Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама
Продуктовые магазины Набережные Челны.

Подразделения специального назначения
Отправить другу

Аргентинские страсти российского спецназа

Люди возвратились на Родину, на них страшно было смотреть. После скитаний в джунглях тренированные тела офицеров превратились в сплошные кровоточащие язвы.

По сложности супертренинг на выживание в условиях тропических джунглей, проведенный российскими спецназовцами внутренних войск, МЧС, СОБРа и ВДВ, заткнул за пояс даже изнуряющий переход по пустыне Сахаре, который они выдержали прошлой осенью. «Если в Тунисе нас преследовала лишь испепеляющая жара и жажда, то в Амазонии к ним добавилась высокая влажность и постоянная опасность нарваться на ядовитую гадину», — рассказывает участник событий Дмитрий Череменцов. Возглавил поход в экзотические дали знаменитый польский путешественник Яцек Палкевич, основавший первую в Европе школу выживания.

Справедливые рекомендации медиков — в первые дни пребывания в тропиках избегать чрезмерных физических нагрузок, больше спать, меньше двигаться — показались спецназу роскошью. Они не вписывались в стиль работы антитеррористических подразделений, которые должны уметь действовать в любое время, в каком угодно месте и справляться с задачей в максимально короткий срок.

 

Уже на следующий день, стоило военным после девятичасового перелета добраться до индейской деревни — окраины цивилизации, отряд двинулся в самое чрево Амазонии. Уходили вверх по реке на огромном бонго — индейском челне, выдолбленном из цельного дерева. Двое суток на моторах. День шли против течения на веслах и еще двое суток на плотах, сплетенных из легких пород деревьев и лиан.

Час за часом, углубляясь в заповедные места, люди явственнее осознавали бешеную мощь дикой природы. Даже огромные валуны, вздымающиеся из бурой воды, оказались бессильны выдержать ее упорную силу и, разодранные корнями растений, возвышались, словно страшное предупреждение...

Чудовищная влажность и температура, близкая к сорока, очень напоминали гигантскую пароварку. Самая пустяшная ссадина начинала гнить прямо на глазах и уже через несколько часов превращалась в болезненную рану. Промыть ее в реке — дополнительная опасность. Пираньи — безжалостные бестии тропиков, взбудораженные запахом крови, нападают тысячными стаями и за сорок секунд оставляют от раненого быка жалкий скелет. Раз почти у самого носа путешественников сантиметров на двадцать из воды высунула плоскую морду анаконда, окинув сидящих в лодке людей немигающим мутным взглядом, здоровенный удав снова скрылся в реке.

Пожалуй, самые близкие синонимы к слову «джунгли» — стремительность и опасность. Ночь сваливалась, как черный беспросветный занавес. Ни зги не видно. На обустройство лагеря уходило по нескольку часов. Его разбивали обязательно на склоне, чтобы дождевые воды имели спасительный сток. Поверх гамаков — тенты и москитные сетки. Сырость исключала использование удобных, но бесполезных при большой влажности спальных мешков. Всю растительность в радиусе пятидесяти метров надо было вырубать и даже в самую дождливую ночь поддерживать постоянный огонь.

Трущобы, в которые забрались российские спецназовцы, совершенно дикие и жуткие — расположены в четырех градусах от экватора. Российские военные стали первыми европейцами, которые вышли оттуда живыми. Индейцы, и те не рискуют заходить так далеко. Необходимые для пропитания плоды они предпочитают выращивать на огородах. Дети сельвы знают, что мать добра и сурова одновременно. Она дает жизнь и способна отнять ее. Индеец не войдет в джунгли, не совершив ритуального моления, и никогда не бросит в лесу даже соринку. Эти невысокие человечки, ростом не выше полутора метров, умеющие считать только до четырех, помнят то, что забыли обремененные цивилизацией континенты: природа — единый живой организм, способный карать за неуважение!

Сельва — не рай на земле. Воображение рисует ее, наполненную яркими лучами, ослепительно-зеленой растительностью и божественным благоуханием цветов. На самом деле она встретила отряд серым мраком и неперешибаемой вонью тухлятины. Солнечные лучи вообще не пробивались сквозь листву колоссов-деревьев, достигающих тридцатиметровой высоты, и сколько бы ни шли, взору представали темные и бурые цвета.

Джунгли огромны, но тем не менее душат человека ощущением замкнутого пространства. Лианы, папоротники, деревья сужают мир до размеров овчинки, чтобы сделать шаг, его надо отвоевать с помощью мачете. За световой день в сельве человеку реально пройти не больше трех километров. На второй день пути спецназовцы устали до судорог в ногах, но выдержали шесть с половиной!

Военные медики, дабы облегчить участь смельчаков, снабдили их замечательным набором витаминов, но увы... Попробовать их не удалось ни разу. На тропической жаре ампулы полопались уже в первые сутки. Силы восстанавливали, добавляя в воду порошковую аскорбинку. Хлорохин и полудрин спасали от малярии. По тридцать граммов чистого спирта для снятия стресса и дезинфекции организма выпивали вечером на привале.

Впрочем, физические нагрузки оказались не самым сложным испытанием, к ним спецназовцы привыкли дома. До печенок пробирало другое...
Рассказывает Дмитрий Череменцов:

— Трудно освоиться психологически. В джунглях безумное, не передаваемое словами разноголосье. В общий непонятный хор слились похожие на звон колокольчиков песни чудных оранжево-коричневых лягушек, визг обезьян, звериный ор, монотонное жужжание оводов, крики птиц. Особенно достала одна: ревела — один к одному бензопила «Дружба», не затыкалась мерзопакостная тварь даже ночью. Духота, явный дефицит кислорода, этот чертов концерт создавали впечатление, что мы оказались минимум в дурдоме. На привале был момент: мне почудилось, будто совсем рядом слышны голоса и гремит музыкой... дискотека. Оказалось — попросту журчит ручей.

Сезон дождей начался уже две недели назад. Сказать, что лило как из ведра — значит не сказать вообще ничего. Тропический ливень не начинался, он обрушивался из небесной дыры, как нечто неописуемое, и стоял сплошной стеной часами, сутками. Уровень воды в руслах поднимался на два-три метра, но стоило ливню прекратиться, реки мелели, словно начинали работать тысячи мощнейших помп. Походные мешки, которые весили килограммов 19-20, сразу же вобрали в себя уйму влаги и стали тяжелее чуть ли не вдвое. Желая срезать дорогу и сэкономить время, отряд двинулся по фарватеру небольшой речушки, но вода спала раньше, чем бонго с людьми дошел к месту назначения. Метров пятьсот двухтонную лодку тащили волоком, на самом мелководье — с помощью обрубленных стволов деревьев, как на катках.

Основная цель, ради которой офицеры антитеррористических и поисково-спасательных подразделений России оказались в амазонских джунглях, заключалась в получении бесценных практических навыков действий в экстремальных условиях: рассчитать время переходов, организовать ночлег, сориентироваться на местности — можно перечислять десятки нюансов, от которых в конечном итоге зависит жизнь и выполнение задачи.

В течение полного дня спецназовцы провели учения по спасению заложников. Составлял боевой расчет и планировал учебную операцию офицер Главного командования внутренних войск Дмитрий Череменцов.

Действия в сельве значительно осложнялись отвратительной видимостью. От сырой земли поднималось настолько густое испарение, что впереди идущего не было видно уже на расстоянии нескольких шагов. Лиственный перегной, устилающий лес, за минуты превращался в непролазную хлябь, скрывающую корни деревьев, осложняя и без того нелегкую задачу спецназа. Разумеется, применение гранатометов, длинноствольного стрелкового вооружения и гранат исключено.

«Воевали» в обыкновенном отечественном хэбэшном камуфляже. Фирменную «дизелевскую» брезентовку сменили еще в начале пути, от тропического ливня плотная ткань все равно не спасала, а намокнув, стояла колом и долго сохла.

Кстати, военная форма в джунглях не удивляет даже индейцев. Дело в том, что на границе Венесуэлы и Колумбии находятся так называемая «красная зона». На дорогах и по руслам рек выставлены блокпосты. Военные имеют право без объяснений задерживать подозрительных лиц. Данные меры оправданны активностью колумбийских наркодельцов, через Венесуэлу кокаин переправляют в Европу. Силы правопорядка легко отличить по камуфляжу и краповому берету, аналогичному тому, который носит спецназ внутренних войск России.

В джунгли военные уходили без оружия, только мачете и ножи. В число лишних безделушек попали даже часы. Время определяли по солнцу. Для ориентировки — только компас. Для пущей надежности считали паршаги (два шага, примерно равняется полутора метрам), оставляли зарубки на деревьях и старались далеко не отходить от лесных ручьев, которые, сколько бы ни петляли по чаще, рано или поздно выведут к большой реке.

Воду и еду добывали во время пути, запаса не делали даже на крайний случай. Пили из ручьев, учились распознавать лианы, содержащие животворную влагу. Питались плодовыми подношениями джунглей, в меню также входило мясо длинноносых кайманов, черепах мараккоя, боа и пекарей — разновидности кабана. В котел к проголодавшимся спецназовцам попал и самый ядовитый гад этих мест — коралловая змея.

Когда участников перехода тянуло на деликатесы, они начинали увлекательную охоту за тарантулами. Сначала паука надо тростинкой выманить из норы, потом — ловко схватить. Мало того, что его укус в десять раз опаснее жала смертоносной змеи, в момент опасности гадина начинает мандражировать, и с щетинок, расположенных поверх брюшка, разлетается пыльца, которая, попадая на кожу человека, вызывает нестерпимый зуд и может привести к потере зрения, если поразит слизистую глаза. Поэтому хватать паука целесообразно, накрыв его широким листом какого-нибудь растения типа лопуха. Награда смельчаку — вкуснейшие лапки. Брюшко, где расположены железы паука, индейцы рекомендовали обязательно класть обратно в нору. Иначе, по их утверждению, все тарантулы сельвы пойдут по следу людей.

Куда безопаснее иметь дело с крокодилом. К тому же у него приятное белоснежное мясо со сладковатым привкусом, добавить в суп немного тапиоки и клубней маниоки — отличное блюдо! Особенно если крокодил небольшой, метров до двух.

Казалось, джунгли привыкли к присутствию человека и не обращали на него никакого внимания. Иллюзия была недолгой. Брели по колено в воде, когда из-под ноги руководителя отряда взвился почти трехметровый бооконструктор, скрывавшийся под одеялом из опавшей и перегнивающей листвы. По счастью, удав обхватил железными кольцами не человека, а рядом стоящую пальму. Палкевич — путешественник со стажем, подобные приключения ему не внове — тут же схватил змея, но немного неудачно. Бооконструктор извернулся и ужалил человека в руку. И школьнику известно, что укус удава не смертельный, однако, как выяснилось, очень болезненный. Рука вспухла и ныла несколько дней. Удава до следующего привала тащили на руках, там же и съели, обнаружив, что съедобного в нем мало, нутро жесткое и попахивает рыбой.

Индейцы несколько позже поведали легенду, что когда-то в этих местах обитала огромная анаконда, которая охотилась на людей и наводила ужас на целые селения, но прошло много лет, как ее не видели. До сих пор водится девятиметровая мелочевка, но питается преимущественно обезьянами.

Неизменно питается человечиной (участники экспедиции в полной мере это прочувствовали на себе) страшный, беспощадный «зверь» ... москит. Полчища этих изуверов преследовали людей и истязали, не зная устали, не различая дня и ночи. Расчесывая место укуса, спецназовцы превращали свое тело в огромную саднящую рану. Бинты и вата моментально раскисали. На выручку пришла русская смекалка. Места укусов приспособились обрабатывать... клеем БФ-6. И дезинфекция, и защита от грязи — разом!

Сейчас скитание в чреве дикой природы участники экспедиции вспоминают как страшный, однако жутко интересный сон, в который непременно хочется вернуться. Ибо в нем можно оторваться от нашей реальности и отведать банан, который по вкусу не отличишь от картошки, выращенной где-нибудь под Рязанью, или полакомиться десятком сортов ананаса.

Российскому спецназу еще предстоит длинная дорога. Впереди одна из африканских стран, совмещающая все «прелести» — пустыню, тропический лес и высокогорье.

Удачи в пути!

Показать источник
Автор: Альберт Истомин, фото Андрея Голованова
Просмотров: 1643

Комментарии к статье (1)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Мар >
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама