Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Кавказские войны (1785-1864)
Отправить другу

Большая Кавказская Война. Часть 1, часть2

Гео­по­ли­ти­че­ское зна­че­ние Кав­ка­за за по­след­ние де­ся­ти­ле­тия су­ще­ст­вен­но воз­рос­ло. Се­го­дня он на­хо­дит­ся в цен­тре фор­ми­рую­щей­ся транс­порт­ной се­ти, ко­то­рая долж­на со­еди­нить бо­га­тые ре­гио­ны Ев­ра­зии и про­мыш­лен­но раз­ви­тые рай­оны За­па­да. Да­же от­но­си­тель­но не­близ­кий Ки­тай да­ет знать о сво­ем воз­рас­таю­щем по­ли­ти­че­ском ин­те­ре­се к ре­гио­ну. В те­че­ние сле­дую­щих двух-трех де­ся­ти­ле­тий ми­ро­вое по­треб­ле­ние энер­гии долж­но зна­чи­тель­но воз­рас­ти. Как из­вест­но, в не­драх Цен­траль­ной Азии и бас­сей­на Кас­пий­ско­го мо­ря хра­нят­ся за­па­сы при­род­но­го га­за и неф­ти, пре­вос­хо­дя­щие по объ­е­мам ме­сто­ро­ж­де­ния Ку­вей­та, Мек­си­кан­ско­го за­ли­ва и Се­вер­но­го мо­ря. Борь­ба за дос­туп к этим ре­сур­сам и уча­стие в раз­ра­бот­ке по­тен­ци­аль­ных бо­гатств ре­гио­на за по­след­нее вре­мя су­ще­ст­вен­но воз­рос­ла. Кав­каз се­го­дня - гео­по­ли­ти­че­ский ключ, ко­то­рым от­кры­ва­ет­ся за­мок к при­род­ным бо­гат­ст­вам бас­сей­на Кас­пий­ско­го мо­ря и Цен­траль­ной Азии. В рас­ста­нов­ке гео­по­ли­ти­че­ских фи­гур на кав­каз­ской шах­мат­ной дос­ке в на­стоя­щее вре­мя да­ле­ко не все по­нят­но без зна­ния ис­то­рии ре­гио­на. Осо­бо важ­ное ме­сто в ней за­ни­ма­ет Боль­шая Кав­каз­ская вой­на XIX-го ве­ка. Ей (в си­лу не так дав­но при­су­ще­го оте­че­ст­вен­ным ис­то­ри­че­ским ис­сле­до­ва­ни­ям про­ле­тар­ско­го ин­тер­на­цио­на­лиз­ма и не­ру­ши­мой друж­бы на­ро­дов) не по­вез­ло от­но­си­тель­но пол­но­ты и не­об­хо­ди­мо­го ка­че­ст­ва ос­ве­ще­ния. Эти про­бе­лы (осо­бен­но с во­ен­ной точ­ки зре­ния) не­об­хо­ди­мо вос­пол­нять

Фото: Александр Поляков

В ос­но­ве пред­ла­гае­мых вни­ма­нию чи­та­те­лей ВКО ма­те­риа­лов ле­жат ана­ли­ти­че­ские раз­ра­бот­ки ге­не­ра­лов и офи­це­ров шта­ба Кав­каз­ско­го во­ен­но­го ок­ру­га, сде­лан­ные на ру­бе­же XIX-XX вв. (в ча­ст­но­сти, речь идет о тру­дах на­чаль­ни­ка шта­ба ок­ру­га ге­не­рал-лей­те­нан­та Н. Н. Бе­ляв­ско­го, ге­не­ра­л-май­о­ра В. А. Пот­то, офи­це­ров К. Г. Вей­ден­бау­ма, В. Н. Ива­нен­ко, Н. Г. Мо­ки­ев­ско­го-Зуб­ка, В. И. Том­кее­ва и Н.С. Ано­со­ва). Стиль и ор­фо­гра­фию ав­то­ров ре­дак­ция жур­на­ла стре­ми­лась мак­си­маль­но со­хра­нить. Хо­тя, на­до от­ме­тить, да­ле­ко не все фра­зы ге­не­ра­лов и офи­це­ров шта­ба Кав­каз­ско­го во­ен­но­го ок­ру­га мо­гут по­ка­зать­ся се­го­дня по­лит­кор­рект­ны­ми

Ни од­но из при­об­ре­те­ний, сде­лан­ных рос­сий­ской им­пе­ри­ей за вре­мя ее су­ще­ст­во­ва­ния, не стои­ло го­су­дар­ст­ву столь­ких уси­лий и жертв, сколь­ко их по­тре­бо­вал Кав­каз для окон­ча­тель­но­го уп­ро­че­ния в нем рос­сий­ско­го вла­ды­че­ст­ва. Поч­ти в те­че­ние це­ло­го ве­ка при­ко­вы­вал он к се­бе вни­ма­ние рус­ско­го на­ро­да, пред­став­ля­ясь стра­ной, где веч­но ки­пит вой­на, ку­да ухо­ди­ли вой­ска за вой­ска­ми, и ма­ло кто воз­вра­щал­ся на­зад. И на­род оха­рак­те­ри­зо­вал эту тер­ри­то­рию мра­ка и кро­во­про­ли­тия име­нем "по­ги­бель­но­го Кав­ка­за". Но мно­го­чис­лен­но­стью жертв и соз­да­лось по вы­ра­же­нию Вис­са­рио­на Бе­лин­ско­го, "род­ст­во Рос­сии с этим кра­ем, ку­п­лен­ным дра­го­цен­ной кро­вью сы­нов ее и под­ви­гов ее ге­ро­ев". И дей­ст­ви­тель­но, ед­ва ли най­дет­ся в свя­той Ру­си мно­го дво­рян­ских фа­ми­лий, не во­шед­ших в длин­ный спи­сок имен, от­дав­ших в раз­ные вре­ме­на Кав­ка­зу свои си­лы, спо­соб­но­сти и да­же жизнь.

Пролог

Эта тя­же­лая борь­ба не бы­ла слу­чай­ным яв­ле­ни­ем толь­ко про­шло­го ве­ка.

Еще на за­ре рус­ской го­су­дар­ст­вен­ной жиз­ни на­ча­ла про­то­рять­ся та до­ро­га, по ко­то­рой лишь спус­тя мно­го ве­ков рос­сий­ское го­су­дар­ст­во при­шло, на­ко­нец, к пол­но­му об­ла­да­нию Кав­ка­зом. Вой­ны Оле­га с ха­за­ра­ми, по­хо­ды Свя­то­сла­ва на Кав­каз, где он "ясы по­бе­ди и ка­со­ги и при­ве­де их к Кые­ву", на­ко­нец, су­ще­ст­во­ва­ние уже в на­ча­ле XI ве­ка рус­ско­го уде­ла в пред­две­ри­ях Кав­ка­за - в Тму­та­ра­ка­ни (Та­ма­ни), дос­тав­ше­го­ся по­сле Вла­ди­ми­ра сы­ну его Мсти­сла­ву - все это сви­де­тель­ст­ву­ет о дав­них еще сно­ше­ни­ях Ру­си с Кав­ка­зом. Но на­хлы­нув­шая за­тем в на­ча­ле XIII ве­ка вол­на мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия ста­ла на пу­ти ес­те­ст­вен­но­го рос­та Рос­сии к югу.

Два ве­ка то­ми­лась Русь в це­пях мон­голь­ско­го ига бес­силь­ная, за­бы­тая, но креп­кая в ве­ре свя­той и по­сте­пен­но спла­чи­вав­шая­ся внут­ри в идее еди­но­дер­жа­вия. И, как ее бо­га­тырь Илья Му­ро­мец, встав, ра­зо­рва­ла ско­вы­вав­шие ее це­пи и по­ли­лась от­вет­ной на­род­ной вол­ной за ис­че­зав­ши­ми пе­ред ее свет­лым ли­ком мон­го­ла­ми. Не про­шло и по­лу­сот­ни лет, как Рос­сия уже стоя­ла твер­дой но­гой у под­но­жья Кав­ка­за - на Те­ре­ке, где гре­бен­ские ка­за­ки об­ра­зо­ва­ли жи­вой щит, за ко­то­рым раз­ви­ва­лась рус­ская гра­ж­дан­ст­вен­ность.

За­кон­чив­шее­ся вслед за­тем по­ко­ре­ние Ива­ном Гроз­ным царств Ка­зан­ско­го и Ас­т­ра­хан­ско­го раз­дви­ну­ло го­су­дар­ст­вен­ные гра­ни­цы рос­сий­ско­го го­су­дар­ст­ва до Кас­пий­ско­го мо­ря. Рос­сия во­шла в со­при­кос­но­ве­ние с це­лым ми­ром пле­мен, оби­тав­шим во­круг Кас­пия. Мо­ск­ва вновь встре­ти­лась с на­ро­до­на­се­ле­ни­ем Се­вер­но­го Кав­ка­за. Уг­не­тае­мые та­та­ра­ми ас­т­ра­хан­ски­ми, крым­ски­ми и, глав­ным об­ра­зом, тур­ка­ми и пер­сия­на­ми, на­ро­ды эти, в чис­ле ко­их мно­гие ис­по­ве­ды­ва­ли хри­сти­ан­скую ре­ли­гию, ви­де­ли в но­вых по­бе­до­нос­ных при­шель­цах с се­ве­ра сво­их из­ба­ви­те­лей и доб­ро­воль­но ста­ли пе­ре­хо­дить к за­щи­те Бе­ло­го Ца­ря.

Гроз­ный царь Иван Ва­силь­е­вич не мог не от­клик­нуть­ся на эти при­зы­вы. Вы­со­кая обя­зан­ность за­щит­ни­ка пра­во­слав­ных хри­сти­ан в борь­бе с не­вер­ны­ми глу­бо­ко ко­ре­ни­лась в соз­на­ние мо­с­ков­ских ца­рей как на­след­ни­ков вос­точ­ных рим­ских им­пе­ра­то­ров. К то­му же по­мощь, о ко­то­рой мо­ли­ли хри­сти­ан­ские на­ро­ды Кав­ка­за, обе­ща­ла Мо­ск­ве и не­ма­ло­важ­ные вы­го­ды. Но юно­му, еще не ок­реп­ше­му го­су­дар­ст­ву рос­сий­ско­му бы­ла еще не под си­лу борь­ба в не­драх Кав­ка­за с та­ки­ми мо­гу­ще­ст­вен­ны­ми по то­му вре­ме­ни про­тив­ни­ка­ми, как пер­сия­не и тур­ки.

По­тер­пев две круп­ные не­уда­чи в по­хо­дах мо­с­ков­ских вое­вод - Хво­ро­сти­на в 1594 г. и Бу­тур­ли­на в 1605 гг. - Рос­сия сно­ва ото­шла к Вол­ге. На кав­каз­ском ру­бе­же ос­та­лись лишь тер­ские ка­за­ки, ко­то­рые в те­че­ние це­ло­го ве­ка, вплоть до Пет­ра Ве­ли­ко­го, не толь­ко са­мо­стоя­тель­но от­стаи­ва­ли свою са­мо­быт­ность, но и слу­жи­ли пе­ре­до­вы­ми по­ста­ми рус­ско­го на­ро­да, под­дер­жи­вая связь Мо­ск­вы с Кав­ка­зом, по­ка го­су­дар­ст­во, обес­си­лен­ное внут­ри смут­ным вре­ме­нем, бо­ро­лось за свою не­за­ви­си­мость про­тив за­пад­ных со­се­дей.

Ге­ни­аль­ный пре­об­ра­зо­ва­тель Петр Ве­ли­кий яс­но по­ни­мал зна­че­ние Кас­пий­ско­го мо­ря, как крат­чай­ше­го вод­но­го пу­ти в не­дра Азии, где Рос­сии пред­стоя­ла ши­ро­кая за­да­ча - раз­бу­дить дрем­лю­щий Вос­ток и стать по­сред­ни­цей ме­ж­ду ним и куль­тур­ным За­па­дом.

Во­пло­тив в се­бя идеа­лы и стрем­ле­ния рус­ско­го на­ро­да, Петр, с обыч­ной ему ре­ши­мо­стью, вла­ст­ной ру­кой по­вел Рос­сию по бе­ре­гам Кас­пия, дав ей не толь­ко Дер­бент и Ба­ку, но да­же и при­мор­ские про­вин­ции се­вер­ной Пер­сии: Ги­лян, Ма­зан­де­ран и Ас­т­ра­бад.

Но бли­жай­шие пре­ем­ни­ки Пет­ра не оце­ни­ли важ­но­сти сде­лан­ных им при­об­ре­те­ний. Они ук­ло­ни­лись от жертв, ко­то­рых тре­бо­ва­ло удер­жа­ние но­вых вла­де­ний. По­сле­до­ва­те­ли Пет­ра от­ка­за­лись от его за­вое­ва­ний, так что в пер­вое де­ся­ти­ле­тие по­сле смер­ти ве­ли­ко­го им­пе­ра­то­ра де­ло его на Кав­ка­зе бы­ло доб­ро­воль­но раз­ру­ше­но при­ем­ни­ка­ми до ос­но­ва­ния. Уже в 1735 г. Те­рек сно­ва сде­лал­ся гра­ни­цей рос­сий­ско­го го­су­дар­ст­ва, как за 12 лет пе­ред этим.

Ге­ни­аль­ная на­след­ни­ца за­ве­тов Пет­ра - Ека­те­ри­на II сно­ва об­ра­ти­ла вни­ма­ние на да­ле­кий край, ку­да стре­мил­ся ее ве­ли­кий пред­ше­ст­вен­ник, и в те­че­ние сво­его цар­ст­во­ва­ния при­сое­ди­ни­ла Крым, Ка­бар­ду и пе­ре­не­сла гра­ни­цу рос­сий­ско­го го­су­дар­ст­ва на Ку­бань. По ее по­ве­ле­нию, сю­да, к под­но­жью Кав­ка­за, бы­ли пе­ре­се­ле­ны сы­ны За­по­рож­ские, Вол­ги и До­на слу­жить ста­ро­му уря­ду ве­ре свя­той, пра­во­слав­но­му рус­ско­му на­ро­ду и ца­рю-ба­тюш­ке. Проч­ной гра­нью рус­ской зем­ли про­тя­ну­лись ста­ни­цы Чер­но­мор­ских, Ку­бан­ских и Тер­ских ка­за­ков от Чер­но­го мо­ря до Кас­пий­ско­го, а впе­ре­ди:

"Вер­ши­ны це­пи сне­го­вой
Свет­ло-ли­ло­вою сте­ной,
На чис­том не­бе ри­со­ва­лись:
И ме­ж­ду ни­ми, пре­рвав ту­чи,
Сто­ял всех вы­ше го­ло­вой
Каз­бек, Кав­ка­за царь мо­гу­чий
В чал­ме и ри­зе пар­че­вой".
Что бы­ло де­лать даль­ше?

Ос­та­вать­ся ли пе­ред этой за­об­лач­ной сте­ной и доб­ро­воль­но пре­дос­та­вить ле­жа­щие за ней хри­сти­ан­ские стра­ны со­пер­ни­че­ст­ву Тур­ции и Пер­сии? От­ка­зать­ся от гос­под­ства на мо­рях Кас­пий­ском и Чер­ном, тем са­мым об­речь этим при­ле­жа­щие к ним об­лас­ти го­су­дар­ст­ва рос­сий­ско­го - весь юг Рос­сии на тре­вож­ное су­ще­ст­во­ва­ние? От­стра­нит­ся от влия­ния на судь­бу За­кав­ка­зья, дать тем са­мым воз­мож­ность по­ли­ти­че­ским со­пер­ни­кам Рос­сии об­ра­тить его в гроз­ную твер­ды­ню, ко­то­рая на­все­гда за­кры­ла бы Мо­ск­ве вы­ход из сте­пей юж­ной Рос­сии и ос­та­но­ви­ла бы даль­ней­ший рост наш в Азии.

Или на­обо­рот, - сме­ло пе­ре­шаг­нув:

"Че­рез те ска­лы,
Где но­си­лись лишь ту­ма­ны
Да па­ри­ли ор­лы",

проч­но ут­вер­дить­ся в ле­жа­щих за этой гра­нью стра­нах, об­ра­тив мо­ря, омы­ваю­щие Кав­каз­ский пе­ре­ше­ек, в рос­сий­ские внут­рен­ние озе­ра и, поль­зу­ясь гос­под­ством на них, не толь­ко обес­пе­чить раз­ви­тие бо­га­то­го юга Рос­сии, но и при­об­ре­сти воз­мож­ность ока­зы­вать ре­ши­тель­ное влия­ние на судь­бу всей Пе­ред­ней Азии, а с ней и все­го Вос­то­ка.

Ко­ро­че: ос­та­нав­ли­ва­ясь у под­но­жья Кав­каз­ско­го хреб­та, Мо­ск­ва доб­ро­воль­но за­мы­ка­ла судь­бы Рос­сии в уз­кие гра­ни­цы До­на и Вол­ги. Пе­ре­шаг­нув же че­рез эту грань, - на рос­сий­ском по­ли­ти­че­ском го­ри­зон­те от­кры­вал­ся весь древ­ний Вос­ток.

Пе­рей­ти Кав­каз­ский хре­бет Мо­ск­ву по­бу­ж­да­ло и дви­же­ние, дав­но уже под­го­тав­ли­вав­шее­ся по ту сто­ро­ну его. Хри­сти­ан­ские на­ро­ды За­кав­ка­зья, имев­шие свою ты­ся­че­лет­нюю ис­то­рию, из­не­мо­га­ли в борь­бе с ис­ла­мом. Стоя на краю окон­ча­тель­ной ги­бе­ли, в от­чая­нии про­сти­ра­ли к Мо­ск­ве ру­ки с моль­бой о спа­се­нии.

Цар­ст­во Гру­зин­ское, ра­зо­рен­ное Ага-Ма­го­ме­т­-ш­ахом, бы­ло со­вер­шен­но бес­силь­но ока­зать со­про­тив­ле­ние сно­ва го­то­вив­ше­му­ся втор­же­нию пер­си­ян. На­след­ник ца­ря Ирак­лия II - царь Ге­ор­гий XII на­стой­чи­во про­сил рос­сий­ской по­мо­щи и пред­ло­жил свое и все­го гру­зин­ско­го на­ро­да под­дан­ст­во.

Раз­роз­нен­ные си­лы не­ко­гда су­ще­ст­во­вав­ше­го ар­мян­ско­го цар­ст­ва, рас­се­ян­ные в об­шир­ных пре­де­лах ту­рец­кой и пер­сид­ской им­пе­рий, дав­но уже об­ра­ща­ли свои взо­ры на Рос­сию. Еще в 1729 г. ар­мя­не пи­са­ли: "ны­не мы всем ар­мян­ским со­б­ра­ни­ем про­сим и при­па­да­ем к но­гам Им­пе­ра­тор­ско­го Ве­ли­че­ст­ва о все­ми­ло­сти­вей­шем за­сту­п­ле­нии и о вспо­мо­же­нии, да­бы нас не пре­дать в ту­рец­кие ру­ки, по­не­же мы все на его Им­пе­ра­тор­ское Ве­ли­че­ст­во упо­ва­ем".

Соз­на­вая нрав­ст­вен­ный долг по­дать по­мощь хри­сти­ан­ским на­ро­дам За­кав­ка­зья, ви­дев­шим в Рос­сии по­след­нюю на­де­ж­ду, и по­ви­ну­ясь ин­те­ре­сам го­су­дар­ст­вен­ным, Мо­ск­ва сме­ло дви­ну­лась че­рез Кав­каз­ский хре­бет.

26 но­яб­ря 1799 г., при ко­ло­коль­ном зво­не и ра­до­ст­ных ли­ко­ва­ни­ях гру­зин­ских ца­ря и на­ро­да, рус­ские вой­ска, как дав­но ожи­дае­мые из­ба­ви­те­ли, тор­же­ст­вен­но во­шли в сто­ли­цу Гру­зии - в Тиф­лис.

По­доб­но ми­фо­ло­ги­че­ско­му Ге­рак­лу, ко­то­рый из­ба­вил вла­дев­ше­го бо­же­ст­вен­ным ог­нем Про­ме­тея от ког­тей тер­зав­ше­го его ор­ла, - Рос­сия ос­во­бо­ди­ла на­ро­ды, про­све­щен­ные све­том бо­же­ст­вен­но­го уче­ния, от тяж­ко­го гне­та тес­нив­ших их му­суль­ман.

Ос­та­нав­ли­ва­ясь на этом от­рад­ном со­бы­тии и ог­ля­ды­ва­ясь на путь, прой­ден­ный на­шим оте­че­ст­вом в про­дол­же­ние ты­ся­че­лет­ней его ис­то­рии, мы с ра­до­стью мо­жем при­пом­нить, что мно­гие дру­гие, со­сед­ние и даль­ние, осед­лые и ко­че­вые на­ро­ды, оце­нив бла­го­твор­ность рус­ской вла­сти, доб­ро­воль­но ме­ня­ли свое не­за­ви­си­мое су­ще­ст­во­ва­ние на под­чи­не­ние рус­ским ца­рям и по­кро­ви­тель­ст­во рус­ско­го на­ро­да.
Са­мо го­су­дар­ст­во рос­сий­ское спло­ти­лось из хао­са удель­ной раз­дроб­лен­но­сти сти­хий­ным тя­го­те­ни­ем рус­ских на­род­но­стей к солн­цу са­мо­дер­жа­вия, за­си­яв­ше­му над бла­го­сло­вен­ной Мо­ск­вой. Под мо­гу­чую ру­ку мо­с­ков­ских ца­рей ста­ли доб­ро­воль­но пе­ре­хо­дить не толь­ко об­лас­ти мир­ных па­ха­рей, про­мы­сло­вых и тор­го­вых лю­дей, но и сво­бо­до­лю­би­вые по­ру­беж­ные воль­ни­цы.

Важ­ней­шая из них - ук­ра­ин­ская. В го­ди­ну тя­же­лой борь­бы с над­ви­гав­шим­ся на нее ла­тин­ст­вом, Ук­раи­на еди­но­душ­но ре­ши­ла в 1654 г. в Пе­ре­яс­лав­ле: "Во­лим под ца­ря вос­точ­но­го, пра­во­слав­но­го. Да ук­ре­пит нас Гос­подь Бог под его цар­ской ру­кой!". И буй­ные ка­зац­кие го­ло­вы по­кор­но при­ник­ли под сень тро­на ти­шай­ше­го ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча.

Ко­гда же са­мо­дер­жав­ная власть сде­ла­лась крае­уголь­ным кам­нем рус­ской го­су­дар­ст­вен­но­сти, и по­бед­ные рус­ские зна­ме­на поя­ви­лись на ру­бе­же Сред­ней Азии, то бли­же уз­нав­шие нас кир­ги­зы Ма­лой, Сред­ней, а за­тем и Боль­шой ор­ды доб­ро­воль­но при­ня­ли на­ше под­дан­ст­во (1732 и 1793 гг.).

На­ко­нец, в 1884 г. Рос­сии от­да­лись мерв­ские турк­ме­ны, - и бла­го­де­тель­ный по­кров рус­ско­го ца­ря про­стер­ся до Ти­хо­го океа­на и пред­го­рий Гин­ду­ку­ша.

Пе­рей­дя в За­кав­ка­зье, Рос­сия тем са­мым всту­пи­ла на по­при­ще про­дол­жи­тель­ной, упор­ной борь­бы за окон­ча­тель­ное уп­ро­че­ние на­ше­го вла­ды­че­ст­ва на Кав­каз­ском пе­ре­шей­ке. Пред­стоя­ло не толь­ко вы­тес­нить от­сю­да ту­рок и пер­си­ян, со­пер­ни­чав­ших с Мо­ск­вой за об­ла­да­ние Кав­ка­зом, но и под­чи­нить се­бе сво­бо­до­лю­би­вых, во­ин­ст­вен­ных, ни­ко­гда и ни пред кем не пре­кло­няв­ших­ся гор­цев Кав­каз­ско­го Хреб­та.

Бо­лее по­лу­ве­ка не­пре­рыв­но ве­лась эта эпи­чес­кая борь­ба, сто­ив­шая Рос­сии мно­гих жертв и оз­на­ме­но­вав­шая­ся бес­чис­лен­ны­ми про­яв­ле­ния­ми вы­со­ко­го ге­ро­из­ма рус­ско­го на­ро­да.

Ге­не­рал-лей­те­нант Кнор­рингТе­перь, стоя твер­дой но­гой на мос­ту, пе­ре­бро­шен­ном с рус­ско­го бе­ре­га в серд­це Азии, мы смо­жем с уве­рен­но­стью взи­рать в даль, где дрях­лею­щие под зной­ным солн­цем юга на­ро­ды жа­ж­дут про­хлад­ной те­ни рус­ско­го ски­пет­ра.

Ис­тек­шее сто­ле­тие со дня при­сое­ди­не­ния Гру­зии и на­ча­ло вы­зван­ной этим про­дол­жи­тель­ной борь­бы за уп­ро­че­ние рос­сий­ско­го вла­ды­че­ст­ва на Кав­ка­зе, при от­сут­ст­вии тру­да, об­ни­маю­ще­го ис­то­рию про­шло­го сто­ле­тия этой стра­ны, по­бу­ди­ло в 1899 г. за­пе­чат­леть эту упор­ную, кро­ва­вую борь­бу в па­мя­ти на­ро­да, со­став­ле­ни­ем ис­то­ри­че­ско­го тру­да, в ко­то­ром сис­те­ма­ти­че­ски, ис­клю­чи­тель­но на ос­но­ва­нии до­ку­мен­таль­ных дан­ных, с ле­то­пис­ной точ­но­стью, ос­вя­щен­ной по воз­мож­но­сти язы­ком то­гдаш­них дея­те­лей, бы­ла бы из­ло­же­на крат­кая ис­то­рия на­ших кав­каз­ских войн XIX сто­ле­тия за об­ла­да­ние Кав­ка­зом, как в го­рах его, так рав­но с пер­сия­на­ми и тур­ка­ми.

Вме­сте с тем воз­ник­ло же­ла­ние по­ка­зать ход по­сте­пен­но­го раз­ви­тия гра­ж­дан­ско­го управ­ле­ния Кав­ка­зом за весь пе­ри­од вла­ды­че­ст­ва на­ше­го до на­ших дней. Дать впол­не вер­ную и прав­ди­вую кар­ти­ну со­стоя­ния Кав­каз­ско­го края во всех от­но­ше­ни­ях во вре­мя при­сое­ди­не­ния Гру­зии к Рос­сии, и чем стал Кав­каз по­сле сто­лет­ней жиз­ни его под ски­пет­ром рус­ских мо­нар­хов. По­ка­зать, сколь­ко при­не­се­но жертв, сколь­ко про­ли­то кро­ви и по­ло­же­но тру­дов на уми­ро­тво­ре­ние стра­ны, что­бы вы­вес­ти на­ро­ды Кав­ка­за на путь ши­ро­ко­го раз­ви­тия и бла­го­ден­ст­вия.

Грузия присоединяется к России

Во вто­рой по­ло­ви­не 1800 г. со­стоя­ние здо­ро­вья ца­ря Ге­ор­гия ста­ло вну­шать са­мые серь­ез­ные опа­се­ния. В ожи­да­нии ско­рой кон­чи­ны ца­ря ма­че­ха его, ца­ри­ца Да­рья, мно­го­чис­лен­ные бра­тья и сы­но­вья го­то­ви­лись к ожес­то­чен­ной борь­бе за пра­во пре­сто­ло­нас­ле­дия.

Раз­до­ры в гру­зин­ском цар­ском до­ме на­ча­лись с тех пор, как царь Ирак­лий II всту­пил в тре­тий брак с Дарь­ей Ге­ор­ги­ев­ной, до­че­рью вла­де­те­ля Мин­гре­лии. Чес­то­лю­би­вая и вла­ст­ная ца­ри­ца на­пра­ви­ла все уси­лия к ук­ре­п­ле­нию пре­сто­ло­нас­ле­дия за сво­им по­том­ст­вом, ми­нуя ца­ре­ви­ча Ге­ор­гия, сы­на Ирак­лия от вто­ро­го бра­ка. В 1794 г. ин­три­ги ца­ри­цы Да­рьи, управ­ляв­шей все­ми де­ла­ми за пре­ста­ре­ло­го ца­ря, увен­ча­лись ус­пе­хом - она за­ста­ви­ла Ирак­лия под­пи­сать акт, в си­лу ко­то­ро­го на­след­ни­ком пре­сто­ла при­зна­вал­ся Ге­ор­гий, но за­тем цар­ст­во пе­ре­хо­ди­ло не к стар­ше­му его сы­ну Да­ви­ду, а к брать­ям, сы­новь­ям ца­ри­цы Да­рьи, по по­ряд­ку их стар­шин­ст­ва. Ирак­лий впол­не соз­на­вал не­спра­вед­ли­вость и лжи­вость и опас­ность та­ко­го от­сту­п­ле­ния от обыч­но­го в Гру­зии по­ряд­ка пре­сто­ло­нас­ле­дия, но не имел си­лы про­ти­вить­ся на­стоя­ни­ям сво­ей суп­ру­ги и ее мно­го­чис­лен­ных род­ст­вен­ни­ков и при­вер­жен­цев.

Ирак­лий II, царь кар­та­лин­ский и ка­хе­тин­ский, скон­чал­ся в Те­ла­ви 11 ян­ва­ря 1798 г., на 83-м го­ду от ро­ж­де­ния. Ге­ор­гий не при­сут­ст­во­вал при кон­чи­не от­ца. По­сле пер­сид­ско­го на­ше­ст­вия на Гру­зию в 1796 г. ца­ре­вич, по про­ис­кам ца­ри­цы Да­рьи, был от­прав­лен в Тиф­лис, под пред­ло­гом за­бот о вос­ста­нов­ле­нии го­ро­да из раз­ва­лин и во­дво­ре­нии по­ряд­ка в опус­то­шен­ной стра­не.

Поль­зу­ясь его от­сут­ст­ви­ем, ца­ри­ца Да­рья рас­счи­ты­ва­ла со­хра­нить власть в сво­их ру­ках. Но по­пыт­ка не уда­лась. Из­вес­тие о смер­ти ца­ря за­ста­ло Ге­ор­гия в Ка­за­хе, сре­ди пре­дан­но­го ему та­тар­ско­го на­се­ле­ния. Он не­мед­лен­но при­вел их к при­ся­ге и со­про­во­ж­дав­ших его гру­зин­ских са­нов­ни­ков. Не­ко­то­рые из них при­над­ле­жа­ли к ла­ге­рю ца­ри­цы, но не по­сме­ли про­ти­во­ре­чить в ви­ду воо­ру­жен­ных ага­ла­ров, ок­ру­жав­ших Ге­ор­гия.

Бор­ча­лин­цы и кар­та­ли­ны так­же при­зна­ли его в цар­ском дос­то­ин­ст­ве. За­ру­чив­шись та­ким об­ра­зом при­ся­гой глав­ных про­вин­ций, Ге­ор­гий от­пра­вил­ся в Те­ла­ви. Там уже зна­ли о про­изо­шед­шем в Kазахе, Бор­ча­ле и Кар­та­ли­нии. При­вер­жен­цы Да­рьи и ее сы­но­вья при­зна­ли на этот раз свое де­ло про­иг­ран­ным.

По­сле не­дол­гих ко­ле­ба­ний она под­пи­са­ла ут­вер­ди­тель­ный лист, ус­пев, од­на­ко, скло­нить Ге­ор­гия к при­зна­нию си­лы ак­та 1794 г. и по­ряд­ка пре­сто­ло­нас­ле­дия по­сле его смер­ти.

По­ло­же­ние стра­ны и ее на­се­ле­ния бы­ло са­мое бед­ст­вен­ное и без­на­деж­ное. Мож­но ска­зать, что в по­след­ние го­ды жиз­ни Ирак­лия гру­зин­ское цар­ст­во су­ще­ст­во­ва­ло толь­ко по име­ни, так как в нем не бы­ло ни един­ст­ва вла­сти, ни по­ряд­ка, ни пра­виль­но дей­ст­вую­ще­го го­су­дар­ст­вен­но­го ме­ха­низ­ма. Пер­сид­ское на­ше­ст­вие 1796 г. опус­то­ши­ло стра­ну и ли­ши­ло ее зна­чи­тель­ной час­ти на­се­ле­ния.

Ага-Ма­го­ме­т­-шах, воз­вра­ща­ясь в Пер­сию, увел из Гру­зии до де­ся­ти ты­сяч жи­те­лей. "Со­се­ди на­ши, пер­сия­не, - пи­сал Ге­ор­гий в 1798 г. - так нас рас­сея­ли в про­шед­ших го­дах, что и по­ны­не на­ши под­дан­ные и мы друг дру­га сыс­кать не мо­жем". Чу­ма и го­лод сви­реп­ст­во­ва­ли во всем крае, уно­ся мно­же­ст­во жертв.

Тур­ки из Ахал­цы­ха и лез­ги­ны из Да­ге­ста­на по­сы­ла­ли в Гру­зию шай­ки хищ­ни­ков для гра­бе­жа и за­хва­та плен­ных. Ба­за­ры в Ахал­цы­хе, Aнaпе и Эн­зе­ли бы­ли пе­ре­пол­не­ны гру­зин­ски­ми не­воль­ни­ка­ми. Еще царь Ирак­лий, же­лая обес­пе­чить Гру­зию от лез­гин­ских на­бе­гов, обя­зал­ся пла­тить Омар-ха­ну авар­ско­му, под ви­дом по­дар­ка, еже­год­ную дань в раз­ме­ре 5 тыс. руб. Но пла­теж этот не ме­шал хищ­ни­кам рыс­кать по стра­не и уво­дить еже­год­но в плен 200-300 се­мейств. Ирак­лий и по­сле не­го Ге­ор­гий не име­ли средств или, быть мо­жет, не сме­ли на­ка­зы­вать гра­би­те­лей.

Ирак­лий бо­ял­ся еще худ­ших бед­ст­вий, а Ге­ор­гий, опа­са­ясь сво­их мя­теж­ных брать­ев, со­дер­жал на жа­ло­ва­нии, для соб­ст­вен­ной за­щи­ты, до 7 тыс. лез­гин и во­лею-не­во­лею дол­жен был смот­реть сквозь паль­цы на их бес­чин­ст­ва да­же в са­мом Тиф­ли­се.

Край опус­тел и оди­чал. Жи­те­ли, не на­хо­дя за­щи­ты в пра­ви­тель­ст­ве, го­ни­мые го­ло­дом и мо­ро­вою яз­вою, ра­зо­ряе­мые лез­ги­на­ми и не­по­силь­ны­ми по­бо­ра­ми соб­ст­вен­ных кня­зей, по­ки­да­ли ро­ди­ну и ис­ка­ли спа­се­ния в со­сед­них стра­нах. До 1785 г. в Гру­зии чис­ли­лось 61 тыс. се­мейств, в 1801 г., по­сле при­сое­ди­не­ния цар­ст­ва к Рос­сии, их бы­ло ед­ва 35 тыс.

Труд­но ска­зать, кто боль­ше в то вре­мя ра­зо­рял стра­ну - свои или чу­жие. До­хо­дов цар­ст­ва не хва­та­ло для удов­ле­тво­ре­ния по­треб­но­стей об­шир­ной цар­ской се­мьи. Ирак­лий, един­ст­вен­но по пра­ву не­ог­ра­ни­чен­но­го са­мо­вла­стия, от­ни­мал ро­до­вые вот­чи­ны у кня­зей и дво­рян и от­да­вал их сво­им де­тям. По ме­ре умень­ше­ния чис­лен­но­сти на­се­ле­ния, по­ло­же­ние кре­сть­ян, ос­та­вав­ших­ся на мес­те, де­ла­лось не­вы­но­си­мее, так как им од­ним при­хо­ди­лось не­сти все бре­мя на­ло­гов. "Вся­кий ца­ре­вич, вся­кая ца­ри­ца, ца­рев­на, ка­ж­дый род­ст­вен­ник цар­ский мог да­вать от се­бя так на­зы­вае­мый ба­рат (указ) на от­ня­тие у куп­ца, у кре­сть­я­ни­на то­го, что у не­го есть луч­шее, и власть цар­ская, по­ко­ле­бав­шись в сво­ем ос­но­ва­нии, ед­ва при­ме­ча­ла та­ко­вые на­си­лия, а то­го мень­ше при­ни­ма­ла ме­ры к их ис­треб­ле­нию.

Ге­ор­гий всту­пил на пре­стол в воз­рас­те 49-ти лет. В мо­ло­до­сти ки­пел он во­ин­ским ду­хом и об­ра­тил на се­бя осо­бое вни­ма­ние во вре­мя по­хо­да Ирак­лия под Эри­вань. Но с го­да­ми он отя­же­лел и умом и те­лом, и пре­дал­ся склон­но­сти сво­ей к без­дея­тель­ной жиз­ни и к на­бож­ным бе­се­дам с ду­хов­ны­ми ли­ца­ми.

Гру­зин­ский ле­то­пи­сец пре­воз­но­сит его ре­ли­ги­оз­ность, по­кро­ви­тель­ст­во вдо­вам и си­ро­там, бес­при­стра­стие в де­лах управ­ле­ния и су­да. Но од­них этих вы­со­ких ка­честв бы­ло не­дос­та­точ­но для спа­се­ния Гру­зии. Ес­ли цар­ст­во дер­жа­лось еще, ес­ли тур­ки, пер­сия­не и лез­ги­ны не раз­де­ли­ли его по час­тям ме­ж­ду со­бою, то при­чи­на это­го ле­жа­ла не внут­ри Гру­зии, а да­ле­ко на се­ве­ре: и Пер­сия, и Тур­ция хо­ро­шо зна­ли, что им при­дет­ся иметь де­ло не с од­ним сла­бым Ге­ор­ги­ем, но и с рус­ским пра­ви­тель­ст­вом.

Ме­ж­ду тем им­пе­ра­тор Па­вел не спе­шил при­знать Ге­ор­гия в цар­ском дос­то­ин­ст­ве и ока­зать Гру­зии во­ен­ную по­мощь, обе­щан­ную ге­ор­ги­ев­ским трак­та­том 1783 г. Тщет­но царь Ге­ор­гий, че­рез по­слан­ни­ка сво­его в Пе­тер­бур­ге, кня­зя Гер­се­ва­на Чав­ча­вад­зе, умо­лял о при­сыл­ке к не­му рус­ско­го вой­ска, об ут­вер­жде­нии его в дос­то­ин­ст­ве ца­ря и о при­зна­нии сы­на его Да­ви­да на­след­ни­ком пре­сто­ла. В Пе­тер­бур­ге, по-ви­ди­мо­му, не име­ли точ­ных све­де­ний о со­стоя­нии дел в Гру­зии и по­то­му по­жа­ло­ва­ние ему ин­ве­сти­ту­ры ста­ви­ли в за­ви­си­мость от по­ве­де­ния его от­но­си­тель­но Пер­сии.

В дей­ст­ви­тель­но­сти, по­ло­же­ние Ге­ор­гия бы­ло та­ко­во, что ему при­хо­ди­лось или доб­ро­воль­но от­ка­зать­ся от цар­ст­ва, или пре­дать­ся то­му, кто пред­ло­жил бы су­ще­ст­вен­ную по­мощь и под­держ­ку ко­леб­лю­ще­му­ся гру­зин­ско­му пре­сто­лу.

"Не бе­зыз­ве­ст­на вам по­сло­ви­ца гру­зин­ская. - пи­сал ца­ре­вич Да­вид кня­зю Г. Чав­чавд­зе 3 фев­ра­ля 1799 г., - что вся­кие де­ла долж­ны быть в свое вре­мя упот­реб­ляе­мы, в дру­гом слу­чае они не за­слу­жи­ва­ют вни­ма­ния; на­ше­му цар­ст­ву не со­от­вет­ст­вую те­перь де­ла, во­ди­мые пре­ни­ем".

В 1798 г. пра­ви­тель Пер­сии Ба­ба-хан, при­няв­ший впо­след­ст­вии ти­тул ша­ха и имя Фет-А­ли, пред­ло­жил ца­рю Ге­ор­гию свое по­кро­ви­тель­ст­во, обе­щая дать ему в управ­ле­ние Ше­ки, Шир­вань, Ган­жу и Эри­вань. Пред­ло­же­ние по­сле­до­ва­ло в та­кой фор­ме, что Ге­ор­гий не мог ук­ло­нить­ся от пря­мо­го от­ве­та, ес­ли не же­лал по­вто­ре­ния всех ужа­сов пер­сид­ско­го втор­же­ния.

По его при­ка­за­нию ца­ре­вич Да­вид на­пи­сал кня­зю Г. Чав­ча­вад­зе от­ча­ян­ное пись­мо, ко­то­рое от­кры­ло, на­ко­нец, пе­тер­бург­ско­му ка­би­не­ту гла­за на ис­тин­ное по­ло­же­ние Гру­зии. На­до бы­ло спе­шить, ес­ли не же­ла­ли на­дол­го, а, мо­жет быть, и на­все­гда, ут­ра­тить влия­ние на де­ла За­кав­ка­зья.

Ре­ск­рип­том от 23 фев­ра­ля 1799 г. им­пе­ра­тор Па­вел по­ве­лел от­пра­вить в Гру­зию один егер­ский полк. Вме­сте с тем, на ос­но­ва­нии треть­ей ста­тьи трак­та­та 1783 г., им­пе­ра­тор­ской гра­мо­той от 18 ап­ре­ля 1799 г. Ге­ор­гий был ут­вер­жден в цар­ском дос­то­ин­ст­ве, а стар­ший сын его Да­вид при­знан на­след­ни­ком гру­зин­ско­го пре­сто­ла.

Та­ким об­ра­зом, за­вет­ное же­ла­ние Ге­ор­гия ис­пол­ни­лось - пре­ем­ст­во пре­сто­ла ут­вер­жде­но в его нис­хо­дя­щем по­том­ст­ве. Но ца­ри­ца Да­рья и ее сы­но­вья не от­ка­за­лись от на­де­ж­ды до­бить­ся вос­ста­нов­ле­ния по­ряд­ка пре­сто­ло­нас­ле­дия, ука­зан­но­го ца­рем Ирак­ли­ем.

Вско­ре Ге­ор­гий убе­дил­ся, что столь же­лан­ная им ут­вер­ди­тель­ная гра­мо­та не при­ми­ри­ла его про­тив­ни­ков с со­вер­шив­шим­ся фак­том. На­про­тив - она по­бу­ди­ла их к бо­лее энер­гич­ным дей­ст­ви­ям. Ца­ри­ца Да­рья и ее сы­но­вья - Юлон, Вах­танг и осо­бен­но Алек­сандр - ста­ли к ца­рю в яв­но вра­ж­деб­ные от­но­ше­ния и от­кры­то го­то­ви­лись к со­про­тив­ле­нию.

Тиф­лис. Ста­рый го­род и кре­пость

Уси­ли­вав­шая­ся со дня на день бо­лезнь от­ня­ла у Ге­ор­гия вся­кую энер­гию. Соз­на­вая опас­ность сво­его по­ло­же­ния, он ре­шил­ся пе­ре­дать цар­ст­во гру­зин­ское в пол­ное под­дан­ст­во Рос­сии.

На­ме­ре­ние он это дер­жал в ве­ли­чай­шей тай­не и ждал слу­чая для со­об­ще­ния его в Пе­тер­бург. Слу­чай та­кой пред­ста­вил­ся по­сле по­лу­че­ния ут­вер­ди­тель­ной гра­мо­ты. Под ви­дом при­не­се­ния бла­го­дар­но­сти им­пе­ра­то­ру за ут­вер­жде­ние на цар­ст­ве, Ге­ор­гий сна­ря­дил к вы­со­чай­ше­му дво­ру осо­бое по­соль­ст­во, ко­то­ро­му и до­ве­рил при­вес­ти в ис­пол­не­ние свое тай­ное же­ла­ние.

По­соль­ст­во со­стоя­ло из кня­зей Гер­се­ва­на Чав­ча­вад­зе, Ге­ор­гия Ава­ло­ва и Елеа­за­ра Па­ла­ван­до­ва. Дан­ное им ца­рем Ге­ор­ги­ем пол­но­мо­чие пре­дос­тав­ля­ло, как всем вме­сте, так и ка­ж­до­му по­рознь "ут­вер­ждать и под­пи­сы­вать" ак­ты, ка­кие они при­зна­ют нуж­ны­ми по­ста­но­вить с рус­ским пра­ви­тель­ст­вом.

По­соль­ст­во по­ки­ну­ло Тиф­лис 18 ян­ва­ря 1800 г., но бы­ло за­дер­жа­но ге­не­ра­лом Кнор­рин­гом на Кав­каз­ской ли­нии и от­прав­ле­но им из Моз­до­ка толь­ко в кон­це ап­ре­ля (все­под­дан­ней­ший ра­порт Кнор­рин­га от 28 ян­ва­ря 1800 г.).

В та­ком по­ло­же­нии бы­ли де­ла, ко­гда царь Ге­ор­гий, уд­ру­чен­ный бо­лез­нью, с не­тер­пе­ни­ем ждал из Пе­тер­бур­га из­вес­тий о дей­ст­ви­ях сво­его по­соль­ст­ва.

Бед­ст­вен­ное по­ло­же­ние Гру­зии бы­ло хо­ро­шо из­вест­но ге­не­ра­лу Кнор­рин­гу, ко­ман­до­вав­ше­му вой­ска­ми на Кав­каз­ской ли­нии. Пред­ви­дя, что пол­ки Гу­ля­ко­ва и Ла­за­ре­ва (полк Гу­ля­ко­ва, по по­ве­ле­нию им­пе­ра­то­ра Пав­ла, при­был в Тиф­лис 23 сен­тяб­ря 1800 г.), на­хо­див­шие­ся в Гру­зии, мо­гут быть так или ина­че во­вле­че­ны в борь­бу ца­ре­ви­чей за на­след­ст­во, он счел сво­им дол­гом за­бла­го­вре­мен­но ис­про­сить ин­ст­рук­цию на слу­чай кон­чи­ны ца­ря Ге­ор­гия.

Им­пе­ра­тор Па­вел, по-ви­ди­мо­му, не на­хо­дил в ту ми­ну­ту не­об­хо­ди­мым и по­лез­ным вме­ша­тель­ст­во Рос­сии в де­ла Гру­зии. Ре­ск­рип­том от 29 ок­тяб­ря 1800 г. он по­ве­лел Кнор­рин­гу, в слу­чае воз­ник­но­ве­ния меж­до­усо­бий по­сле смер­ти ца­ря Ге­ор­гия, не­мед­лен­но вы­вес­ти рус­ские пол­ки из Тиф­ли­са на Кав­каз­скую ли­нию.

Од­на­ко в этот же день, 29-го ок­тяб­ря, по­сле­до­ва­ло на имя Кнор­рин­га дру­гое вы­со­чай­шее по­ве­ле­ние на не­мец­ком язы­ке, не­сколь­ко из­ме­няв­шее пер­вое. А имен­но, ге­не­ра­лам Гу­ля­ко­ву и Ла­за­ре­ву пред­пи­сы­ва­лось ос­та­вать­ся с их пол­ка­ми в Гру­зии до тех пор, по­ка она са­ми "не­ко­то­рую в том воз­мож­ность пре­ду­смот­рят. В про­тив­ном же слу­чае име­ют воз­вра­тить­ся с пол­ка­ми на не­пре­мен­ные их квар­ти­ры, взяв с со­бой из цар­ской фа­ми­лии тех, кои на то свое же­ла­ние объ­я­вят" (оба ре­ск­рип­та, на за­сви­де­тель­ст­во­ван­ных ко­пи­ях, до 1917 г. на­хо­ди­лись в шта­бе Кав­каз­ско­го во­ен­но­го ок­ру­га).

По­ка ре­ск­рип­ты дос­тиг­ли (это про­изош­ло 17 но­яб­ря 1800 г.) ре­зи­ден­ции ге­не­ра­ла Кнор­рин­га (кре­по­сти На­ур­ской на Tepeке), ви­ды им­пе­ра­то­ра Пав­ла от­но­си­тель­но Гру­зии опять из­ме­ни­лись вслед­ст­вие но­ты, по­дан­ной в кол­ле­гию ино­стран­ных дел упол­но­мо­чен­ны­ми ца­ря Ге­ор­гия князь­я­ми Чав­ча­вад­зе, Ава­ло­вым и Па­ла­ван­до­вым.

В но­те этой бы­ло ска­за­ло: "Его вы­со­че­ст­во царь, наш го­су­дарь, еще при жиз­ни ро­ди­те­ля сво­его ца­ря Ирак­лия, бу­ду­чи на­след­ни­ком, имел в мыс­лях, с при­вер­жен­ны­ми к не­му осо­ба­ми, до се­го вре­ме­ни в тай­не, пре­дать се­бя и цар­ст­во свое ве­ли­ко­му все­рос­сий­ско­му го­су­да­рю на­все­гда в пол­ную за­ви­си­мость и под­дан­ст­во и ос­та­вать­ся во всех в по­ви­но­ве­нии и за­ви­си­мо­сти".

"По кон­чи­не бла­жен­ной па­мя­ти ро­ди­те­ля его, царь наш ос­та­вал­ся в преж­них сво­их мыс­лях, но, еще не объ­яв­ляя оных, ожи­дал при­сыл­ки все­ми­ло­сти­вей­ше­го от­ве­та че­рез на­хо­див­ше­го­ся при вы­со­чай­шем дво­ре ми­ни­ст­ра сво­его кня­зя Чав­ча­вад­зе, от кое­го и при­слан был на­роч­ный с пись­мом к не­му, ца­рю, в ко­ем князь Чав­ча­вад­зе до­но­сил, что­бы он, царь, вспом­нил преж­нее свое же­ла­ние и при­слал бы пись­мен­но; но его вы­со­че­ст­во царь нуж­ным счел, во-пер­вых, при­нять на­след­ст­вен­ный цар­ский пре­стол, по­лу­чить при­зна­ние его Им­пе­ра­тор­ско­го Ве­ли­че­ст­ва, яко вер­хов­но­го сво­его вла­сти­те­ля, по­том по­спе­шить от­пра­вить к ми­ни­ст­ру до­не­се­ние на вы­со­чай­шее имя и про­сить об ут­вер­жде­нии его на цар­ст­ве, яко за­кон­но­го на­след­ни­ка, и о по­жа­ло­ва­нии цар­ской ин­ве­сти­ту­ры и в то же вре­мя об об­на­ро­до­ва­нии все­му цар­ст­ву, по обы­чаю, что­бы при­зна­ва­ли его при­род­ным сво­им го­су­да­ре­м-ца­рем.

Царь, по­лу­чая оные вы­со­ко­мо­нар­шие ми­ло­сти и по­кро­ви­тель­ст­во, при­не­ся те­п­лые мо­лит­вы ко Все­выш­не­му, на­зна­чил нас тро­их и, упол­но­мо­чив, от­пра­вил к вы­со­чай­ше­му дво­ру с тем, что­бы, во-пер­вых, пасть к свя­щен­ным сто­пам Его Им­пе­ра­тор­ско­го Ве­ли­че­ст­ва и при­несть все­под­дан­ней­шую бла­го­дар­ность за ока­зан­ные ему, ца­рю, и на­ро­ду его ми­ло­сти и, во-вто­рых, пред­ста­вить сле­дую­щие про­ше­ния:

1) Его вы­со­че­ст­во царь Ге­ор­гий гру­зин­ский, ка­хе­тин­ский и про­чих, наш го­су­дарь, вель­мо­жи, ду­хо­вен­ст­во и на­род его же­ла­ют еди­но­жды на­все­гда при­нять под­дан­ст­во Все­рос­сий­ской им­пе­рии, обя­зу­ясь свя­то ис­пол­нять все то, что ис­пол­няе­мо рос­сий­ски­ми под­дан­ны­ми, не от­ре­ка­ясь ни от ка­ких за­ко­нов и по­ве­ле­ний, сколь­ко си­лы то­го цар­ст­ва по­зво­лять бу­дут, с при­зна­ни­ем Все­рос­сий­ско­го Им­пе­ра­то­ра за сво­его при­род­но­го Го­су­да­ря и Са­мо­держ­ца.

2) Все­под­дан­ней­ше про­сить, что­бы при вру­че­нии цар­ст­ва его, был он ос­тав­лен, а по не­му и на­след­ни­ки его на пре­стол с ти­ту­лом ца­рей, доб­ро­воль­но под­верг­ши се­бя и цар­ст­во под­дан­ст­ву Все­рос­сий­ской им­пе­рии, и иметь им, ца­рям, глав­ное в сво­ем цар­ст­ве прав­ле­ние по тем за­ко­нам, кои от вы­со­чай­ше­го дво­ра да­ны быть име­ют. От се­бя же им без осо­бо­го по­ве­ле­ния ни­ка­ких за­ко­нов не вно­сить.

3) Для наи­вя­ще­го и дей­ст­ви­тель­но­го се­бя уза­ко­не­ния и при­вер­жен­но­сти к под­дан­ст­ву, царь про­сит к до­ка­за­тель­ст­ву вер­но­сти сво­ей все­ми­ло­сти­вей­ше оп­ре­де­лить ему жа­ло­ва­нье и со­дер­жа­ние и по­жа­ло­вать в Рос­сии де­рев­ни. До­хо­ды же цар­ст­ва гру­зин­ско­го царь, как под­дан­ный, пре­дос­тав­ля­ет в пол­ную Го­су­да­ря Им­пе­ра­то­ра об­ра­тить, ку­да бла­го­угод­но, на со­дер­жа­ние войск и на дру­гие та­мош­ние на­доб­но­сти для вре­ме­ни, как то: к об­ра­ще­нию та­мош­них зем­ле­вла­дель­цев в вя­щую лю­бовь и при­вер­жен­ность сво­ему Го­су­да­рю Им­пе­ра­то­ру, все­ми­ло­сти­вей­ше дать, на сколь­ко лет бо­го­угод­но бу­дет, льго­ту в по­да­тях.

4) По при­ня­тию в вы­со­ко­рос­сий­ское под­дан­ст­во ца­ря и цар­ст­ва его, на пер­вые вре­ме­на не­об­хо­ди­мо в тех мес­тах иметь до 8 тыс. чел. вой­ска, ко­им за­нять все те мес­та, где за бла­го при­ня­то бу­дет глав­но­на­чаль­ни­кам тех войск, к за­щи­ще­нию от со­сед­ст­вен­ных бро­дяг; так­же нуж­на при­над­ле­жа­щая к оным ар­тил­ле­рия и с про­чим ору­жи­ем.

5) Все на­хо­дя­щие­ся ны­не в Гру­зии кре­по­сти и ук­ре­п­ле­ния за­ня­ты долж­ны быть рос­сий­ски­ми вой­ска­ми и ко­мен­дан­та­ми оных; а бу­де бла­го­угод­но бу­дет Им­пе­ра­то­ру на­ше­му, то не­ко­то­рых чи­нов­ни­ков из при­род­ных гру­зин­ских бла­го­род­ных при­со­во­ку­пить к оным и с не­ко­то­рым чис­лом лю­дей.

6) При­слать лю­дей, знаю­щих фор­ти­фи­ка­цию, и, бу­де где на­доб­ность бу­дет вновь сде­лать ка­кие-ли­бо кре­по­сти и ук­ре­п­ле­ния, все­ми­ло­сти­вей­ше при­ка­зать оные вос­ста­но­вить; от­но­си­тель­но же ра­бо­чих лю­дей мо­гут быть по на­ря­ду та­мош­них на­чаль­ни­ков из при­род­ных гру­зин и про­чих, пла­тя им по­ло­жен­ную пла­ту.

10) Во из­бе­жа­ние и в пре­дос­то­рож­ность на­ре­ка­ний на пер­вые вре­ме­на, по­ка все уст­рое­но и при­ве­де­но бу­дет в со­вер­шен­ное со­стоя­ние, нуж­ное чис­ло про­ви­ан­та для на­хо­дя­ще­го­ся в тех мес­тах вы­ше­ска­зан­но­го вой­ска по­ку­пать по со­стоя­щей там ры­ноч­ной це­не или сде­лать здесь с пол­но­моч­ны­ми оно­му по­ло­же­ние.

11) Бу­де кто ны­не из со­се­дей дерз­нет на­пасть на гра­ни­цы, под ка­ким-ли­бо пред­ло­гом, то да­но б бы­ло по­ве­ле­ние во­ен­ным на­чаль­ни­ка­ми, со­во­куп­но с гру­зин­ца­ми, воз­бра­нять та­ко­вые на­гло­сти, до со­вер­ше­ния ны­не бла­го­угод­но­го де­ла; по окон­ча­нии же его не пре­ми­нет царь изъ­яс­нить в под­роб­но­сти все то, до ка­ких мест про­сти­ра­лась в древ­ние вре­ме­на гра­ни­ца цар­ст­ва гру­зин­ско­го.

12) Че­рез на­чаль­ни­ка рос­сий­ских войск в Гру­зии дать знать ту­рец­ко­му и ахал­цых­ско­му па­ше, да­бы он при­удер­жал в про­пуск че­рез вла­де­ния От­то­ман­ской пор­ты лез­гин­цев в гру­зин­ские гра­ни­цы и у се­бя оных лез­гии­цев не со­дер­жать.

13) Все под­дан­ные ца­ря гру­зин­ско­го, как дво­рян­ст­во, ду­хо­вен­ст­во, ку­пе­че­ст­во, так и про­чий ре­мес­лен­ный на­род иметь быть на рав­ных пра­вах и за­ко­нах, как и рос­сий­ские под­дан­ные".

Та­ко­вы бы­ли ус­ло­вия, пред­ло­жен­ные упол­но­мо­чен­ны­ми ца­ря Ге­ор­гия. Рус­ское пра­ви­тель­ст­во обя­зы­ва­лось обес­пе­чить ца­ря пол­ным со­дер­жа­ни­ем, за­нять Гру­зию свои­ми вой­ска­ми, воз­вес­ти кре­по­сти, уст­ро­ить пра­виль­ную ад­ми­ни­ст­ра­цию - во­ен­ную и гра­ж­дан­скую, за­щи­щать Гру­зию от лез­гин­ских на­бе­гов и по­ку­ше­ний со сто­ро­ны Пер­сии и Тур­ции.

Вза­мен всех этих обя­зан­но­стей, царь Ге­ор­гий со­гла­шал­ся со­хра­нить за со­бою лич­но и сво­им нис­хо­дя­щим по­том­ст­вом долж­ность пра­ви­те­лей Гру­зии с цар­ским ти­ту­лом, при­чем ус­ту­пал в пол­ное рас­по­ря­же­ние рус­ско­го пра­ви­тель­ст­ва до­хо­ды цар­ст­ва с тем, впро­чем, что­бы они не взы­ски­ва­лись в те­че­ние не­сколь­ких лет в ви­дах при­об­ре­те­ния "вя­щей люб­ви и при­вер­жен­но­сти" но­вых под­дан­ных.

В чем со­стоя­ли эти до­хо­ды и ка­ко­ва бы­ла их об­щая сум­ма - в про­си­тель­ных пунк­тах не ука­за­но. Од­на­ко в чис­ле до­ход­ных ста­тей бы­ли упо­мя­ну­ты (пункт 8) се­реб­ря­ные, зо­ло­тые и про­чих ме­тал­лов ру­ды, от­кры­тие ко­их пре­дос­тав­ля­лось за­бо­там рус­ско­го пра­ви­тель­ст­ва.

Впо­след­ст­вии ока­за­лось, что в Гру­зии не име­ет­ся за­слу­жи­ваю­щих раз­ра­бот­ки ме­сто­ро­ж­де­ний се­реб­ра и осо­бен­но зо­ло­та.

Тем не ме­нее, царь Ге­ор­гий (пункт 9) про­сил о рас­ши­ре­нии тиф­лис­ско­го мо­нет­но­го дво­ра для че­кан­ки зо­ло­той, се­реб­ре­ной мо­не­ты с изо­бра­же­ни­ем им­пе­ра­тор­ско­го вен­зе­ля и гру­зин­ско­го гер­ба. Из­го­тов­лять­ся мо­не­ты долж­ны бы­ли или из ме­ст­ных ме­тал­лов, или "из по­ку­пае­мых в со­сед­ст­вен­ных мес­тах". Без со­мне­ния, при этом име­лись в ви­ду рас­хо­ды за счет рус­ско­го пра­ви­тель­ст­ва.

На­ко­нец, царь Ге­ор­гий (пунк­ты 12 и 13) да­вал Рос­сии на­де­ж­ду на при­об­ре­те­ние ею под­дан­ст­ва со­сед­них ха­нов, пла­тив­ших не­ко­гда дань гру­зин­ским ца­рям. Для это­го он ис­пра­ши­вал се­бе пра­во, "в слу­чае ну­ж­ды, де­лать тем ха­нам вспо­мо­ще­ст­во­ва­ния от про­чих их со­се­дей, им рав­ных, хо­тя гру­зин­ским вой­ском".

Бы­ло бы, ко­неч­но, очень не­даль­но­вид­но оп­ре­де­лять вы­го­ды или не­вы­го­ды при­об­ре­те­ния под­дан­ст­ва Гру­зии од­ним бух­гал­тер­ским срав­не­ни­ем сумм до­хо­дов и рас­хо­дов, вы­зы­вае­мых при­сое­ди­не­ни­ем это­го рас­стро­ен­но­го цар­ст­ва.

По­ли­ти­че­ские по­след­ст­вия во­дво­ре­ния рус­ской вла­сти за Кав­ка­зом бы­ли так об­шир­ны, что де­неж­ный ба­ланс, да­же са­мый не­вы­год­ный, не мог бы ума­лить их зна­че­ния.

Из всех про­си­тель­ных пунк­тов наи­боль­ше­го вни­ма­ния за­слу­жи­вал тот, ко­то­рым царь Ге­ор­гий ос­тав­лял за со­бой управ­ле­ние Гру­зи­ей. От­ре­ка­ясь от цар­ской пре­ро­га­ти­вы из­да­вать за­ко­ны для стра­ны, со­гла­ша­ясь на роль рус­ско­го ге­не­ра­л-гу­бер­на­то­ра или им­пе­ра­тор­ско­го на­ме­ст­ни­ка, Ге­ор­гий про­сил ос­та­вить за ним цар­ский ти­тул и сде­лать долж­ность пра­ви­те­ли Гру­зии на­след­ст­вен­ной в его ро­де.

Ус­ло­вие это пред­став­ля­ло боль­шие не­удоб­ст­ва. Оно не уст­ра­ня­ло, пре­ж­де все­го, со­пер­ни­че­ст­ва и ин­триг мно­го­чис­лен­ных ца­ре­ви­чей и гро­зи­ло про­дол­же­ни­ем в бу­ду­щем тех бес­по­ряд­ков, ко­то­рые при­ве­ли цар­ст­во на край ги­бе­ли. За­тем, со­хра­не­ние в ро­де Ге­ор­гия по­том­ст­вен­ной долж­но­сти пра­ви­те­ля Гру­зии стес­ня­ло рос­сий­ское пра­ви­тель­ст­во в вы­бо­ре наи­бо­лее под­хо­дя­ще­го по ме­ст­ным об­стоя­тель­ст­вам управ­лен­ца, не го­во­ря уже о том, что та­кой по­ря­док шел со­вер­шен­но в раз­рез с рос­сий­ским ад­ми­ни­ст­ра­тив­ным стро­ем, не знав­шим ни­ко­гда на­след­ст­вен­ных долж­но­стей (за ис­клю­че­ни­ем са­мо­го им­пе­ра­то­ра все­рос­сий­ско­го).

Гру­зин­ский царь Ге­ор­гий, же­лая еди­но­жды на­все­гда при­нять под­дан­ст­во Все­рос­сий­ской им­пе­рии (и от­ре­ка­ясь от цар­ской пре­ро­га­ти­вы из­да­вать за­ко­ны для сво­ей стра­ны, со­гла­ша­ясь на роль рус­ско­го ге­не­ра­л-гу­бер­на­то­ра или им­пе­ра­тор­ско­го на­ме­ст­ни­ка), про­сил им­пе­ра­то­ра Пав­ла ос­та­вить за ним цар­ский ти­тул и сде­лать долж­ность пра­ви­те­ли Гру­зии на­след­ст­вен­ной в его ро­де.

18 декабря 1800 г. император Павел Первый подписал манифест о присоединении грузинского царства к России

Им­пе­ра­тор Па­вел одоб­рил про­си­тель­ные пунк­ты, но с тем, что­бы пре­ж­де за­клю­че­ния фор­маль­но­го ак­та кня­зья Ава­лов и Па­ва­лан­дов от­пра­ви­лись об­рат­но в Гру­зию и спро­си­ли ца­ря Ге­ор­гия, ос­та­ет­ся ли он не­по­ко­ле­бим в сво­ем же­ла­нии быть еди­но­жды на­все­гда при­ня­тым в по­кро­ви­тель­ст­во и под­дан­ст­во все­рос­сий­ско­го дво­ра под все­ми те­ми пра­ва­ми и вы­го­да­ми, ка­ко­вы­ми поль­зу­ют­ся рус­ские под­дан­ные.

В слу­чае ут­вер­ди­тель­но­го от­ве­та, царь Ге­ор­гий дол­жен был при­слать им­пе­ра­то­ру бла­го­да­ри­тель­ную гра­мо­ту и, на­име­но­вав сво­их упол­но­мо­чен­ных, как от се­бя, так и от цар­ст­ва сво­его, по­сла­ми, по­ру­чить им за­клю­че­ние над­ле­жа­ще­го ак­та (ак­ты кавк. арх. ком., I, №121).

Про­си­тель­ные пунк­ты бы­ли одоб­ре­ны 19 но­яб­ря 1800 г., но уже не­сколь­ки­ми дня­ми рань­ше, имен­но 15 но­яб­ря, по­сле­до­вал на имя ге­не­ра­ла Кнор­рин­га вы­со­чай­ший ре­ск­рипт (там же, №116) о дос­тав­ле­нии мне­ния его, сколь­ко войск мо­жет он оп­ре­де­лить для за­ня­тия Гру­зии, не ос­лаб­ляя кор­до­на про­тив гор­ских на­ро­дов. В том же ре­ск­рип­те на­хо­дят­ся зна­ме­на­тель­ные сло­ва, оп­рав­ды­ваю­щие вы­ска­зан­ное пред­по­ло­же­ние о при­чи­не, по ко­то­рой им­пе­ра­тор Па­вел со­гла­сил­ся на ос­тав­ле­ние Ге­ор­гия пра­ви­те­лем Гру­зии с ти­ту­лом ца­ря. «Ос­лаб­ле­ние здо­ро­вья ца­ря, – ска­за­но в ре­ск­рип­те, – да­ет по­вод ожи­дать его кон­чи­ны; по­че­му и от­правь­те, коль ско­ро оная по­сле­ду­ет, не­мед­лен­но ту­да объ­яв­ле­ние от име­ни На­ше­го, что­бы до по­лу­че­ния от Нас со­из­во­ле­ния да­же не бы­ло при­сту­пае­мо к на­зна­че­нию пре­ем­ни­ка на цар­ст­во гру­зин­ское. Де­ло сие трак­ту­ет­ся здесь, и в ско­ром вре­ме­ни от­прав­лен бу­дет из пол­но­моч­ных гру­зин­ских, здесь на­хо­дя­щих­ся, для при­не­се­ния Нам от ца­ря и на­ро­да гру­зин­ско­го гра­мо­ты о же­ла­нии их быть в На­шем под­дан­ст­ве и под управ­ле­ни­ем на­ших за­ко­нов».

В то вре­мя, как Кнор­ринг де­лал рас­по­ря­же­ние по ре­ск­рип­ту (о не­на­зна­че­нии на­след­ни­ка ца­рю Ге­ор­гию пред­пи­са­но им ге­не­ра­л-май­о­ру Ла­за­ре­ву 2 де­каб­ря 1800 г. Там же, № 125), а гру­зин­ские упол­но­мо­чен­ные кня­зья Ава­лов и Па­ла­ван­дов на­хо­ди­лись на пу­ти в Тиф­лис (они ос­та­ви­ли Пе­тер­бург 26 но­яб­ря 1800 г., но вслед­ст­вие раз­ных за­дер­жек мог­ли вы­ехать из Нау­ра толь­ко 2 ян­ва­ря 1801 г., ко­гда ца­ря Ге­ор­гия уже не бы­ло в жи­вых. Там же, №№124 и 143), им­пе­ра­тор Па­вел, со свой­ст­вен­ным ему го­ряч­но­стью и не­тер­пе­ни­ем, пре­дал­ся мыс­ли о бу­ду­щем уст­рой­ст­ве гру­зин­ско­го цар­ст­ва.

Не обо­ж­дав по­лу­че­ния из­вес­тий из Тиф­ли­са, он под­пи­сал 18 де­каб­ря 1800 г. ма­ни­фест о при­сое­ди­не­нии гру­зин­ско­го цар­ст­ва и в тот же день пре­про­во­дил его с фельдъ­еге­рем к ге­не­ра­лу Кнор­рин­гу при ре­ск­рип­те, ко­то­рым по­ве­ле­ва­лось опуб­ли­ко­вать этот ма­ни­фест в слу­чае по­сле­до­вав­шей кон­чи­ны ца­ря Ге­ор­гия; ес­ли же царь на­хо­дит­ся еще в жи­вых, то о пуб­ли­ка­ции ма­ни­фе­ста и о даль­ней­ших рас­по­ря­же­ни­ях ожи­дать осо­бо­го по­ве­ле­ния (ре­ск­рипт 18 де­каб­ря 1800 г., в за­сви­де­тель­ст­во­ван­ной ко­пии, в ар­хив­ном де­ле шта­ба Кав­каз­ско­го во­ен­но­го ок­ру­га 1801 г., №205, Кнор­ринг по­лу­чил его в Нау­ре 4 ян­ва­ря 1801 г.).
В офи­ци­аль­ных до­ку­мен­тах не име­ет­ся ука­за­ний на при­чи­ны та­кой по­спеш­но­сти им­пе­ра­то­ра Пав­ла. Ака­де­мик П. Г. Бут­ков объ­яс­ня­ет ее до­не­се­ния­ми гра­фа А. А. Му­си­на-Пуш­ки­на. На­хо­дясь в Гру­зии с осе­ни 1799 г. для ис­сле­до­ва­ния ее ми­не­раль­ных бо­гатств, он яр­ки­ми сло­ва­ми опи­сы­вал им­пе­ра­то­ру Пав­лу нель­сти­вую и ис­крен­нюю при­вер­жен­ность к го­су­да­рю всех со­сло­вий на­ро­да гру­зин­ско­го; пред­став­лял опас­ность, что, «по кон­чи­не ца­ря Ге­ор­гия, сей бла­го­сло­вен­ный край, изо­би­ли­ем сво­им и рай­ским кли­ма­том, удоб­ный вку­шать все бла­го­ден­ст­вия, впа­дет в ве­ли­чай­шее не­уст­рой­ст­во и смя­те­ние и да­же под­па­дет вла­ды­че­ст­ву пер­сов или тур­ков, ли­бо ра­зо­рит­ся до кон­ца, ес­ли не от­вра­тит­ся ору­жи­ем рос­сий­ским ги­бель, уг­ро­жае­мая раз­до­ром чле­нов цар­ско­го до­ма, не мо­гу­щих ви­деть рав­но­душ­но во­ца­ре­ние ца­ре­ви­ча Да­ви­да».

Да­лее, он по­став­лял на вид вы­го­ды от при­сое­ди­не­ния Гру­зии к дер­жа­ве рос­сий­ской: «во-пер­вых, зем­лю, изо­би­ли­ем и фи­зи­че­ским по­ло­же­ни­ем сво­им мно­гие вы­го­ды обе­щаю­щую; во-вто­рых, что обес­пе­чит­ся Кав­каз­ская ли­ния обуз­да­ни­ем гор­ских на­ро­дов, с двух сто­рон вой­ска­ми рос­сий­ски­ми за­клю­чен­ных; в-треть­их, что от­кро­ет­ся по­ле к тор­гов­ле пер­сид­ской и ин­дий­ской; в-чет­вер­тых, что, в слу­чае раз­ры­ва с Пор­тою, Рос­сия со сто­ро­ны Гру­зии мо­жет сде­лать­ся сей дер­жа­ве то­ли­ко же страш­ною для Ана­то­лии, ко­ли­ко уг­ро­жа­ет ей Рос­сия чер­но­мор­ски­ми фло­та­ми свои­ми. На­про­тив, ес­ли бы тур­ки в та­ком слу­чае пре­ус­пе­ли за­нять Гру­зию, то мы под­вер­га­ем бес­по­кой­ст­вам и опас­но­сти Кав­каз­скую ли­нию и Крым; в-пя­тых, что здесь ска­за­но – быть и о пер­сид­ских вла­дель­цах» (П. Г. Бут­ков. Ма­те­риа­лы для но­вой ис­то­рии Кав­ка­за. II. 464).

Царь Ге­ор­гий скон­чал­ся в Тиф­ли­се 28 де­каб­ря 1800 г. (ра­порт Ла­за­ре­ва Кнор­рин­гу 28 де­каб­ря 1800 г. Ак­ты кав. арх. ком., I. №137), не до­ж­дав­шись сво­их по­слов с про­ек­том до­го­во­ра. Ис­пол­няя в точ­но­сти при­ка­за­ние Кнор­рин­га, ос­но­ван­ное на вы­со­чай­шем по­ве­ле­нии от 15-го но­яб­ря, ге­не­ра­л-май­ор Ла­за­рев со­брал не­мед­лен­но кня­зей и дво­рян и объ­я­вил им вы­со­чай­шую во­лю о не­на­зна­че­нии на­след­ни­ка и пре­сто­ла по­сле скон­чав­ше­го­ся ца­ря.

Объ­яв­ле­ние это «все при­ня­ли ге­не­раль­но с боль­шим бла­го­го­ве­ни­ем, а на­род с боль­шой бла­го­дар­но­стью» (тот же ра­порт). От­сут­ст­во­вав­шие в Тиф­ли­се бра­тья Ге­ор­гия бы­ли из­ве­ще­ны об этом осо­бы­ми пись­ма­ми (ак­ты кав. арх. ком., I. №139).

В до­не­се­ни­ях А. А. Му­си­на-Пуш­ки­на (1799 г.) граф яр­ки­ми сло­ва­ми опи­сы­вал им­пе­ра­то­ру Пав­лу ис­крен­нюю при­вер­жен­ность к го­су­да­рю всех со­сло­вий на­ро­да гру­зин­ско­го. Фо­то: WIKIMEDIAВсе они так­же без ро­по­та при­ня­ли объ­яв­ле­ние Ла­за­ре­ва. К этим от­зы­вам Ла­за­ре­ва мож­но от­не­стись с пол­ным до­ве­ри­ем. О ра­до­сти про­сто­го на­ро­да не­че­го и го­во­рить: рас­при ца­ре­ви­чей от­зы­ва­лись на нем все­го чув­ст­ви­тель­нее. Что ка­са­ет­ся до пре­тен­ден­тов на пре­стол, то от­сроч­ка в на­зна­че­нии на­след­ни­ка да­ва­ла им воз­мож­ность под­го­то­вить­ся к борь­бе за на­след­ст­во. Вра­ж­да брать­ев по­кой­но­го ца­ря к не­му са­мо­му и к его сы­ну Да­ви­ду бы­ла так ве­ли­ка, что в край­нем слу­чае они со­гла­ша­лись ско­рее ви­деть цар­ский пре­стол со­всем уп­разд­нен­ным, чем до­пус­тить за­ня­тие его ца­ре­ви­чем Да­ви­дом.

При­няв не­об­хо­ди­мые ме­ры к под­дер­жа­нию спо­кой­ст­вия в Гру­зии, ге­не­ра­л-май­ор Ла­за­рев на­хо­дил­ся в пол­ном не­ве­де­нии от­но­си­тель­но даль­ней­ших пред­по­ло­же­ний рос­сий­ско­го пра­ви­тель­ст­ва. В ожи­да­нии точ­ных ука­за­ний, он объ­я­вил, что все рас­по­ря­же­ния по краю бу­дут из­да­вать­ся за под­пи­ся­ми и пе­ча­тя­ми ца­ре­ви­ча Ио­ан­на, мди­ва­н-бе­ка кня­зя Иг­на­тия Ту­ма­но­ва и его (ак­ты кав. арх. ком., №139).

Ге­не­рал Кнор­ринг уз­нал о кон­чи­не ца­ря Ге­ор­гия 3 ян­ва­ря 1801 г. и то­гда же до­нес об этом им­пе­ра­то­ру Пав­лу (все­под­дан­ней­ший ра­порт 3 ян­ва­ря 1801 г., там же, №143). На дру­гой день к не­му в кре­пость На­ур­скую при­ска­кал курь­ер с ма­ни­фе­стом и ре­ск­рип­том от 18 де­каб­ря 1800 г. Кнор­ринг не ре­шил­ся, од­на­ко, пуб­ли­ко­вать ма­ни­фест в Гру­зии без осо­бо­го на то вы­со­чай­ше­го по­ве­ле­ния.

«Из со­дер­жа­ния ма­ни­фе­ста вид­но, – до­но­сил он им­пе­ра­то­ру Пав­лу (то­же 3 ян­ва­ря 1801 г. Там же, №146), – что объ­яв­ле­ние его долж­но про­из­ве­де­но в дей­ст­вие то­гда, ко­гда бы пол­но­моч­ные гру­зин­ские, при­няв гра­мо­ты от ца­ря и на­ро­да о же­ла­нии их быть в под­дан­ст­ве Ва­ше­го Им­пе­ра­тор­ско­го Ве­ли­че­ст­ва, воз­вра­ща­лись уже с гра­мо­та­ми те­ми из Тиф­ли­са; не ос­ме­ли­ва­юсь пуб­ли­ко­вать его те­перь, ве­дая, что де­ло оное кон­ца сво­его со­об­раз­но пред­по­ло­же­ни­ям не вос­при­ня­ло, и на­род гру­зин­ский не пред­ва­рен о ре­ши­тель­ном со­из­во­ле­нии Ва­ше­го Им­пе­ра­тор­ско­го Ве­ли­че­ст­ва при­нять их под за­ко­ны им­пе­рии все­рос­сий­ской; а кро­ме то­го яв­но и из об­стоя­тельств, что о на­ме­ре­нии по­кой­но­го ца­ря ни­кто из брать­ев его, да­же сам ца­ре­вич Да­вид, не ве­да­ли; при всем том в Гру­зии, по объ­яв­ле­нии ца­ре­ви­чам и на­ро­ду во­ли Ва­ше­го Им­пе­ра­тор­ско­го Ве­ли­че­ст­ва, что­бы до по­лу­че­ния все­вы­со­чай­ше­го Ва­ше­го со­из­во­ле­ния ос­та­ва­лось все в преж­нем по­ло­же­нии, и пре­ем­ник по­кой­но­му ца­рю из­би­ра­ем не был; - на­ро­дом при­ня­то сие без ма­лей­ше­го ро­по­та, да и все ца­ре­ви­чи изъ­я­ви­ли на то го­тов­ность свою тем охот­нее, что в про­тив­ном слу­чае долж­ны воз­ро­дить­ся меж­до­усо­бия ме­ж­ду брать­я­ми и деть­ми по­кой­но­го ца­ря, кои од­ни у дру­гих ос­па­ри­ва­ют пра­во к пре­сто­лу. Се­го же чис­ла при­слан ко мне от Вах­тан­га, ца­ре­ви­ча, гру­зин­ский дво­ря­нин Каз­бек, и по по­ру­че­нию его, объ­я­вил мне, что, ес­ли цар­ст­во­вать над ни­ми Да­ви­ду ца­ре­ви­чу, со­гла­ша­ют­ся и все его бра­тья ви­деть се­бя луч­ше в не­по­сред­ст­вен­ном вла­де­нии Ва­ше­го Им­пе­ра­тор­ско­го Ве­ли­че­ст­ва, имея не­из­мен­ную на­де­ж­ду на не­из­ре­чен­ное ми­ло­сер­дие Ва­ше. И та­ко­вой об­раз мыс­лей брать­ев по­кой­но­го ца­ря и спо­кой­ное по­ло­же­ние дел в Гру­зии по­да­ли мне вто­рую при­чи­ну при­удер­жать­ся пуб­ли­ко­ва­ния ма­ни­фе­ста до по­лу­че­ния на сие все­вы­со­чай­ше­го по­ве­ле­ния».

Ме­ж­ду тем, им­пе­ра­тор Па­вел от­сту­пил от пер­во­на­чаль­но­го на­ме­ре­ния сво­его вы­ждать при­бы­тия в Пе­тер­бург гру­зин­ских по­слов для за­клю­че­ния фор­маль­но­го ак­та о при­сое­ди­не­нии Гру­зии. Кон­чи­на Ге­ор­гия сде­ла­ла со­вер­ше­ние та­ко­го ак­та не­воз­мож­ным. Вме­сте с тем она уст­ра­ня­ла не­об­хо­ди­мость со­хра­не­ния цар­ско­го ти­ту­ла, хо­тя бы и но­ми­наль­но­го, за нис­хо­дя­щим по­том­ст­вом Ге­ор­гия. Вслед­ст­вие это­го, не­мед­лен­но, по по­лу­че­нии до­не­се­ния Кнор­рин­га от 3 ян­ва­ря 1801 г. о смер­ти гру­зин­ско­го ца­ря, им­пе­ра­тор Па­вел об­на­ро­до­вал в Пе­тер­бур­ге 18 ян­ва­ря свой ма­ни­фест о при­сое­ди­не­нии Гру­зии (при об­на­ро­до­ва­нии ма­ни­фест был по­ме­чен 18-м ян­ва­ря 1801 г. Текст ма­ни­фе­ста у П. Г. Бут­ко­ва. Ма­те­риа­лы и пр., II, 466), под­пи­сан­ный им еще 18 де­каб­ря 1800 г., и по­ве­лел сде­лать то же и в Гру­зии.

В ма­ни­фе­сте этом изо­бра­же­но:

«С дав­них уже вре­мен гру­зин­ское цар­ст­во, уг­не­тае­мое ино­вер­ны­ми со­се­дя­ми, ис­то­ща­ло си­лы свои не­пре­стан­ным ра­то­ва­ни­ем в соб­ст­вен­ную обо­ро­ну, чув­ст­вуя не­из­беж­ные след­ст­вия вой­ны, поч­ти все­гда не­сча­ст­ли­вой. К ним при­со­во­ку­пи­лись не­со­гла­сия в до­ме цар­ском, уг­ро­жаю­щие до­вер­шить па­де­ние цар­ст­во се­го, воз­ро­дя в нем меж­до­усоб­ную вой­ну.

«Царь Ге­ор­гий Ирак­лие­вич, ви­дя при­бли­жаю­щую кон­чи­ну дней его, знат­ные чи­ны и сам на­род гру­зин­ский при­бег­ли ны­не к по­кро­ву На­ше­му и, не пред­ви­дя ино­го спа­се­ния от ко­неч­ной ги­бе­ли и по­ко­ре­ния вра­гам их, про­си­ли чрез при­слан­ных пол­но­моч­ных о при­ня­тии об­лас­тей, гру­зин­ско­му цар­ст­ву под­вла­ст­ных, в не­по­сред­ст­вен­ное под­дан­ст­во им­пе­ра­тор­ско­му Все­рос­сий­ско­му пре­сто­лу. Вни­мая про­ше­нию се­му, по срод­но­му Нам ко всем еди­но­вер­цам На­шим ми­ло­сер­дию и по все­гдаш­не­му о поль­зе гру­зин­ско­го на­ро­да по­пе­че­нию, оп­ре­де­ли­ли Мы ис­пол­нить же­ла­ние ца­ря Ге­ор­гия Ирак­лие­ви­ча и гру­зин­ско­го на­ро­да и для то­го по­ве­ле­но, сколь­ко для удер­жа­ния внут­рен­не­го в зем­ле уст­рой­ст­ва, сколь­ко для ог­ра­ж­де­ния оной от внеш­них на­па­де­ний, вве­сти вой­ска На­ши в об­лас­ти гру­зин­ские. И сим объ­яв­ле­но Им­пе­ра­тор­ским На­шим сло­вом, что, по при­сое­ди­не­нии цар­ст­ва гру­зин­ско­го на веч­ные вре­ме­на под дер­жа­ву На­шу, не толь­ко пре­дос­тав­ле­ны и в це­ло­сти со­блю­де­ны бу­дут лю­без­но вер­ным но­вым под­дан­ным На­шим цар­ст­ва гру­зин­ско­го и всех оно­му под­вла­ст­ных об­лас­тей все пра­ва, пре­иму­ще­ст­ва и соб­ст­вен­ность, за­кон­но при­над­ле­жа­щая; но что от се­го вре­ме­ни ка­ж­дое со­стоя­ние на­род­ное вы­ше­оз­на­чен­ных об­лас­тей име­ет поль­зо­вать­ся и все­ми пра­ва­ми, воль­но­стя­ми, вы­го­да­ми и пре­иму­ще­ст­ва­ми, ка­ко­вы­ми преж­ние под­дан­ные рос­сий­ские, по ми­ло­сти На­ших пред­ков и На­шей, на­сла­ж­да­ют­ся под по­кро­вом На­шим. Впро­чем, пре­бу­дем удо­сто­ве­ре­ны, что сие под­дан­ные На­ши и их по­том­ки, со­хра­не­ни­ем не­по­ко­ле­би­мой вер­но­сти Нам в пре­ем­ни­ках На­шим и усер­ди­ем к поль­зе им­пе­рии На­шей, ко­ей по все­бла­го­му про­мыс­лу Все­выш­не­го учи­ни­лись они ны­не со­чле­на­ми, по­тщат­ся за­слу­жи­вать Мо­нар­шее бла­го­во­ле­ние На­ше».

В тот же день, 18 ян­ва­ря 1801 г., им­пе­ра­тор Па­вел пи­сал Кнор­рин­гу (вы­со­чай­ший ре­ск­рипт 18 ян­ва­ря 1801 г., ак­ты кав. арх. ком., №516): «Мне ос­та­ет­ся пред­пи­сать лишь на­блю­дать, да­бы на­стоя­щая ти­ши­на гру­зин­ско­го цар­ст­ва от внут­рен­них раз­до­ров и внеш­них на не­го от со­се­дей по­ку­ше­ний пре­до­хра­не­на бы­ла, для че­го и нуж­но со­де­лать из­вест­ным ма­ни­фест, к вам пре­про­во­ж­ден­ный, и здесь се­го дня об­на­ро­до­ван­ный. По­спе­ши­те от­прав­ле­ни­ем сю­да по­слан­ни­ков или де­пу­та­тов от на­ро­да гру­зин­ско­го, кои на пуб­лич­ной, дан­ной мною им ау­ди­ен­ции, при­ве­де­ны в при­сут­ст­вии мо­ем к при­ся­ге бу­дут, что и вы по­том в Гру­зии ис­пол­ни­те; но обо всем сем по­лу­чи­те во вре­мя по­треб­ные на­став­ле­ния».

Ис­пол­няя вы­со­чай­шее по­ве­ле­ние, Кнор­ринг пред­пи­сал (от 5 фев­ра­ля 1801 г. из Нау­ра., ак­ты кавк. ар­хеогр. ком. т. I, №524) ге­не­ра­л-май­о­ру Ла­за­ре­ву объ­я­вить в Гру­зии ма­ни­фест от 18 ян­ва­ря «при­лич­но важ­но­сти и дос­то­ин­ст­ва им­пе­ра­тор­ско­го сло­ва».

В Тиф­ли­се тор­же­ст­вен­ное чте­ние ма­ни­фе­ста про­ис­хо­ди­ло 16 и 17 фев­ра­ля 1801 г. «В пер­вые день, – пи­сал Ла­за­рев Кнор­рин­гу (ра­порт от 18 фев­ра­ля 1801 г., там же, №528), – в здеш­нем Си­он­ском со­бо­ре от­прав­ле­на бы­ла пер­вен­ст­вую­щим ми­тро­по­ли­том Ар­се­ни­ем бо­же­ст­вен­ная ли­тур­гия, по окон­ча­нии ко­ей, в при­сут­ст­вии на­след­но­го прин­ца Да­ви­да и про­чих ца­ре­ви­чей, де­тей цар­ских, все быв­ши в сие вре­мя в го­ро­де кня­зей и на­ро­да, чи­тан был на рос­сий­ском и гру­зин­ских диа­лек­тах ма­ни­фест, по окон­ча­нии кое­го изъ­яс­нял я всем, сколь сии из­ли­вае­мые на них вы­со­кие мо­нар­ха ми­ло­сти для них ве­ли­ки и по­лез­ны и что за все оные долж­ны воз­бла­го­да­рить все­ми­ло­сти­вей­ше­го го­су­да­ря и при­нес­ти о здра­вии его мо­ле­ния. Все при­сут­ст­во­вав­шие тут при­ня­ли ма­ни­фест сей с долж­ным бла­го­го­ве­ни­ем и бла­го­дар­но­стью.

По­сле се­го гру­зин­ский пат­ри­арх Ан­то­ний от­прав­лял о здра­вии и бла­го­ден­ст­вии го­су­да­ря им­пе­ра­то­ра и все­го ав­гу­стей­ше­го до­ма бла­го­дар­ст­вен­ный мо­ле­бен, а на дру­гой день, т.е. 17 фев­ра­ля, как жи­те­лей в Тиф­ли­се боль­шая часть ар­мян­ско­го ис­по­ве­да­ния, то и пуб­ли­ко­ван был ма­ни­фест в церк­ви, на­зы­вае­мой Ванк (в Ванк­ском со­бо­ре ли­тур­гию слу­жил ар­мян­ский пат­ри­арх Ио­сиф Ар­гу­тин­ский, в ра­пор­те Ла­за­ре­ва го­во­рит­ся о при­ло­же­нии опи­са­ния са­мой це­ре­мо­нии, но в де­ле та­ко­вой не ока­за­лось).

А по окон­ча­нии пуб­ли­ка­ции в ар­мян­ской церк­ви, ка­пи­тан Та­га­нов с 21 ка­за­ком, ез­дил по всем ули­цам, чи­тал оный ма­ни­фест на рос­сий­ском, гру­зин­ском, ар­мян­ском и та­тар­ском диа­лек­тах. Ве­че­ром же се­го чис­ла весь го­род был ил­лю­ми­ни­ро­ван и лав­ки по ази­ат­ско­му обы­чаю ук­ра­ше­ны луч­ши­ми то­ва­ра­ми, и все жи­те­ли, вос­пе­вая во сла­ву го­су­да­ря на­ше­го раз­ные пес­ни, при­но­си­ли бла­го­да­ре­ния за из­лия­ние на них столь вы­со­ких ми­ло­стей и с ра­до­стью вос­кли­ца­ли, что они те­перь уже рос­сия­не».

Да­лее Ла­за­рев до­но­сил Кнор­рин­гу, что от­пра­вил пе­ре­во­ды ма­ни­фе­ста по всей Гру­зии для объ­яв­ле­ния на­се­ле­нию с при­лич­ны­ми тол­ко­ва­ния­ми и вну­ше­ния­ми.

Из всех лиц, поль­зо­вав­шим до­ве­ри­ем им­пе­ра­то­ра Пав­ла, граф Рос­топ­чин был глав­ным по­бор­ни­ком ис­пол­не­ния прось­бы ца­ря Ге­ор­гия о при­ня­тии Гру­зии в рус­ское под­дан­ст­во. Он ус­пел убе­дить го­су­да­ря в чрез­вы­чай­ной важ­но­сти по­ли­ти­че­ски и тор­го­вых по­след­ст­вий при­сое­ди­не­ния к Рос­сии гру­зин­ско­го цар­ст­ва. По его мне­нию, при­об­ре­те­ние Гру­зии да­ва­ло пре­ж­де все­го воз­мож­ность уг­ро­жать Тур­ции, а за­тем оно долж­но бы­ло не­об­хо­ди­мо по­влечь за со­бою под­чи­не­ние Рос­сии так­же и бе­ре­гов Кас­пия, ку­да мог­ла бы впо­след­ст­вии на­пра­вить­ся ин­дий­ская тор­гов­ля (пись­мо Рос­топ­чи­на гра­фу С. Р. Во­рон­цо­ву от 30 ию­ня 1801 г. в ар­хи­ве кня­зя Во­рон­цо­ва, VIII, 291. На свою роль в де­ле при­сое­ди­не­ния Гру­зии на­ме­ка­ет Рос­топ­чин и в пись­ме к кня­зю П. Д. Ци­циа­но­ву по по­во­ду взя­тия Ган­жи: «я по­ло­жил на­ча­ло на бу­ма­ге, ты ут­вер­жда­ешь его на зем­ле». Бар­те­нев. «Де­вят­на­дца­тый век», II, 38).

Им­пе­ра­тор ув­лек­ся об­шир­ны­ми пла­на­ми сво­его ми­ни­ст­ра ино­стран­ных дел, но не имел, как ка­жет­ся, твер­до ус­та­но­вив­ше­го­ся взгля­да на бу­ду­щее уст­рой­ст­во при­сое­ди­няе­мо­го цар­ст­ва.

Вслед за ма­ни­фе­стом 18 ян­ва­ря 1801 г. Кнор­ринг по­учил не­сколь­ко вы­со­чай­ших ука­за­ний по это­му пред­ме­ту. В соб­ст­вен­но­руч­ном ре­ск­рип­те от 30 ян­ва­ря 1801 г. им­пе­ра­тор Па­вел пи­сал: «Я хо­чу, что­бы Гру­зия бы­ла гу­бер­ния, и так тот­час и по­ставь­те ее в сно­ше­ние с Се­на­том, а по ду­хов­ной час­ти с Си­но­дом, не тро­гая их при­ви­ле­гий. Гу­бер­на­то­ром пусть бу­дет кто-ли­бо из цар­ской кро­ви, но под на­ми, и бу­дет шеф гу­сар­ско­го та­мош­не­го пол­ка (ак­ты кавк. ар­хеогр. ком. т. I, №520).

В ре­ск­рип­те от 23 ян­ва­ря 1801 г.: «Ста­рай­тесь Гру­зию ут­вер­дить на том ос­но­ва­нии, как уже к вам и пи­са­но, не ищи­те иных при­об­ре­те­ний де­лать, как те, ко­то­рые доб­ро­воль­но бу­дут ис­кать мое­го по­кро­ви­тель­ст­ва; луч­ше иметь со­юз­ни­ков, ин­те­ре­со­ван­ных в сою­зе, не­же­ли под­дан­ных не­на­деж­ных; ле­вая ва­ша сто­ро­на обес­пе­че­на та­ко­вы­ми, не на­во­ди­те тур­кам стра­ха, то­гда и пра­вая сто­ро­на бу­дет на­деж­на; ищи­те Ар­ме­нию ин­те­ре­со­вать к сбли­же­нию для тор­гу и тор­гом, да­бы ка­нал иметь че­рез них и да­лее, со­блю­дай­те при­ви­ле­гии, но ус­та­но­ви­те наш по­ря­док; ком­плек­туй­те пол­ки на­ши­ми рек­ру­та­ми, но пол­ков ма­ло по про­стран­ст­ву и так со­чти­тесь, нель­зя ли ум­но­жить та­мош­ни­ми жи­те­ля­ми и до­хо­да­ми та­мош­ни­ми, ищи­те руд вся­ко­го ро­да и про­мы­слов, так­же и та­мож­ни пе­ре­не­си­те на гра­ни­цу, зай­ми­тесь те­перь не за­вое­ва­ни­ем, но при­об­ре­те­ни­ем доб­ро­воль­ным со­гла­ше­ни­ем Ар­ме­нии. Вот мои мыс­ли».

От 19 фев­ра­ля 1801 г. (ак­ты кавк. ар­хеогр. ком. т. I, №520). «Вслед за по­слан­ни­ка­ми князь­я­ми Ава­ло­вым и Па­ва­лан­до­вым же­лаю я, что­бы еще от­пра­ви­лись ко мне кто-ни­будь из ца­ре­ви­чей, так­же и из знат­ней­ших Гру­зии, да­бы яв­но бы­ло све­ту, что точ­но Гру­зии есть об­щий про­из­вол быть в мо­ем под­дан­ст­ве, а не то, что­бы по­кор­ст­во их про­ис­хо­ди­ло един­ст­вен­но от же­ла­ния двух или трех; так­же пред­пи­сы­ваю вам пред­ста­вить мне спи­сок знат­ней­ших в Гру­зии и усерд­ст­во­вав­ших бо­лее к мо­ей осо­бе и бо­лее же­лав­ших быть у ме­ня в под­дан­ст­ве. Мое на­ме­ре­ние есть из оных по­жа­ло­вать не­ко­то­рых дос­то­ин­ст­ва­ми гра­фов и ба­ро­нов, дру­гих по­вы­сить чи­на­ми, а мо­ло­дых из знат­ных фа­ми­лий при­нять к се­бе в ка­мер­ге­ры. Рав­но­мер­но на­пи­ши­те мне и о тех, ко­му бы по за­слу­гам и ор­ден св. Ан­д­рея сле­до­вать мог».

На­ме­ре­ние на­де­лить кня­зей гру­зин­ских гра­фа­ми и ба­ро­на­ми ти­ту­ла­ми на­хо­дит­ся, быть мо­жет, в свя­зи с но­сив­шим­ся в то вре­мя слу­хом (об этом слу­хе упо­ми­на­ет П.Г. Бут­ков. Ма­те­риа­лы и пр. II, 463) о пред­по­ло­же­нии Пав­ла по­жа­ло­вать Гру­зию Ор­де­ну св. Ио­ан­на Ие­ру­са­лим­ско­го. Из­вест­но, что за­хват анг­ли­ча­на­ми в 1800 г. ост­ро­ва Маль­та, при­над­ле­жав­ше­го это­му Ор­де­ну, го­су­дарь, как ве­ли­кий ма­гистр Ор­де­на, счел лич­ным для се­бя ос­корб­ле­ни­ем. В ок­тяб­ре то­го же го­да он при­ка­зал на­ло­жить за­пре­ще­ние на анг­лий­ские су­да и то­ва­ры во всех рус­ских пор­тах, а че­рез ме­сяц по­сле­до­ва­ло по­ве­ле­ние рус­ским куп­цам ос­та­но­вить пла­те­жи дол­гов анг­ли­ча­нам и не вы­пус­кать в про­да­жу анг­лий­ские то­ва­ры.

Маль­тий­ские ры­ца­ри бы­ли дол­гое вре­мя глав­ны­ми бор­ца­ми про­тив вра­гов хри­сти­ан­ст­ва – ма­го­ме­тан. За­ни­мая ост­ров Маль­ту, они ох­ра­ня­ли по­бе­ре­жье Сре­ди­зем­но­го мо­ря от по­ку­ше­ний ту­рок и аф­ри­кан­ских кор­са­ров. Весь­ма воз­мож­но, что им­пе­ра­тор Па­вел, меч­тав­ший о воз­ро­ж­де­нии это­го ры­цар­ско­го сою­за, ос­та­но­вил­ся на мыс­ли уч­ре­дить его пре­бы­ва­ние в Гру­зии, из­ны­вав­шей под гне­том сво­их му­суль­ман­ских со­се­дей. Ми­мо­лет­ная мысль эта бы­ст­ро воз­ник­ла и ис­чез­ла бес­след­но в пыл­ком во­об­ра­же­нии го­су­да­ря.

Вне­зап­ная кон­чи­на им­пе­ра­то­ра Пав­ла Пер­во­го ос­та­ви­ла де­ло уст­рой­ст­ва Гру­зии в со­вер­шен­но не­оп­ре­де­лен­ном по­ло­же­нии. По­слы гру­зин­ские, не за­став в жи­вых ца­ря Ге­ор­гия, воз­вра­ти­лись в Пе­тер­бург уже по­сле кон­чи­ны им­пе­ра­то­ра Пав­ла. В Гру­зию про­тив­ни­ки при­сое­ди­не­ния под­ня­ли го­ло­вы, при­вер­жен­цы впа­ли в уны­ние. Ге­не­ра­л-май­ор Ла­за­рев, не имея ни­ка­ких ин­ст­рук­ций от Кнор­рин­га, при­ла­гал все за­бо­ты к ус­по­кое­нию встре­во­жен­но­го на­се­ле­ния.

«На­род здеш­ний, – до­но­сил он Кнор­рин­гу (ра­порт от 8 ап­ре­ля 1801 г., ак­ты кавк. ар­хеогр. ком. т. I, №533) – и боль­шая часть знат­ных, уз­нав о кон­чи­не го­су­да­ря, при­шли в весь­ма боль­шое от­чая­ние, опа­са­ясь, что­бы при сей пе­ре­ме­не не ли­шить­ся сча­стия быть в вы­со­ком под­дан­ст­ве его ве­ли­че­ст­ва и что­бы вой­ска, здесь на­хо­див­шие­ся по преж­не­му при­ме­ру не бы­ли от­сю­да вы­ве­де­ны; в сем слу­чае бо­лее ут­вер­ждае­мы не­ко­то­ры­ми не­при­вер­жен­ны­ми. Я, сие за­ме­тив, ста­рал­ся вся­че­ски уве­рить их, что ми­ло­сер­дие го­су­да­ря на­ше­го не мо­жет по­дать им ни ма­лей­шей при­чи­ны к со­мне­нию, и они твер­до мо­гут на­де­ять­ся, что его ве­ли­че­ст­во, по ми­ло­сти­во­му сво­ему ко всем ищу­щим быть в вы­со­ком его под­дан­ст­ве рас­по­ло­же­нию, ко­неч­но, и их при­нять в оное не пре­ми­нет; по­сле че­го они ста­ли быть го­раз­до спо­кой­нее и при при­ся­ге ав­гу­стей­ше­му мо­нар­ху Алек­сан­д­ру Пав­ло­ви­чу войск, здесь на­хо­дя­щих­ся, весь­ма мно­гие же­ла­ли так­же оное ис­пол­нить, про­ся у ме­ня со­из­во­ле­ния; од­на­кож я без по­ве­ле­ния ва­ше­го сде­лать сие не ос­ме­лил­ся, уве­рив ме­ж­ду тем их, что в ско­ром вре­ме­ни по­же­ла­ние их ис­пол­нит­ся».

По оцен­кам рос­сий­ских по­ли­ти­ков на­ча­ла XIX ве­ка, Гру­зия в тот пе­ри­од рис­ко­ва­ла «впасть в ве­ли­чай­шее не­уст­рой­ст­во и смя­те­ние и да­же под­пасть вла­ды­че­ст­ву пер­сов или тур­ков, ли­бо ра­зо­рить­ся до кон­ца». Фо­то: WIKIMEDIA

Управ­ле­ние Гру­зи­ей Ла­за­рев ос­та­вил в ру­ках ца­ре­ви­ча Да­ви­да впредь до по­лу­че­ния из Пе­тер­бур­га ука­за­ний о на­ме­ре­ни­ях пра­ви­тель­ст­ва от­но­си­тель­но это­го края. До сих пор ос­та­ет­ся не разъ­яс­нен­ным, в си­лу ка­ких пол­но­мо­чий ца­ре­вич Да­вид при­нял на се­бя управ­ле­ние Гру­зи­ей по­сле то­го, как по­сле­до­вал ре­ск­рипт им­пе­ра­то­ра Пав­ла о не на­зна­че­нии на­след­ни­ка по­кой­но­му ца­рю Ге­ор­гию.

Не­мед­лен­но по­сле кон­чи­ны ца­ря ге­не­ра­л-май­ор Ла­за­рев, как уже бы­ло ска­за­но вы­ше, объ­я­вил по Гру­зии, что впредь до осо­бо­го по­ве­де­ния все пра­ви­тель­ст­вен­ные ак­ты бу­дут вы­хо­дить за под­пи­ся­ми его, ца­ре­ви­ча Ио­ан­на и мди­ва­н-бе­ка Иг­на­тия Ту­ма­но­ва.

До­но­ся об этом Кнор­рин­гу (пись­мо от 2 ян­ва­ря 1801 г., ак­ты кавк. ар­хеогр. ком. т. I, №142), Ла­за­рев пи­сал, что, по его мне­нию, это бы­ло луч­шее сред­ст­во удер­жать в ти­ши­не и спо­кой­ст­вии край, «ко­то­рый ес­ли бы так ос­та­вал­ся без ца­ря, то бы с ним и спра­вить­ся не мож­но бы­ло; ибо здесь прав­ле­ния ни­ка­ко­го нет, а царь де­лал вся­кую ма­лость сам и ба­ра­ты, или ука­зы, под­пи­сы­ва­лись все­ми ца­ре­ви­ча­ми, ка­ж­дый от се­бя. Итак, ес­ли ца­ре­вич Да­вид бу­дет под­пи­сы­вать, то те при­мут сие за оби­ду и с сво­ей сто­ро­ны так­же бу­дут вы­да­вать ба­ра­ты, от че­го и про­изош­ла меж­до­усоб­ная брань, а как я, не имея на сей ко­нец на­ших по­ве­ле­ний, ре­шил­ся до по­лу­че­ния их та­ким об­ра­зом сде­лать, от че­го все мо­гут быть спо­кой­ны и до­воль­ны, как они и те­перь бла­го­да­рят за то, что здесь мы на­хо­дим­ся и воз­сы­ла­ют мо­лит­вы о здра­вии го­су­да­ря им­пе­ра­то­ра. Без то­го, го­во­рят, мы бы друг дру­га пе­ре­ре­за­ли. Не­тер­пе­ли­во ожи­даю при­бы­тия ва­ше­го и от ис­крен­не­го серд­ца оно­го же­лаю: чув­ст­вую, что весь­ма не­дос­та­то­чен с си­ми стран­ны­ми людь­ми и об­стоя­тель­ст­ва­ми об­хо­дить­ся, и где вся­кий шаг мо­жет быть па­губ­ный; ес­ли сам че­го не сде­ла­ешь, так вер­но вы­ду­ма­ют, и где толь­ко то­го и смот­рят, что­бы друг дру­га ог­ра­бить, от­нять все име­ние, а ес­ли мож­но бы­ло, то и жизнь».

Кнор­ринг ос­тал­ся, од­на­ко не­до­во­лен рас­по­ря­же­ни­ем Ла­за­ре­ва, хо­тя и сам за­труд­нял­ся дать ему ка­кие-ни­будь по­ло­жи­тель­ные ука­за­ния. «За­ме­чаю вам – от­ве­чал он Ла­за­ре­ву (пред­пи­са­ние от 3 ян­ва­ря 1801 г., ак­ты кавк. ар­хеогр. ком. т. I, №141) – что весь­ма на­прас­но вы при­ня­ли на се­бя прав­ле­ние; его ос­та­вить, впредь до вы­со­чай­ше­го окон­ча­тель­но­го ре­ше­ния, по преж­ним мес­там, на слу­чай та­ко­вой уже су­ще­ст­вую­щим, и мне со­всем не­по­нят­но, по­че­му бо­лее упол­но­мо­чи­ва­ет­ся по слу­чаю се­му мень­шой ца­ре­вич Ио­анн. Да­лее же, по гру­зин­ским ны­не об­стоя­тель­ст­вам, де­лай­те со­гла­ше­ния ва­ши с князь­я­ми Ава­ло­вым и Па­ва­лан­до­вым».

Пред­пи­са­ние это ге­не­ра­л-май­ор Ла­за­рев по­лу­чил свое­вре­мен­но с при­бы­ти­ем в Тиф­лис гру­зин­ских по­слан­ни­ков, при­вез­ши с со­бою вы­со­чай­ше ут­вер­жден­ные про­си­тель­ные пунк­ты по­кой­но­го ца­ря Ге­ор­гия. Же­ла­ние ца­ря, как из­вест­но, со­стоя­ло в том, что­бы лич­но за ним и его нис­хо­дя­щим по­том­ст­вом со­хра­не­на бы­ла долж­ность пра­ви­те­лей Гру­зии на пра­вах ге­не­ра­л-гу­бер­на­тор­ских, но с цар­ским ти­ту­лом. Из­вест­но так­же, что ца­ре­вич Да­вид им­пе­ра­тор­ской гра­мо­той от 18 ап­ре­ля 1799 г. был при­знан на­след­ни­ком гру­зин­ско­го пре­сто­ла.

Впол­не по­нят­но по­это­му, что Ла­за­рев, в ви­ду этих ак­тов и, не имея ни­ка­ких дру­гих рас­по­ря­же­ний от Кнор­рин­га кро­ме при­ка­за­ния дей­ст­во­вать по со­гла­ше­нию с князь­я­ми Ава­ло­вым и Па­ва­лан­до­вым, при­знал со­об­раз­ным с об­стоя­тель­ст­ва­ми де­ла до­пус­тить ца­ре­ви­ча Да­ви­да к при­ня­тию на се­бя обя­зан­но­стей пра­ви­те­ля Гру­зии.

П.Г. Бут­ков, со­сто­яв­ший в 1801 г. пра­ви­те­лем кан­це­ля­рии Кнор­рин­га, го­во­рит по­ло­жи­тель­но, что «гру­зин­ские упол­но­мо­чен­ные Ава­лов и Па­ва­лан­дов, при­быв в Тиф­лис и, не за­став в жи­вых ца­ря Ге­ор­гия, вру­чи­ли при при­лич­ной це­ре­мо­нии вы­со­чай­шую гра­мо­ту на имя по­кой­но­го на­пи­сан­ную на­ре­чен­но­му от не­го на­след­ни­ку ца­ре­ви­чу Да­ви­ду, по сло­вес­но­му, как они го­во­ри­ли, на та­кой слу­чай на­став­ле­нию дан­но­му им от рос­сий­ско­го ми­ни­стер­ст­ва. По та­ко­му же на­став­ле­нию, они от вы­со­чай­ше­го име­ни объ­я­ви­ли все­на­род­но ца­ре­ви­чу Да­ви­ду, что он, как на­след­ник, дол­жен управ­лять Гру­зи­ей, со­вме­ст­но с ге­не­ра­л-май­о­ром Ла­за­ре­вым, стар­шим во­ен­ным на­чаль­ни­ком в Гру­зии (Бут­ков. Ма­те­риа­лы и пр., II, 470, 471)».

Впо­след­ст­вии, по­се­тив Тиф­лис, Кнор­ринг уст­ра­нил ца­ре­ви­ча Да­ви­да от управ­ле­ния и унич­то­жил вве­ден­ные им пе­ре­ме­ны, «по по­слаб­ле­нию ме­ст­но­го рос­сий­ско­го во­ен­но­го на­чаль­ст­ва», т. е. ге­не­ра­ла Ла­за­ре­ва. Спра­вед­ли­вость тре­бу­ет за­ме­тить, что глав­ным ви­нов­ни­ком этих по­слаб­ле­ний был пре­ж­де все­го сам Кнор­ринг, дав­ший Ла­за­ре­ву лишь од­ни ук­лон­чи­вые ука­за­ния в са­мое труд­ное для не­го вре­мя и не по­ста­вив­ший ни­ка­ких пре­де­лов вла­сти пра­ви­те­ля Гру­зии.

Ме­ж­ду тем, уже пер­вые дей­ст­вия ца­ре­ви­ча Да­ви­да по­ка­зы­ва­ли, что он не ог­ра­ни­чит­ся ро­лью выс­ше­го ад­ми­ни­ст­ра­то­ра в крае. В воз­зва­нии к гру­зин­ско­му на­ро­ду от 15 ян­ва­ря 1801 г. (ак­ты кавк. ар­хеогр. ком. т. I, №358) он объ­я­вил, что «по­лу­чил вы­со­чай­шее по­ве­ле­ние тор­же­ст­вен­но при­бли­зить­ся к тро­ну Гру­зии – по на­след­ст­ву, в зва­нии пра­ви­тель­ст­ва оной. И так как не­об­хо­ди­мо бы­ло объ­я­вить о сем всем мо­им на­ро­дам, то сим и из­ве­ща­ем о при­ня­тии ни­ми управ­ле­ния на­след­ст­вен­ным пре­сто­лом».

В та­ком же ду­хе от­нес­ся ца­ре­вич Да­вид и к ге­не­ра­лу Кнор­рин­гу по по­во­ду от­прав­ле­ния в Пе­тер­бург по­слан­ни­ков кня­зей Па­ва­лан­до­ва и Ава­ло­ва. Уве­дом­ляя Кнор­рин­га о их вы­ез­де из Тиф­ли­са (пись­мо от 18 ян­ва­ря 1801 г., там же, №359), Да­вид на­звал се­бя «за­кон­ным на­след­ни­ком пре­сто­ла сво­их пред­ков и ро­ди­те­ля» и про­сил от­пра­вить по­слан­ни­ков в Пе­тер­бург «для при­об­ре­те­ния ему и его цар­ст­ву за­бла­го­вре­мен­но бла­го­ден­ст­вен­ной вы­со­ко­мо­нар­шей ми­ло­сти».

По­сле­до­вав­шее 16 фев­ра­ля 1801 г. в Тиф­лис объ­яв­ле­ние ма­ни­фе­ста им­пе­ра­то­ра Пав­ла о при­сое­ди­не­нии Гру­зии да­ло ца­ре­ви­чу Да­ви­ду по­вод оза­бо­тить­ся уси­ле­ни­ем чис­ла сво­их при­вер­жен­цев. Не те­ряя на­де­ж­ды на ут­вер­жде­ние в зва­нии пра­ви­те­ля Гру­зии и ти­ту­лом ца­ря, он са­мо­воль­но от­ни­мал на­след­ст­вен­ные име­ния и долж­но­сти у сво­их про­тив­ни­ков и на­гра­ж­дал ими чле­нов сво­ей пар­тии (ак­ты кавк. ар­хеогр. ком. т. I, №№367 и 368). Сре­ди кня­зей под­го­тов­ля­лось хо­да­тай­ст­во о на­зна­че­нии Да­ви­да ца­рем (там же, №369. Ра­порт Ла­за­ре­ва Кнор­рин­гу от 24 мар­та 1801 г.).

При­езд Кнор­рин­га в Гру­зию и уч­ре­ж­де­ние вре­мен­но­го пра­ви­тель­ст­ва под пред­се­да­тель­ст­вом Ла­за­ре­ва по­ко­ле­ба­ли чес­то­лю­би­вые на­де­ж­ды ца­ре­ви­ча. «Че­ты­ре плу­та и один ду­рак пра­вят всею здеш­ней зем­лею – пи­сал он с до­са­дой од­но­му из сво­их при­вер­жен­цев – еже­ли до сен­тяб­ря бу­дет так и по­сле гу­бер­ния ос­та­нет­ся, де­ло веч­но ис­пор­тит­ся. Не­пре­мен­но на­пи­ши Ива­ну, что­бы сме­ни­ли со­бачь­е­го сы­на» (там же, №372. Упо­ми­нае­мый в этом пись­ме Иван был бра­том Да­ви­да, ца­ре­вич Ио­анн, на­хо­див­ший­ся то­гда в Пе­тер­бур­ге).

Не мень­шая до­са­да на не­уда­чу про­гля­ды­ва­ет и в пись­ме Да­ви­да к Ни­ко­лаю Они­ко­ву, на­хо­див­ше­му­ся при ца­ре­ви­чах в Пе­тер­бур­ге: «те­перь вам из­вест­но, что Кнор­ринг при­был сю­да и тот­час ме­ня от­ре­шил от всех дел, а Ла­за­рев вы­брал че­ты­рех плу­тов и оп­ре­де­лил их в гру­зин­ское пра­ви­тель­ст­во. Де­ла всуе они от­прав­ля­ют, а я ни в ка­кое де­ло не вме­ши­ва­юсь. Спи­те, или что вам сде­ла­лось, что вы не ста­рае­тесь? Или ра­бо­тай­те и ста­рай­тесь, что­бы до ко­ро­на­ции кон­чи­лось все де­ло и ут­вер­ди­те цар­ст­во на­ше, или дай­те мне спра­вед­ли­вый знак, что­бы я не об­на­де­жи­вал­ся. Те­перь есть слу­чай по­ка­зать усер­дие; сколь­ко мож­но по­ста­рай­тесь при брать­ях мо­их; сверх же это­го по­ста­рай­тесь уз­нать, что от­ку­да про­ис­хо­ди­ло, что ме­ня от всех дел от­ре­ши­ли».

Им­пе­ра­то­ра Алек­сан­д­ра Пер­во­го ин­те­ре­со­ва­ло, «на соб­ст­вен­ном ли убе­ж­де­нии не­об­хо­ди­мо­сти и поль­зы ос­но­ва­но бы­ло пре­кло­не­ние цар­ст­ва гру­зин­ско­го под рос­сий­скую дер­жа­ву, и еди­но­душ­но ли на­род гру­зин­ский при­знал по­сту­пок этот се­бе в спа­се­ние». Фо­то: WORLDPRESS

Ма­ни­фест им­пе­ра­то­ра Алек­сан­д­ра Пер­во­го 12 сен­тяб­ря 1801 г. сде­лал­ся из­вест­ным ца­ре­ви­чу Да­ви­ду рань­ше, чем он был объ­яв­лен в Гру­зии. Ца­ре­вич Ио­анн пре­про­во­дил его к бра­ту с со­ве­том по­спе­шить со­брать под­пи­си от всех чле­нов гру­зин­ско­го цар­ско­го до­ма и не­ко­то­рых кня­зей о же­ла­нии их иметь ца­рем Да­ви­да Ге­ор­гие­ви­ча (все­под­дан­ней­ший ра­порт Кнор­рин­га от 16 де­каб­ря 1801 г., ак­ты кавк. ар­хеогр. ком. т. I, №374).

По­пыт­ка эта не име­ла ни­ка­ких по­след­ст­вий. По­жа­ло­ва­ние ор­де­на Алек­сан­д­ра Нев­ско­го не мог­ло воз­на­гра­дить ца­ре­ви­ча Да­ви­да за уте­рю на­де­ж­ды на дос­ти­же­ние вер­хов­ной вла­сти в Гру­зии и он по­дал про­ше­ние об уволь­не­нии его от служ­бы, в ко­то­рой чис­лил­ся по чи­ну ге­не­рал-лей­те­нан­та (то­же от 5 фев­ра­ля 1802 г. Там же, №373. От­став­ка ца­ре­ви­ча Да­ви­да не бы­ла при­ня­та го­су­да­рем. Ца­ре­вич скон­чал­ся в Пе­тер­бур­ге 13 мая 1819 г. в зва­нии се­на­то­ра).

Гру­зин­ские по­слан­ни­ки – кня­зья Па­ва­лан­дов и Ава­лов при­бы­ли в Пе­тер­бург уже по­сле кон­чи­ны им­пе­ра­то­ра Пав­ла. В ап­ре­ле 1801 г. они по­да­ли в ми­ни­стер­ст­во но­ту, в ко­то­рой от име­ни гру­зин­ско­го на­ро­да, доб­ро­воль­но при­знав­ше­го власть им­пе­ра­то­ра, про­си­ли о на­зна­че­нии од­но­го из ца­ре­ви­чей им­пе­ра­тор­ским на­ме­ст­ни­ком Гру­зии с ти­ту­лом ца­ря; ли­цо это управ­ля­ло бы стра­ной ис­клю­чи­тель­но по вы­со­чай­ше на­чер­тан­ным за­ко­нам, со­вме­ст­но с од­ним из рос­сий­ских вель­мож, без со­гла­сия ко­то­ро­го не де­ла­лось бы ни­ка­ко­го рас­по­ря­же­ния (П.Г. Бут­ков. Ма­те­риа­лы и пр., II. 473, III. 471).

По­слан­ни­ки, за­быв о про­ис­ше­ст­ви­ях, по­сле­до­вав­ших по­сле смер­ти Ге­ор­гия XII, в сущ­но­сти, толь­ко по­вто­ри­ли в сво­ей но­те же­ла­ние по­кой­но­го ца­ря, вы­ра­жен­ное им при пер­во­на­чаль­ном хо­да­тай­ст­ве о при­ня­тии его в рус­ское под­дан­ст­во. Под «од­ним из ца­ре­ви­чей» под­ра­зу­ме­вал­ся, ко­неч­но, Да­вид Ге­ор­гие­вич: бу­ду­чи при­знан­ным на­след­ни­ком гру­зин­ско­го пре­сто­ла им­пе­ра­то­ром Пав­лом, он один имел пра­во на ти­тул ца­ря, хо­тя бы и но­ми­наль­но­го, ес­ли бы про­ше­ние по­слан­ни­ков бы­ло ис­пол­не­но. Во вре­мя не­оп­ре­де­лен­но­го по­ло­же­ния Гру­зии, по­ка не по­сле­до­ва­ло окон­ча­тель­но­го ре­ше­ния им­пе­ра­то­ра Алек­сан­д­ра о ее судь­бе, ца­ре­вич Да­вид, дей­ст­ви­тель­но ус­пел при­сво­ить се­бе, с мол­ча­ли­во­го со­гла­сия ме­ст­но­го рус­ско­го на­чаль­ст­ва, поч­ти цар­скую власть в Гру­зии.

Им­пе­ра­тор Алек­сандр не сра­зу и толь­ко по­сле зре­ло­го и все­сто­рон­не­го об­су­ж­де­ния со­гла­сил­ся при­знать из­дан­ный им­пе­ра­то­ром Пав­лом акт при­сое­ди­не­ния Гру­зин­ско­го цар­ст­ва. Он пе­ре­дал во­прос на об­су­ж­де­ние вновь уч­ре­ж­ден­но­го Го­су­дар­ст­вен­но­го со­ве­та, ко­то­рый при­знал по­лез­ным при­об­ре­те­ние Гру­зии как в ин­те­ре­сах ее жи­те­лей, так и для спо­кой­ст­вия соб­ст­вен­ных гра­ниц Рос­сии. Го­су­дарь, од­на­ко, не ут­вер­дил это­го по­ста­нов­ле­ния и вто­рич­но по­ру­чил со­ве­ту рас­смот­реть де­ло. В жур­на­ле за­се­да­ния 15 ап­ре­ля 1801 г. за­пи­са­но: «в Го­су­дар­ст­вен­ном со­ве­те при­сту­пи­ли па­ки к рас­су­ж­де­нию по де­лам гру­зин­ским, по ко­им пред­ло­же­но бы­ло вто­рич­но ге­не­ра­л-про­ку­ро­ром Бек­ле­шо­вым о край­нем от­вра­ще­нии Его Им­пе­ра­тор­ско­го Ве­ли­че­ст­ва при­нять это цар­ст­во в под­дан­ст­во Рос­сии, по­чи­тая не­спра­вед­ли­вым при­свое­ние чу­жой зем­ли (Го­су­дар­ст­вен­ный со­вет 1801-1901. Со­став­ле­но в Го­су­дар­ст­вен­ной кан­це­ля­рии. – С.-Петербург 1901, стр. 10 и 11).

Не­смот­ря на та­кое ре­ши­тель­ное за­яв­ле­ние ге­не­ра­л-про­ку­ро­ра, Го­су­дар­ст­вен­ный со­вет ос­тал­ся при преж­нем мне­нии. То­гда им­пе­ра­тор Алек­сандр ре­ск­рип­том от 19 ап­ре­ля 1801 г. (ак­ты кавк. ар­хеогр. ком. т. I, №534) по­ве­лел ге­не­ра­лу Кнор­рин­гу от­пра­вить­ся в Гру­зию и лич­но удо­сто­ве­рить­ся, на­сколь­ко ис­крен­не и доб­ро­воль­но же­ла­ние жи­те­лей этой стра­ны всту­пить в рус­ское под­дан­ст­во.

«По вос­ше­ст­вии на­шем на пре­стол – ска­за­но в этом ак­те дра­го­цен­ном для ха­рак­те­ри­сти­ки мне­ний им­пе­ра­то­ра Алек­сан­д­ра в пер­вые го­ды его цар­ст­во­ва­ния – мы на­шли, что цар­ст­во гру­зин­ское по всем го­су­дар­ст­вен­ным ак­там при­сое­ди­не­но уже к им­пе­рии и в сем ка­че­ст­ве объ­ем­ле­мо всею свя­то­стью учи­нен­ной нам от всех на­ших вер­ных под­дан­ных при­ся­ги. В та­ко­вом по­ло­же­нии дел и при об­ле­жа­щей стра­ну сию на­шей во­ин­ской си­ле мог­ли бы счи­тать власть на­шу в ней не­по­ко­ле­би­мо ут­вер­жден­ною; тем бо­лее, что по до­шед­шим до нас пред­ва­ри­тель­ным све­де­ни­ям удо­сто­ве­ре­ны мы, что же­ла­ния и пол­но­мо­чия воз­вра­тив­ших­ся упол­но­мо­чен­ных с при­ня­ты­ми ме­ра­ми со­вер­шен­но со­об­раз­ны. Не скро­ем мы так­же от вас, что дос­то­ин­ст­во им­пе­рии, безо­пас­ность на­ших гра­ниц, ви­ды Пор­ты От­то­ман­ской, по­ку­ше­ние и про­ры­вы гор­ских на­ро­дов, все ува­же­ния соб­ст­вен­ных Рос­сии поль­зе от дав­них вре­мен за­став­ля­ли пра­ви­тель­ст­во по­мыш­лять о сем про­ис­ше­ст­вии и же­лать его со­бы­тия. Из­ме­ряя су­ще­ст­во его един­ст­вен­ны­ми на­ши­ми вы­го­да­ми, мы не мо­жем при­знать всей их си­лы; но поль­зам царств зем­ны в пра­ви­лах веч­ных пре­дус­тав­ле­на дру­гая ме­ра, еди­ная ис­тин­ная и не­пре­лож­ная – спра­вед­ли­вость к об­ще­на­род­но­му пра­ву. Во всех внут­рен­них и внеш­них де­лах на­ших по­ло­жив се­бе сию ис­ти­ну в не­под­виж­ное ос­но­ва­ние, вслед­ст­вие то­го и при на­стоя­щих рас­по­ло­же­ния о Гру­зии, же­ла­ем мы пре­ж­де все­го удо­сто­ве­рить­ся: пер­вое, дей­ст­ви­тель­но ли внут­рен­нее по­ло­же­ние сей стра­ны та­ко­во, что с еди­ны­ми си­ла­ми свои­ми не мо­жет она ни про­ти­во­сто­ять вла­сто­лю­би­вым пре­тен­зи­ям Пер­сии, ни от­ра­зить на­бе­ги об­ле­жа­щих ее гор­ских на­ро­дов, ни по­ту­шить внут­рен­ней вра­ж­ды, меж­до­усоб­ною вой­ною ей гро­зя­щей; что ос­та­вить ее цар­ст­вом от­дель­ны­ми са­мо­быт­ным на про­из­вол судь­бы бы­ло бы не­свой­ст­вен­но ни ве­ли­че­ст­ву им­пе­рии, из­древ­ле ей по­кро­ви­тель­ст­вую­щей, ни на­ше­му ве­ли­ко­ду­шию; вто­рое, на соб­ст­вен­ном ли убе­ж­де­нии не­об­хо­ди­мо­сти и оте­че­ст­вен­ной поль­зы ос­но­ва­но бы­ло пре­кло­не­ние цар­ст­ва се­го под рос­сий­скую дер­жа­ву, и еди­но­душ­но ли все ве­ли­кие со­стоя­ния и на­род при­зна­ли по­сту­пок сей се­бе в спа­се­ние, или, ув­ле­кае­мы пред­при­им­чи­во­стью из­вест­но­го ро­да лю­дей, ус­ту­пи­ли они стра­ху за­мы­слов и по­сто­рон­ним вну­ше­ни­ям бо­лее, не­же­ли ис­тин­но­му соз­на­нию поль­зе сво­их. Воз­ла­гаю на вас со­брать на са­мом мес­те все сии удо­сто­ве­ре­ния, мы не­со­мнен­но на­де­ем­ся, что, быв про­ник­ну­ты­ми на­ча­ла­ми нас в сем де­ле ру­ко­во­дя­щи­ми, вы взой­де­те к са­мым пер­вым его ис­точ­ни­кам, взве­си­те си­лу цар­ст­ва и срав­ни­те ее с про­ти­во­дей­ст­ви­ем внеш­ним и внут­рен­ним, вник­ни­те в ис­тин­ное рас­по­ло­же­ние ума на­род­но­го, уз­нае­те ну­ж­ды его и след­ст­вия сих нужд в его же­ла­ни­ях, на­ко­нец, удо­сто­верь­тесь – ис­крен­не ли убе­ж­де­ны они и пре­бы­ва­ют в том мне­нии, что при­ня­тие их под рос­сий­скую дер­жа­ву есть един­ст­вен­ное сред­ст­во к их спа­се­нию; и то­гда, по удо­сто­ве­ре­нию се­му, зай­ме­тесь вы при­мер­ным по­ло­же­ни­ем для об­ра­зо­ва­ния бу­ду­ще­го в стра­не сей управ­ле­ния. Вы бу­де­те при сем иметь в ви­ду, что не для Рос­сии при­сое­ди­ня­ет­ся сей на­род к им­пе­рии, но соб­ст­вен­но для не­го; что не на­ших поль­зе мы в сем ищем, но един­ст­вен­но его по­коя и безо­пас­но­сти, а по­то­му в по­ло­же­ния ва­ших об управ­ле­нии его не ос­та­ви­те во ува­же­ния прав его, со­об­ра­зить­ся с пра­ва­ми, обы­чая­ми и умо­на­чер­та­ния­ми, сло­вом, вы бу­де­те взи­рать на стра­ну сию не так, как на стра­ну по­лез­ных для нас при­об­ре­те­ний, но как на на­род, взы­скав­ший при­сое­ди­нить­ся к им­пе­рии для соб­ст­вен­но­го его сча­стья, да­бы в не­дре ее об­рес­ти ко­нец не­сча­сти­ям, его обу­ре­вав­шим».

Про­дол­же­ние сле­ду­ет.

Показать источник
Автор: К печати материал подготовил Анатолий Куликов
Просмотров: 7370

Комментарии к статье (1)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2021 Сегодня < Окт >
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама