Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Тарас А.Е. «Боевая машина: Руководство по самозащите»
Отправить другу

29. Что такое путь боевых искусств? (вместо заключения)

Вы часто говорите в своем журнале Путь боевых искусств,
а по существу об этом Пути как таковом - ни сло­ва!
Почему? Сами не знаете?

(Из письма читателя автору)


Говоря кратко, Путь боевых искусств - это процесс превращения обычного человека в воина. А как выразился Карлос Кастанеда, «стать воином - значит сознательно вы­работать в себе набор специфических качеств и соответству­ющее этим качествам поведение». Мас Ояма сказал по су­ществу то же самое, но иными словами: «путь боевых искусств сводится к обретению истинного смысла жизни через воин­скую практику».

Проблема Пути боевых искусств изрядно запутана тем, что, обсуждая ее, чаще всего говорят о другом. Например, начинают рассказывать о принципах «инь-ян», о пяти пер­востихиях и восьми триграммах, либо цитируют христиан­ских Отцов и Учителей Церкви. То и другое не имеет особого смысла. Не так-то просто связать даосскую натурфилософию или христианскую догматику с жестокой резней и мордобо­ем. Лучше всего это получается у тех людей, которые любят глубокомысленно рассуждать о реализации в бою принципа ненасилия, о просветленном сознании бойца, о бесовс­ких искушениях и других интересных вещах из области мис­тики.

Личное общение с некоторыми из них убедило меня в том, что к подобным рассуждениям наиболее склонны тео­ретики, никогда не вступавшие в кровавые столкновения с полупьяными субъектами, вооруженными кастетами или раз­битыми бутылками (не говоря уже о рукопашных схватках на войне). Именно теоретики преувеличивают значение ми­стических изысканий и недооценивают критическую роль практики.

Путанице также способствует то обстоятельство, что из­ложение теории Пути боевых искусств традиционно пыта­ются осуществлять через легенды, исторические анекдоты, всякого рода притчи и афоризмы. Однако современный че­ловек, лишенный классического гуманитарного образования, не приученный думать своей собственной головой, в боль­шинстве случаев не в состоянии извлечь из этих сказок хоть что-то полезное для себя. Ему требуется ясное объяснение сути проблемы, своего рода инструкция по использованию собственного тела и духа, похожая на памятку для автолю­бителя или владельца компьютера.

Лично мне кажется, что для начала надо понять, чем во­обще привлекает людей искусство рукопашного боя сегод­ня, когда имеется столько огнестрельного, химического и электрического оружия.

* * *


Видимо, дело в том, что боевые искусства (конечно, как и некоторые другие виды увлечений) позволяют удовлетво­рять глубинные потребности, определяющие все наши по­ступки. Эти потребности разделяются у людей на три основ­ные группы: витальные, социальные и идеальные (или духовные). Удовлетворение витальных потребностей обеспе­чивает биологическое существование индивида; признание со стороны себе подобных связано с социальными потреб­ностями. Что же касается третьей группы, то именно здесь скрыта причина творчества, поисков истины, добра, красо­ты, справедливости, всего того, что в совокупности состав­ляет смысл жизни.

Так вот, прикладной аспект боевых искусств, то, что в японском Будо называют «дзюцу» (техника, приемы) отве­чает инстинкту самосохранения, присущему человеку как виду живых существ. Практика соревновательных поединков, показательных и трюковых выступлений («сиай») соответ­ствует той стороне человеческой натуры, которая нуждается в признании окружающими ее достижений и личных качеств. Наконец, третий аспект боевых искусств, именуемый «до» (путь) связан с совершенствованием личности, с поиском смысла жизни, с обретением духовных ценностей. Принци­пиально важно то, что в рамках одних школ эти стороны бо­евых искусств сливаются воедино, в других же реализуются по отдельности (только техника реального боя, только спорт, только психофизическое совершенствование).

Ведя разговор о человеческих потребностях, следует особо подчеркнуть, что человек отличается от животных не виталь­ными и даже не социальными потребностями, а идеальны­ми. Иными словами, в каждом из нас тем больше человечес­кого, чем сильнее наши поступки определяются стимулами духовного плана. В конечном счете (потому что на первый взгляд это совсем не очевидно) жажда материального благо­получия и сексуальных наслаждений, стремление к власти или к славе - все это в людях от первобытного стада челове­кообразных обезьян.

В самом деле, к чему фактически сводятся мечты пре­словутого «среднего человека», которого антропологи крас­норечиво называют «голой обезьяной»? К тому, чтобы как можно реже напрягаться умственно и физически, как мож­но чаще отдыхать и развлекаться. А в процессе отдыха и раз­влечений наиболее значимыми являются для него положи­тельные физиологические ощущения, особенно сексуальные и пищевкусовые. Короче говоря, огромная масса людей боль­ше всего на свете жаждет «ловить кайф»! Сладко пить, вкус­но есть, сношаться с лицами противоположного пола, не­житься в теплой водичке, валяться в мягкой постели или на горячем песке...

Что здесь такого, чего нет у животных? Чем подобное поведение - в принципе - отличается от поведения свиньи, которая нажралась до отвала, залезла в корыто с теплой во­дой, нагревшейся на солнце, разлеглась там и хрюкает от удо­вольствия. Почему я об этом говорю? Да потому, что беспо­лезно призывать к самоограничению, к самодисциплине, к обузданию ненасытной плоти (то есть к нравственности) тех, чей идеал в том, чтобы как можно чаще «хрюкать от удоволь­ствия». Однако, если говорить о Пути боевых искусств, то следует отчетливо понимать: «голой обезьяне» он недосту­пен.

* * *


Конечно, для того, чтобы «пройти школу» в смысле ос­воения какой-то техники рукопашного боя, требуются лишь здоровье, время и старание. Можно при этом быть верую­щим или атеистом; можно соблюдать диету, не прикасаться к рюмке и сигарете, а можно есть все подряд, периодически напиваться и выкуривать пачку в день; можно не прикасать­ся к женщине, соблюдать некий моральный кодекс, либо напротив, блудить, лгать, красть, предавать и продавать... Для овладения «голой» техникой, приемами нападения и защи­ты образ жизни адепта, наличие либо отсутствие у него сове­сти и прочих духовных качеств не имеют никакого значения. Хватило бы ему только «дыхалки», то есть ресурсов сердеч­нососудистой и дыхательной систем организма.

Но для того, чтобы все три аспекта боевых искусств со­единить в одно целое, чтобы пойти значительно дальше технического минимума конкретной системы - для этого преображение психики (и тела тоже!) через аскетизм, нрав­ственный образ жизни, непрерывный психический и физи­ческий тренинг абсолютно необходимо. В результате чело­век будет оставаться грозным бойцом до глубокой старости, а не до обычных 30-35 лет. Но гораздо важнее то, что по­вседневная жизнь станет для него непрерывно длящимся сча­стьем! Один индус (Калидаса) много веков назад красиво ска­зал: «Когда ты вошел в мир, ты горько плакал, а все вокруг тебя радостно смеялись. Сделай свою жизнь такой, чтобы, покидая мир, ты радостно смеялся, а все вокруг горько пла­кали». Может ли так прожить свою жизнь «голая обезьяна»? Более чем сомнительно.

Талантливые писатели, эти знатоки человеческих душ и жизни вообще, много раз уже излагали превосходные жиз­ненные программы. Их цитирование заняло бы целую кни­гу. Поэтому ограничусь всего одним высказыванием: «Мы не знаем, и никогда не узнаем, что нас ждет за последним вздо­хом. Так или иначе - ты живешь. Так или иначе - неизбеж­но умрешь. Есть ли смысл бояться неизбежного? Наоборот, именно поэтому следует жить разумно, смело и весело, как то подобает человеку. На удар отвечай ударом, на улыбку - улыбкой. В любви и в дружбе иди до конца и все, что не ос­корбляет других людей, позволяй себе в полной мере. Гордо живи и бестрепетно умирай!» (Ал. Грин)

Кто-то может сказать, что мысли такого рода не имеют никакого отношения к Пути боевых искусств. Мне искренне жаль тех, кто так думает. Ибо давно уже известно: «сначала человек, потом мастерство».

* * *


Итак, путь, о котором идет речь, представляет собой слу­жение высшим идеалам. Его протяженность равна всей со­знательной жизни. Следовательно, это путь для немногих («для избранных»), особенно в нынешнюю эпоху с прису­щей ей верой в чудеса, с ее презрением к духовности, нена­вистью к честной трудовой жизни, с чудовищным развратом, обжорством и пьянством. Наконец, с ее всеобщей ленью, бесхребетностью и надеждой на счастливый случай. Но толь­ко эти «избранные» и могут идти по Пути боевых искусств. Остальные навсегда останутся на «поле чудес в стране дура­ков».

Понятно, что не имеет смысла тратить несколько десят­ков лет лишь для того, чтобы научиться ловко драться. При наличии в обществе гор оружия это было бы нерациональ­ной тратой времени, просто глупостью. Но в том-то и дело, что серьезная практика боевого искусства нацелена на фи­зическое, психическое и нравственное совершенствование человека, а не воспитание «киллера». Совершенный человек на порядок превосходит обычных людей во всем: в работос­пособности, в сообразительности, в настойчивости, в самых разнообразных знаниях и умениях. Его превосходство про­является также и в столкновениях с двуногими хищниками. Но это лишь следствие его совершенства, а не цель. Цель, повторю еще раз, заключается в преображении собственной духовной и телесной природы.

Стремление к ней открывает врата в принципиально иную жизнь, нежели у «голых обезьян». Идти по Пути - зна­чит быть не таким, как «все». Например, посещение идиотс­ких вечеринок, дискотек и концертов заменять созерцанием вечной красоты природы; не отравлять себя алкоголем, а на­слаждаться вкусом хорошего чая; ежевечернему сидению у телевизора предпочитать медитацию; вместо бесконечной возни с автомобилем - тренироваться; мясо и сладости из сахара с маргарином навсегда заменить пищей из натураль­ных продуктов... Необходимо научиться слушать музыку, про­шедшую испытание временем, понимать поэзию и филосо­фию, обрести знания в истории и психологии. А самое главное, узнать на собственном опыте, что человек, посмев­ший вырваться из стада, фактически обречен на одиночество, даже если им восхищаются. Пожалуй, это труднее всего: на­учиться быть одиноким среди людей, но радостным и счаст­ливым в своей душе!

Чтобы не скулить от тоски, не переполняться отвраще­нием к самому себе, ненавистью или раздражением к окру­жающим, есть только один метод, верный для всех эпох: ис­тово заниматься тем делом, которое предназначено каждому его судьбой. Если так получилось, что главным для тебя ста­ло боевое искусство, то посвяти ему себя полностью. Не обя­зательно превращаться в профессионального тренера. Инже­нер ты или офицер, рабочий или врач, фермер или художник, не имеет значения. Надо лишь одно - чтобы твое любимое занятие, в самом деле, было для тебя важнее всего на свете. И чтобы это отражалось во всех твоих поступках, независимо от «обстоятельств».

Тогда неважно, сколько часов в день уходит на работу и бытовые заботы, сколько - на физические упражнения и психотренинг. Это в стаде «настоящая жизнь» начинается лишь после окончания рабочего дня или в выходные дни, которых так страстно ждут и так бездарно проводят. Во-пер­вых, дух и тело можно закалять всегда и везде, не только во время специальных тренировок. Во-вторых, важны не фак­тические затраты времени, а внутренние приоритеты. На пер­вом месте в сознании должно стоять любимое дело, понима­емое как способ существования в мире. Именно тогда оно дает чувство смысла жизни, полноты и радости бытия.

Разумеется, в современном обществе практика боевых искусств в определенном смысле является игрой, но что та­кое игра с позиций философии? Как утверждает Герман Гес­се, это та «форма, которая объединяет сферы духа и материи, созерцания и действия. Созерцание - это как бы вдох, дей­ствие - как бы выдох. И человек, не владеющий в совершен­стве тем и другим, не вполне еще человек».

* * *


Вернусь к началу своих рассуждений. О каких специфи­ческих качествах и о каком поведении там говорится?

По мнению Кастанеды, важнейшая черта поведения на­стоящего воина заключается в том, что он заранее считает себя умершим, поэтому ему нечего терять и нечего бояться. В самом деле, что может испугать мертвеца? И зачем ему ка­кие-то выгоды или награды? Воин верит в свой успех не веря, не имеет никаких привязанностей, встречает любую опас­ность с чувством радости и абсолютной свободы. Таким об­разом, воин сохраняет невозмутимость духа в любом месте, в любой момент, даже тогда, когда все вокруг разваливается и гибнет.

В то же время, двигаясь по Пути боевых искусств, воин приобретает так называемое «знание тела», позволяющее интуитивно ощущать грозящую опасность и адекватно реа­гировать на нее, осуществляя необходимые действия без по­мощи рассудка. Кроме того, это «знание» открывает дверь в кладовую резервных (скрытых) возможностей своего орга­низма.

Мнение Оямы аналогично: «путь воина является путем познания смерти». Подразумевается достижение через экст­ремальные ситуации, связанные с реальной угрозой жизни, дзэнского «пустого» сознания. Такое сознание идеально от­ражает все происходящее вокруг. Не задерживаясь ни на чем конкретно («ни к чему не привязываясь»), оно готово к чему угодно. Ояма специально подчеркивал, что «истинно готов тот, кто кажется ни к чему не готовым».

С понятием «пустого сознания» неразрывно связано по­нятие «духовного меча справедливости». Оно означает сле­дующее. Когда чья-то агрессия нарушает гармоническую без­мятежность воина, он, совершая акт возмездия в соответ­ствии с мерой нарушения своего внутреннего покоя, действу­ет без каких-либо эгоистических или садистских побуждений. Подобно ветру, вырывающему сопротивляющееся дерево с корнями, воин просто восстанавливает «естественную гар­монию бытия».

Наконец, Путь боевых искусств дает человеку возмож­ность преодолевать извечный разлад между телом и разу­мом. Что больше всего препятствует единству духовного и физического? Ответ известен давно: мешает «зажатость» человеческого ума множеством норм, понятий, условнос­тей, привычек и догм. Мешает все то, что составляет интел­лектуальное начало в человеке (животные всегда ведут себя естественно, но у них нет абстрактно-логического мышле­ния).

Для того, чтобы стать естественным, раскрепощенным, спонтанно действующим существом, руководствующимся в экстремальных ситуациях интуицией, а не логикой, и в этом смысле похожим на дикого зверя (но в то же время по-пре­жнему оставаясь человеком), необходимо ослабить цивили­зованное, культурное начало, и дать приоритет биологичес­кому, природному началу. Именно в этом заключается подлинный смысл «слияния с природой», а не в смене вне­шних условий жизни. Иначе можно уйти в горы или в леса, и прожить там целую жизнь, ни на шаг не приблизившись к желаемой цели!

* * *


Теперь сделаем общий вывод: Путь боевых искусств - это такой образ жизни, главную роль в котором играет повсед­невная практика конкретного вида единоборства и психичес­кой саморегуляции. В процессе многолетней серьезной прак­тики боевого искусства и психической саморегуляции недочеловек («голая обезьяна») постепенно превращается в человека совершенного, а в отдельных случаях даже в сверх­человека!


Просмотров: 2622

Комментарии к статье (2)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Июл >
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама