевались, волчары. Мы сидим молча. В конце концов дали нам лопаты, два противогаза и показали место захоронения. Роем... Не могу, тяжело вспоминать... Разложившиеся тела погибших. Боже, не узнать никого. Вздутая кожа, как в мыле. Извлекали убитых из земли голыми руками, от жуткого запаха не спасали даже противогазы. Но брезгливости, тошноты не было, ведь это наши погибшие товарищи. Откопали, погрузили в кузов. Три тела были без голов. Надругались, нелюди... Может, еще над живыми, беззащитными...

Перед тем как отправить нас обратно на КПП, нохчи разоткровенничались. Сказали, что наши ребята дрались как настоящие мужчины, у боевиков, засевших на заводе, потерь было больше, чем у нашей группы, хотя они имели численное превосходство и стреляли из укрытий, а мы находились на голом пятачке.

Это признание бандитов укрепило нашу решимость стоять на КПП до конца. Если на открытом месте не смогли «духи» всю группу уничтожить, хорошо укрепленный «блок» и подавно взять им слабо.

Обороняли свой пост вплоть до перемирия. В последние дни кончились продукты, мы стреляли собак, жевали отвратное мясо... И держались!

Жалко, что не дали войскам расправиться с врагами. Отняли у нас победу...

Прав солдат. Ему и его товарищам оставалось, в буквальном смысле слова, день простоять да ночь продержаться. Но миротворцы хорошо знали о планах командования по ликвидации бандитской группировки в Грозном, о критическом положении выдохшихся «духов» во второй половине августа и мощном потенциале федеральных сил, сосредоточенных для нанесения контрудара. И преподнесли собиравшимся делать ноги боевикам роскошный подарок, о котором те даже не мечтали...

Говорят, после драки кулаками не машут. Это верно. Как верно и то, что к отпору возмутителям спокойствия всех мастей нужно готовиться самым серьезным образом — извлекая уроки из роковых ошибок, используя боевой опыт, накопленный в условиях информационной войны против армии и сил правопорядка. В том числе и опыт активной обороны, стойкого сопротивления. Сопротивления с верой в победу.

Показать источник
Автор: Юрий Кислый
Просмотров: 1517

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Окт >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама