Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Стратегия
Отправить другу

Американская ПРО в треугольнике с четырьмя углами

Следуя доктрине "Joint Vision 2010", провозглашающей глобальное доминирование США в регионах и определяющей Китай в качестве основной потенциальной угрозы США, американцы настойчиво наращивают усилия по построению системы ПРО. Очевидно, что они считают новую систему противоракетной обороны своего рода зонтиком, позволяющим проводить "гуманитарные интервенции" в системе складывающегося "нового мирового порядка".

Для начала попробуем разобраться, что такое ПРО в понимании американцев - без этого обсуждение "тихоокеанской проблемы" вряд ли будет удачным. Системы нижнего уровня (ПРО-Н) являются атмосферными, охраняют небольшой район от ракет с дальностью до 1400 км и предназначены для защиты территории и прикрытия войск. Эти системы в настоящее время представлены ЗРС PAC-3 (Patriot Advanced Capability 3) трех конфигураций. В первой и второй PAC-3 отличаются только более совершенными системами управления. PAC-3 третьей конфигурации будет иметь новую ракету-перехватчик, оптимизированную для уничтожения баллистических ракет. Ее планируют ввести в строй примерно в конце 2001 г. Комплексы PAC-2 и PAC-3 могут выполнять роль как систем ПВО, так и систем ПРО. США планирует развернуть смешанный парк PAC-2 и PAC-3 для повышения эффективности системы ПВО и снижения стоимости системы ПРО.

Помимо сухопутного варианта есть корабельная модификация ПРО-Н. Как отмечают специалисты, это будет система PAC-3, размещенная на кораблях с системой Aegis, только с большей площадью прикрытия. В составе системы будут использоваться ракета-перехватчик Blok 4-А, система управления огнем Aegis и радар SPY. Ввод в строй ожидается в 2003 г. На перехватчике планируется использовать осколочно-фугасную БЧ.

Системы верхнего уровня (ПРО-В) являются внеатмосферными, защищают значительно большую территорию, чем ПРО-Н. В них применяется другая ракета-перехватчик, поражать ракеты на дальности до 4-5 тыс. км. До сего времени, в силу ограничений Договора по ПРО, эти системы испытывались только против ракет с дальностью до 3,5 тыс км.

Одним из видов ПРО-В является THAAD. Это внеатмосферная система сухопутного базирования, способная частично выполнять задачи по перехвату ракет ближнего радиуса действия, действующих в атмосфере. Система находится в разработке и, как ожидается, будет введена в строй в 2007 г.

Морская версия ПРО-В - NTW - существует в двух вариантах. В первой модификации используется ракета Standard 3 Block 1, и она может поступить в войска в 2007-08 г.г. Во втором варианте применяется ЗУР Block 2, которое по своим возможностям превосходит Block 1 в два раза и в состоянии поражать большинство тактических ракет на внеатмосферном участке. Ввод в строй ожидается в 2010-12 г.г. Перехватчик предназначен для действий вне атмосферной зоны, поэтому не способен поражать ракеты с радиусом действия до 600 км.

Системы национальной противоракетной обороны (НПРО) рассматриваются в нескольких вариантах базирования. В первом компоненты НПРО морского базирования расположены на кораблях и отличны от используемых в системе NTW. Корабли, вооруженные перехватчиками и оснащенные небольшими РЛС, будут способны перехватывать межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) на участке снижения, или на середине траектории. Другие варианты сходны с NTW и, по мнению тех же специалистов, не могут рассматриваться как принципиально новые. Ввод в строй элементов системы НПРО морского базирования вероятен до 2015 г.

Рассматривались также способы перехвата ракет на этапе разгона. Один из них предусматривает размещение боевого лазера на самолете (Air-born Laser - ABL). Проект разработан ВВС США независимо от руководства программы ПРО. Носитель Boeing 747 при возникновении опасности ракетной атаки должен патрулировать вблизи границ страны возможного пуска ракет. Считается, что это позволит лазеру поражать ракету на взлете. Специалисты довольно скептически оценивают эффективность такой системы, указывая на необходимость сильного авиационного прикрытия самолета-носителя.

В качестве другого варианта руководство программы ПРО рассматривает системы ракетного перехвата на участке разгона (Boost-Phase Intercept - BPI) МБР. Специалисты отмечают техническую сложность осуществления этой концепции. В частности, понадобятся более скоростные перехватчики, принципиально новые системы датчиков, способных распознавать цель с работающим двигателем. Кроме того, требуется значительно повысить возможности системы раннего предупреждения о пуске ракет для того, чтобы быстро уничтожить стартующую МБР и избежать ошибочного поражения ракет-носителей.

Все это также требует размещения средств слежения и разработки новых программных средств управления боем, что нарушит Договор по ПРО. К тому же, для перехвата ракет, стартующих с территории Северной Кореи, потребуется размещать перехватчики на территории восточной части России (размещение в северной части Японии вполне вероятно, но это потребует решения некоторых технических проблем). Предложения по варианту морского базирования также подвергается сомнениям в силу того, что использование кораблей с системой Aegis невозможно. Новые перехватчики будут иметь большие размеры и высокую скорость разгона. Переоборудование крейсеров класса Aegis потребует таких средств, что проще будет разработать и построить новые корабли. В "морском" проекте есть много других проблем, решение которых в настоящий момент невозможно.

Американцы считают, что после размещения ПРО-Н и ПРО-В различных конфигураций и вариантов получится многоуровневая система обороны в атмосфере и вне атмосферы. (Системы НПРО, в силу неопределенности конфигурации, в состав структуры ВКО не включались и не рассматривались). При этом образуется так называемый "зонтик", прикрывающий определенный район. Размещение обеих систем обусловлено тем, что ПРО-Н не способны выполнять задачи по перехвату ракет дальнего, а ПРО-В - ближнего радиуса действия. Кроме того, ПРО-Н и ПРО-В могут действовать как самостоятельно, так и в составе общих сил. Конструктивные особенности систем позволяют использовать элементы космического базирования для расширения возможностей ПРО в целом.

Для оценки политических аспектов развертывания систем ПРО Фонд Стэнли (Stanley Foundation) совместно с Национальным университетом обороны (National Defence University) и институтом Монтерей (Monterey Institute) провели серию конференций. Они проводились в три этапа. В ноябре 2000 г. встречались только американские эксперты. На двух других раутах, которые проводились в декабре того же года, американцы обсуждали проблемы, соответственно, с китайскими и японскими специалистами.

Конференции имели две задачи. Первая - сделать возможным обмен мнениями между специалистами, аналитиками и экспертами в области безопасности. Вторая связана с сопряжением аспектов размещения систем ПРО с концепцией системы безопасности в Восточной Азии. Оценки результатов этих встреч в основном базируются на мнении американских экспертов. В частности, они отметили нечеткость представлений о структуре НПРО и предположили, что простейшие варианты этой системы, возможно, будут разработаны к 2015 г.

Японский узел

Рассматривая мотивацию стран тихоокеанского региона, американские эксперты отмечали, что Япония больше всего озабочена опасностью со стороны Северной Кореи. Ракетная угроза со стороны Китая японскими специалистами рассматривается как второстепенная и отдаленная. На отношение Японии к проблеме ПРО заметно влияют внутренние политические факторы, в частности, взгляды военного руководства страны, существующие ограничения в военной сфере, общественное мнение. Отмечалось также, что размещение ПРО ТВД рассматривается как средство укрепления связей между США и Японией.

Участники конференций согласились с тем, что Япония встретилась с рядом сложностей в нескольких сферах: бюджетной, политической и технической. При постоянном снижении деловой активности и растущего бюджетного дефицита Японии стоимость системы окажет значительное влияние на принятие решения о переходе от исследований к разработке, от разработки к развертыванию.

В политической сфере ПРО ТВД является объектом бюрократических схваток. МИД и Управление национальной обороны Японии выступают за развертывание ПРО ТВД верхнего уровня, тогда как ВВС Сил Самообороны - за размещение ЗРС PAC-3, рассматривая их как основу ПВО и ПРО страны. Кроме того, часть ответственных работников министерств проявляет скептицизм в отношении эффективности и стоимости предлагаемых систем, поэтому некоторые из них прохладно относятся к участию Японии в развертывании ПРО ТВД. Дело в том, что на обеспечение этого процесса должна пойти заметная сумма из ограниченного военного бюджета.

Другие политические деятели выражают озабоченность тем, что развертывание таких высокотехнологичных, интегрированных систем тесно привяжет Японию к США, и ей придется участвовать в войне, если ее будут вести США. В противовес им выступает группа политиков, считающих участие Японии в этом проекте важным. По их мнению, это окажет благотворное влияние на экономику и обеспечит безопасность страны. Как отметили американские эксперты, большая часть политиков Японии высказывает озабоченность по поводу стоимости и эффективности ПРО ТВД.

Надо сказать, что Япония не может быстро принять такое решение. Это связано с тем, что структура управления, контроля, связи и разведки страны должна быть полностью перестроена в течение ближайших 10-15 лет. В нынешнем состоянии она не соответствует требованиям, предъявляемым со стороны систем ПРО ТВД. Американские эксперты отметили, что пока рано ожидать активного участия Японии в развертывании высокотехнологичных ПРО ТВД. Пока существует лишь ее принципиальное согласие на участие в совместных исследованиях систем NTW.

Разброс мнений как нельзя лучше демонстрируют высказывания высокопоставленных официальных лиц Японии. Премьер министр Дзюньитиро Коидзуми указал, что главное отличие позиций Японии и США в отношении ПРО состоит в том, что Япония придерживается принципа ограниченной пассивной обороны, тогда как США рассматривают ПРО как систему обороны активной . Несмотря на то, что премьер выразил понимание позиции США по вопросу НПРО, он отказался от высказываний в поддержку планов ее создания.

Начальник Управления национальной обороны Японии Гэн Накатани после двусторонних переговоров в Вашингтоне также заявил: "Если Япония и решится на развертывание ПРО, то только для защиты собственной территории и будет управлять этой системой самостоятельно". Таков ответ официального руководства Японии на попытки США, используя в качестве предлога угрозу северокорейской ракетной программы, развернуть комплекс ПРО на территории страны . Такое заявления связано с тем, что в соответствии с конституцией Япония не может принимать участие в коллективных оборонительных действиях.

Китай - взгляд из Америки

По мнению некоторых экспертов, правительство Китая, ставя во главу угла развитие экономики, вынуждено рассчитывать свои силы при ответе на размещение НПРО. Китай не будет принимать дорогостоящих ответных мер, если это будет грозить экономическим спадом и социальной нестабильностью. В то же время, поскольку ВМС и ВВС довольно слабы, китайские ракетные войска являются основным средством сдерживания как Тайваня, так и Японии. Размещение же ПРО ТВД делает китайские ракеты менее опасными. Поэтому руководство Китая будет вынуждено отреагировать на это.

Американские эксперты обсудили возможную реакцию Китая при развитии событий по трем сценариям: передача ПРО ТВД США Тайваню, участие Японии в программе ПРО ТВД на кооперационных началах и развертывание НПРО. По первому варианту все специалисты отмечали важность для американо-китайских отношений исключения Тайваня из планов участия в программе ПРО ТВД. Многие из них указывали на то, что размещение ПРО ТВД вооружит Тайвань хотя и ограниченными, но возможностями перехвата ракет средней дальности континентального Китая.

На самом деле стремление правительства Тайваня получить системы ПРО ТВД продиктовано желанием снизить уровень страха общества перед ракетным ударом с континента. Другая, не менее значимая для Тайваня задача - укрепление военного сотрудничества с США. Возможные ответы со стороны Китая на передачу Тайваню ПРО ТВД специалисты оценивают как самые жесткие. Такой подход объясним тем, что Китай рассматривает передачу PAC-3 как укрепление позиций США вблизи его границы и формирование де-факто военного союза. Возможность преодоления этой системы континентальным Китаем не ставилась под сомнение. Она может быть достигнуто за счет применения ракет увеличенного радиуса действий и тактики залповых пусков.

Опасность передачи Тайваню даже отдельных компонентов ПРО ТВД состоит в том, что Китай, предпринимая ответные действия, спровоцирует стремление Тайваня получить ПРО ТВД полной конфигурации. А это однозначно вызовет крайне негативную ответную реакцию со стороны Китая. Результатом будет наращивание ракетного потенциала, разработка методов преодоления ПРО, а также развертывание ракет среднего радиуса действия и увеличение количества военных маневров. Кроме того, Китай займет обструкционистскую позицию по вопросам распространения ракетных технологий на международной арене. Он ужесточит свое отношение к корейскому вопросу и будет добиваться вывода американских войск с Корейского полуострова в случае объединения двух Корей.

Совсем другое мнение высказывали некоторые эксперты по Азии. Они утверждали, что нервная реакция Китая по вопросу ПРО ТВД - это не более чем дипломатический блеф, и что Китаю в большей степени нужна Америка, чем Америке Китай. Военные поставки США Тайваню не окажут значительного влияния на отношения стран. "Красной линией" для Китая выступает продажа Тайваню ПРО ТВД. Некоторые специалисты считают, что в этом вопросе скрыта возможность варьирования отношений с Китаем.

В конце концов, все специалисты согласились с тем, что при принятии США решения о продаже Тайваню ракетных технологий должны учитываться все варианты возможного ответа Китая. Кроме того, высказывались мнения о недопустимости принятия решения о передаче технологии до полной готовности систем. Не стоит платить высокую дипломатическую цену до обеспечения безопасности.

Практически все участники совещания отметили прямое влияние сделки по продаже PAC-3 Тайваню на участие Японии в размещении ПРО ТВД. Увеличение количества баллистических ракет среднего радиуса действия в арсенале Китая повысило военную опасность для Японии. В отношении Китая к продаже Тайваню систем PAC-3 главенствует чисто политический фактор. В отличие от этого, в вопросе размещения систем ПРО ТВД в Японии позиция Китая определяется военными и политическими факторами. Участники согласились, что у США и Японии существует возможность смягчить позицию Китая. С одной стороны, эта страна в принципе согласна с тем, что размещение ПРО ТВД необходимо для прикрытия войск США в Японии. С другой стороны, она озабочена тем, что такие системы, установленные на кораблях ВМС Японии, могут использоваться для защиты Тайваня в момент кризиса.

Некоторые эксперты достаточно скептически оценивают роль Японии в качестве основной военной угрозы для Китая. В противовес этому большинство из них считают, что системы ПРО ТВД послужат щитом, под прикрытием которого Япония приступит к разработке ядерного оружия. Могут также возникнуть опасения, что развертываемые в Японии системы ПРО ТВД станут передовыми частями американской НПРО. В этом случае ответная реакция Китая возможна в виде ускорения модернизации надводного и подводного флота для противодействия комбинации систем ПРО ТВД и НПРО.

Любая реакция Китая на развертывание НПРО будет оказывать на отношения между странами значительное влияние с долгосрочными последствиями. Наиболее вероятными китайскими ответами будет увеличение количества МБР, отступление от принятых ранее обязательств по нераспространению ракетных технологий, приостановление активного участия в процессе контроля за разоружением в мире.

Варианты и ограничения в политике США

Среди экспертов выделились две группы - сторонники администрации Буша и ратующие за более прагматический подход. США продолжают нести неоправданные потери от негативной реакции мирового сообщества на планы размещения ПРО, хотя часть систем и элементов полностью не разработаны, не прошли еще испытаний, или не развернуты.

Некоторые из участников скептически относятся к попыткам США нейтрализовать или сдержать развитие Китая в военной области. Даже если такие действия и будут предприняты, они могут окончиться провалом и оказать сильное негативное влияние на позиции США. В результате модернизация военной мощи Китая пойдет по другому пути, отношения между странами будут разрушены и останется только маленькая надежда на взаимное сближение. Все эксперты согласились, что развертывание НПРО толкнет Китай к постановке на дежурство значительно большего количества ракет, чем планировалось. Но многие не согласились с тем, что такой вариант неизбежен. Часть экспертов подчеркивали значение позиции России для выработки линии поведения Китая. Если США смогут добиться заключения какого-либо соглашения по ПРО с Россией, то Китай в этом вопросе также будет более гибок.

Пугало Северной Кореи

Для того, чтобы продвигать в зоне Тихого океана идеи размещения ПРО, США необходим символ региональной угрозы. Эту роль американцы отвели Северной Корее. И для пущей убедительности политического спектакля они используют не вполне корректные приемы.

Так, в феврале этого года администрация США предприняла действия, которые не назовешь иначе, как провокацией. В день рождения Ким Чен Ира (национальный праздник Северной Кореи) Госдепартамент выступил с заявлением, в котором назвал корейского лидера диктатором, и пообещал обращаться с ним крайне жестко.

Реакция была мгновенной: Корея провела испытания двигателя для баллистической ракеты. Затем последовало заявление Ким Чен Ира о том, что Корея намерена отказаться от моратория на создание баллистической ракеты, и что к 2005 г. эти ракеты смогут достигнуть любой точки США. Радость Госдепартамента была безмерной - угроза со стороны страны-"изгоя" налицо.

Для "подогрева" ситуации применялись и другие приемы. По договору 1994 г. США обязались построить в Северной Корее две АЭС в ответ на ее обязательство не развивать программу создания ракет с радиусом до 5 000 км. Но американцы не начали этой работы, а КНДР, в свою очередь, провела испытание ракеты "Тэпходон-1". Тут был явный перебор, и взволнованные американцы, используя разные посулы, уговорили Корею заморозить программу.

Однако уже в марте этого года Госдепартамент вновь выступил с заявлением, где в завуалированной форме говорилось о том, что Японии доверена роль "надсмотрщика" в регионе. Поскольку относятся к Японии в Северной Корее, которую островитяне оккупировали во время Второй мировой войны, неважное, реакция была быстрой и резкой: "Если американские империалисты хотят войны, наш ответ будет тысячекратно сильнее!".

Как будто нарочно для нагнетания напряженности в конце июня на территории Южной Кореи прошли войсковые маневры с участием более 400 самолетов США. Руководство Северной Кореи через агентство ЦТАК отметило, что "подобные действия нельзя расценивать иначе, как подготовку к превентивному удару по КНДР".

Чуть позже Госдепартамент США довольно странно прокомментировал факт обнаружения испытаний ракетного двигателя в Северной Корее. (Правда, неизвестно, был ли это старый или новый двигатель, потому что самолеты-разведчики зафиксировали только выжженное пятно на испытательном стенде полигона). Госдеп в основном говорил об экологических последствиях испытаний, но отмечал, что этот факт не означает выхода Кореи из моратория на разработку баллистических ракет. Такое заявление трудно расценить иначе, как поощрение Кореи в ее военных программах.

Вместе с тем, в начале июля США объявили, что готовы возобновить переговоры с Северной Корей по вопросам запуска американскими носителями северокорейских спутников. Об этом заявил заместитель Госсекретаря США Ричард Армитадж. Но он обусловил переговоры допуском американских специалистов из персонала МАГАТЭ в районы, где предполагается производство ядерного оружия. Это можно рассматривать как признак установления взаимного доверия между США и Северной Кореей. Таким образом, со стороны американцев налицо сложные дипломатические действия. Создается впечатление, что они балансирует на узком мосту, стараясь, с одной стороны, поддержать образ КНДР как "изгоя с ракетами", а с другой - не доводить дело до реальных угроз своим союзникам в регионе.

Примечательна позиция Южной Кореи по проблеме НПРО. Она резко выступает против выхода США из договора по ПРО. Население страны крайне негативно настроено против американского присутствия и действий против Северной Кореи. Южнокорейцы понимают, что баллистические ракеты дальнего радиуса у КНДР будут еще очень нескоро. А вот ракет типа "Скад" (радиус действия - 500 км) и "Нодон" (средней дальности) у северного соседа более чем достаточно. Эти ракеты даже в случае радикальной модернизации долетят только до Аляски. В ближайшем десятилетии большего, учитывая экономическое положение Северной Кореи, ожидать нельзя. Так что США в глазах Сеула выглядят потенциальным зачинщиком драки, который рассчитывает потом отсидеться под зонтиком НПРО.

Позиция Китая

Во второй серии упомянутых конференций наряду с американскими экспертами участвовали официальные лица и специалисты из Китая. Обсуждалась угроза распространения баллистических ракет в регионе и в мире в целом. Разница в подходах выявилась сразу: американцы упирали на технические вопросы, представители Китая смотрели на проблемы в комплексе.

Позиция Китая отличается от американской. Он не видит угрозы в распространении ракет как таковом, а считает это одним из факторов, оказывающих негативное влияние на ситуацию в регионе и мире. Китай считает опасным сохранение напряженности и условий, при которых создается возможность оказания давления на страны региона. Позиция США по НПРО и ПРО ТВД является для Китая ярким примером враждебности и предвзятого подхода. Китайские эксперты указывали, что возможности, имеющиеся в распоряжении американских военных в этой зоне, позволяют эффективно предотвращать запуски ракет из стран-"изгоев", например, из Северной Кореи.

Вместе с тем, представители КНР согласились с тем, что опасность ракетного столкновения в регионе возрастает по мере увеличения роста ракетного арсенала в этих странах и в мире в целом. Также подчеркивалось, что Китай заинтересован в нераспространении ракетной технологии в регионе. Некоторые китайские эксперты выражали озабоченность расширением деятельности Индии по программам развития ракетных технологий и атомных проектов. Позиция Китая основывается на положениях "Режима контроля за нераспространением ракетных технологий" и вытекающих из него обязательствах.

Активное применение ракет Ираком в войне с США подтолкнуло американцев к проведению широких исследований. Пуск Северной Кореей ракеты "Таэдонг" в августе 1998 г. стал таким же фактором. США вновь подчеркнули, что не только они обеспокоены распространением ракетных технологий и сослались на заявление Президента РФ Путина по этому поводу.

Китайские эксперты заявляли, что американцы завышают опасность ракетной программы Северной Кореи и принижают свои возможности сдерживания. Высшее руководство и эксперты КНР считают, что сдерживание должно осуществляться за счет принятия политических решений и развития отношений со странами-"изгоями". Военно-техническое решение проблемы не имеет запаса прочности и может оказать негативное влияние. США должны предпринять все усилия для улучшения связей с Северной Кореей. Это будет значительно проще, чем искать решение проблемы в военных технологиях. В качестве примера Китай приводит соглашение США с Северной Кореей по атомной программе от 1994 г. Китай озабочен наращиванием военного присутствия и использованием военной силы США. Практически все китайские эксперты считают, что американцы не откажутся от намерения развернуть ПРО, даже убедившись, что она не эффективна в сдерживании стран-"изгоев". Будут найдены "очень веские предлоги" для наращивания и усиления введенных в действие систем. Некоторые эксперты указали на то, что ПРО является прикрытием и гарантом возможности США где угодно и как угодно защищать свои интересы.

Региональный контекст проблемы

При обсуждении регионального аспекта проблемы НПРО и ПРО ТВД вновь проявилась диаметральная противоположность позиций Америки и Китая по размещению ракет, региональной стабильности и проблеме Тайваня. Американцы считают, что КНР размещает ракеты против Тайваня и тем самым провоцирует его и усиливает его устремления к независимости. Китай видит в развертывании ПРО мощную поддержку Тайваня в этом стремлении. Примером могут служить испытания американской системы ПВО "Пэтриот", которые вооруженные силы Тайваня провели в конце июня. По мнению доцента Академии национальной обороны КНР Ху Сиюаня, это всего лишь попытка нового руководства Тайваня получить больше очков в политической игре и воспрепятствовать объединению страны. Технически же эти системы не могут обеспечить Тайваню превосходства в воздухе.

Оценивая японо-американское сотрудничество в разработке ПРО ТВД, китайцы привели различные аргументы. Во-первых, они согласились, что Япония имеет право на размещение ракетных систем. Вместе с тем, они отмечали, что США втягивает Японию (и Тайвань) в осуществление своих планов. КНР озабочена тем, что японская ПРО ТВД будет использована для защиты Тайваня. В случае открытого противостояния Япония развернет системы ПРО ТВД морского базирования и нейтрализует ракетный удар с континентального Китая. Япония также может поделиться с Тайванем технической информацией по системам противоракетной обороны. Некоторые китайские эксперты высказывали мнение, что прикрытие Японией своих особенно важных центров инфраструктуры подтолкнет ее к участию в возможном конфликте КНР и Тайваня. Кроме того, это ограничивает возможность сдерживания Китаем Японии и частей США, расположенных на ее территории, от участия в конфликте.

Второй аргумент - наличие систем ПРО ТВД подтолкнет определенные силы в Японии к возрождению милитаризма. Некоторые китайские эксперты полагают, что если Япония получит подобный щит, то у нее будет и меч (наступательные виды вооружений). Другие представители Китая уверены, что будет достаточно публичного обещания Японии не применять ПРО ТВД для защиты Тайваня. Руководство Китая опасается, что развертывание ПРО ТВД означает: США считают Китай врагом. Причем Северная Корея в планах США по развертыванию систем ПРО - только предлог. И на самом деле эта система предназначена для снижения возможностей ограниченного ракетного арсенала Китая.

Эксперты привели варианты реакции Китая на развертывание ПРО. Это - увеличение количества ракет наземного базирования, развертывание мобильных МБР, создание ракет с разделяющимися боеголовками. Отмечалось, что принятие на вооружение мобильных МБР только увеличит опасность нанесения ядерного удара со стороны Америки без наличия угрозы со стороны Китая. Однако обладание такими системами позволит Китаю более определенно обозначать свою позицию в мире. Некоторые участники конференций, имеющие дипломатический опыт, считают, что настало время для переговоров по ПРО. Например, необходимо обсудить подходы к ограничению количества ракет-перехватчиков и другие параметры системы. Однако многие руководители КНР принципиально против таких переговоров. Все эксперты единодушно отметили, что жесткие заявления одной страны используется сторонниками жесткой позиции другой.

Четвертый угол - Индия

"Существует стратегическая и технологическая неизбежность изменения стратегических параметров, на которых держалась структура "холодной войны"... постепенного перехода от мира, являющегося заложником доктрины взаимного неприемлемого ущерба... Создание системы противоракетной обороны стало неизбежным". Так звучала часть заявления официального представителя МИД Индии относительно намерения новой администрации США начать процесс выхода из Договора по ПРО 1972 г. и создания масштабной стратегической ПРО страны. Заявление Индии прозвучало как поддержка планов Америки. А если к этому прибавить то, что новый посол США в Индии Роберт Блэквил призвал американское правительство отменить санкции в отношении Индии, то невольно встает вопрос: а не станет ли это государство четвертым углом в треугольнике США - Китай - Япония? И не перерастет ли этот треугольник в многоугольник новых противоречий в Юго-Восточной Азии?

Показать источник
Автор: Дмитрий Регентов
Просмотров: 1926

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня Янв >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Сотрудничество
Реклама на сайте
Реклама