Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама
Услуги ip телефонии - сколько стоить подключить услуги телефонии www.sipout.net.

Часть 6. Сознание
Отправить другу

25. Задачи психологической подготовки

Страх беспощаден. Он пока­зывает, что представляет
собой тот или иной человек: не то, чего он хочет,
а каков он на самом деле.

Фридрих Ницше


Психологическая подготовка в боевых искусствах важнее всякой другой, ибо главная ее цель - преодоление страха. «Что толку от острого меча, если он в руках труса?» - вопро­шает пословица. Ведь самые эффективные приемы не помо­гут тому, кто боится врага.

Когда люди изучают технику самозащиты, они довольно быстро приобретают умение справляться с условным против­ником, вооруженным учебным (резиновым, пластмассовым, деревянным) оружием. Но как только инструктор заменяет этот «клинок» на острый финский нож, вся ловкость исчеза­ет. Почему? Да потому, что страшно распороть себе руку или, не дай Бог, живот неудачным движением. Еще один пример: любой человек может пройти, не оступившись, по длинной узкой доске, лежащей на земле. Но если он попытается сде­лать то же самое, подняв эту доску хотя бы на два метра вверх, то свалится оттуда непременно. Легко и свободно двигаться на высоте ему помешает страх. Наконец, все мы видим, что в поединке с более сильным противником на ринге, ковре или татами многие спортсмены действуют крайне однообразно, словно они никогда не изучали вариативную технику и так­тику. Опять-таки, их выбор ограничивает страх перед про­тивником, заставляющий забыть о большинстве приемов, освоенных в процессе тренинга.

Страх ограничивает, мешает, сковывает. Не случайно та­кой знаток человеческой души, как писатель Оноре де Баль­зак, отмечал в одном из своих романов: «Под воздействием страха все способности человека либо достигают крайнего напряжения, либо приходят в полный упадок».

С ним солидарен знаменитый авторитет в области воен­ной науки Карл фон Клаузевиц: «Опасность и ответствен­ность не увеличивают в нормальном человеке свободу и ак­тивность духа, но напротив, действуют на него угнетающе». Наконец, известен научный факт, установленный американ­скими психологами, наблюдавшими за поведением военнос­лужащих на полях сражений в годы Второй мировой войны: в настоящем, а не учебном бою правильно действует, в луч­шем случае, только четверть бойцов. Три четверти отчаянно боятся погибнуть и потому совершают одну ошибку за дру­гой. Да что там война. Масса людей впадает в полуобмороч­ное состояние при виде крови или ножа, панически боится темноты, высоты, глубины, скорости, крыс, змей, пауков, боли и многого другого...

* * *


Что же такое страх? Это эмоция, то есть переживание, возникающее при угрозе как биологическому, так и социаль­ному благополучию человека. Не имеет значения, насколь­ко реальна сама угроза. Она может быть мнимой. Главное, чтобы тот, кто боится, воспринимал ее как настоящую.

В зависимости от ситуации и от особенностей личности человека, переживание страха варьирует в широком диапа­зоне оттенков: неуверенность, опасение, тревога, испуг, па­ника, отчаяние, ужас. В тех случаях, когда переживание стра­ха достигает силы аффекта, оно навязывает человеку стереотипы так называемого «аварийного» поведения, сло­жившиеся в процессе биологической эволюции. Иными сло­вами, разум в этот момент полностью отключается и человек действует «не помня себя» в точном смысле слова. Но, к со­жалению, сами действия сплошь и рядом оказываются нера­циональными, часто такими, которые приводят к весьма пе­чальным последствиям.

Поведение и внутренние ощущения испуганных людей разнообразны. Страх заставляет дрожать, визжать, кричать, плакать, смеяться... От него «сосет» под ложечкой, трясутся руки, становятся «ватными» ноги, звенит в ушах, застревает ком в горле, бледнеет лицо, колотится сердце, перехватыва­ет дыхание, встают дыбом волосы, расширяются зрачки, по спине бегут мурашки... Страх вынуждает мчаться сломя го­лову неизвестно куда, стоять без движения и тупо смотреть в одну точку или, простите за натурализм, наложить в штаны... Чтобы понять суть реакций человека на страх, необходимо их классифицировать.

У людей, переживающих страх, имеют место следующие психические состояния: ажитация (внешнее проявление - бегство), ступор (внешнее проявление - оцепенение), сумер­ки сознания (внешнее проявление - неуправляемая агрес­сия). Именно бегство, оцепенение или агрессия являются сте­реотипными способами «аварийного выхода» из таких ситуаций, где попавший в них человек не может найти при­емлемый для себя выход.

АЖИТАЦИЯ наиболее распространена. Она выражается в стремлении убежать, спрятаться, не видеть и не слышать того, что пугает. В двигательном плане реакция ажитации обуслов­ливает совершение человеком автоматических действий за­щитного характера. Например, он закрывает глаза, втягива­ет голову в плечи, прикрывает лицо или тело руками, пригибается к земле, отшатывается от источника опасности, бежит прочь. В организме в это время происходят серьезные изменения. Под воздействием гормона адреналина кровь в большом объеме устремляется к органам, обеспечивающим движение, преимущественно в ноги. От других органов кровь в это время отливает, особенно от головного мозга. Именно поэтому его работа ухудшается, и напуганный человек часто не знает толком, куда же ему бежать.

На людей со слабой нервной системой повышение уров­ня адреналина в крови оказывает обратное воздействие: оно парализует их мышцы. Это тоже естественная реакция, вы­работанная в процессе эволюции: чтобы тебя не тронули, притвориться мертвым, поскольку ни один хищник не пита­ется падалью. Да и в бою с себе подобными в горячке сраже­ния людям обычно не до того, чтобы заниматься павшими. СТУПОР проявляется в том, что человек застывает на одном месте, либо становится крайне медлительным и неловким, а то и просто падает без сознания. Все это потому, что мышцы судорожно сжались, их кровоснабжение резко ухудшилось, координация движений нарушилась.

СУМЕРЕЧНОЕ СОСТОЯНИЕ сознания выражается в прова­лах памяти (человек не помнит того, что он только что де­лал), алогичности мышления, эмоциональном перевозбуж­дении. Внешне сумерки сознания выглядят как своего рода приступ безумия, непоследовательные или бессмысленные агрессивные действия в отношении источника страха. Прав­да, полномасштабная агрессия в качестве формы проявле­ния страха встречается довольно редко. Зато ее атрибуты об­щеизвестны: это злобное выражение лица, угрожающие жесты и поза, крик или визг. В их основе кроется бессозна­тельное стремление испугать противника, что иногда удает­ся, а иногда - нет.

Таким образом, страх ослабляет, парализует либо застав­ляет, образно выражаясь, бросаться грудью на меч, от чего, как известно, тоже нет никакого толку. Поэтому, не научив­шись контролировать свое эмоциональное состояние, нече­го всерьез надеяться на победу при столкновении с более сильным врагом.

* * *


В современной психологии утвердилась концепция, со­гласно которой бесконечное разнообразие эмоциональной жизни человека обусловлено взаимодействием всего лишь нескольких базисных эмоций. Каждая из них имеет свою ва­лентность. В соответствии со знаками этой валентности выделяют четыре пары противоположных друг другу базисных эмоций: удовольствие - отвращение, радость - горе, торже­ство - гнев, уверенность - страх. Шкала эмоций является не линейной, а круговой. Схематически она выглядит следу­ющим образом:



Эта схема наглядно подтверждает правомерность тради­ционного деления всех эмоций на положительные (стеничес­кие) и отрицательные (астенические). К первым относятся те, которые способствуют душевному подъему, дают челове­ку энергию, усиливают волевую активность. Вторая группа эмоций ослабляет волю, снижает активность, предраспола­гает к пассивно-оборонительным действиям, ухудшает орга­низацию поведения. Следовательно, у психологически под­готовленного бойца положительные эмоции должны всегда преобладать над отрицательными.

Согласно той же концепции, эмоциональные состояния подразделяются на кратковременные и длительные. Первые представляют собой прямые реакции на конкретные ситуа­ции. Вторые (их нередко называют чувствами) определяют­ся не только непосредственно переживаемым моментом, но также прошлым и будущим человеческой жизни. Например, чувство страха, отравляющее кому-то повседневное суще­ствование, может быть связано с пережитой в прошлом опас­ностью или определяться мыслями о предстоящей смерти. Для психологической подготовки бойца существенно то, что и ситуативная эмоция страха, и страх как глубинная особен­ность личности имеют одну и ту же основу. Эта основа есть ощущение угрозы гибели, прекращения существования. По­этому все на свете, что прямо либо косвенно ведет к смерти (хотя бы только в воображении данного человека), является причиной для возникновения у него эмоции страха. Необхо­димо также отметить, что человек, у которого преобладают астенические эмоции в структуре личности, испытывает страх чаще и сильнее, чем индивид с доминированием поло­жительных состояний.

У подготовленного бойца любая угроза, любая опасность, любая агрессия должна вызывать не страх, а положительные (стенические) эмоции. Чтобы такое стало возможным, не­обходимо решить в процессе психологической подготовки две основные задачи:

♦ Устранить из своей психики страх перед смертью.

♦ Научиться сражаться в бою без участия сознания, на «автопилоте».

Тогда в любой ситуации, даже перед лицом реальной ги­бели, он сможет действовать раскованно, без лишнего напря­жения, наиболее эффективным для его возможностей спо­собом. Даже на пределе своих возможностей.

Если говорить кратко, то первая задача решается путем программирования личности (включая самопрограммирова­ние); вторая - посредством визуализации (медитации) и са­могипноза. Рассмотрим оба пути подробнее.

Чтобы навсегда избавиться от страха смерти, человеку, прежде всего, необходимо изменить свою личную шкалу цен­ностей. Если самой большой драгоценностью считать соб­ственную жизнь, то приступы страха в ситуациях, угрожаю­щих ей, будут практически неизбежными. Иными словами, требуется, чтобы какая-то идея восторжествовала над живот­ным инстинктом самосохранения. Люди поняли это давно. Далеко не случайно у японских самураев существовал под­линный культ смерти. Как выразился один их поэт:

Воин должен учиться
Единственной вещи -
Смотреть в глаза смерти
Без всякого трепета!

Извечные враги самураев - ниндзя - практиковали при­емы психологического тренинга, направленные на осозна­ние и переживание своей будущей смерти. Именно с осозна­нием и переживанием ужаса ухода из жизни связаны ритуальные посвящения в тайных сектах и организациях раз­ных стран и времен. Прочувствовать смерть, постичь ее тай­ну надо для того, чтобы перестать бояться. Не делать вид пе­ред другими людьми, что изгнал из себя страх, а, в самом деле, устранить навсегда эту эмоцию из своей психики.

Перестав угнетать человеческое сознание, мысль о смер­ти дает возможность особенно остро чувствовать радость бытия, позволяет утонченно наслаждаться каждым его ми­гом. Пребывая в гармонии с естественным ходом событий и с самим собой, человек обретает тогда способность безмя­тежно «жить, когда правомерно жить, и бестрепетно умереть, когда требуется умереть». Не бояться смерти позволяют раз­ные идеи. Для самураев главную роль играли понятия чести рода и личного долга перед господином. У современных ев­ропейцев определяющими являются иные понятия. Напри­мер, самоуважение, долг перед семьей, служение политичес­кой организации и т.д.

* * *


В суете и заботах повседневного бытия мы почти никог­да не задумываемся о том, насколько важно человеку уважать самого себя. Меня в свое время - лет тридцать назад - глу­боко поразил один случай, открывший глаза на значимость данной проблемы. Недалеко от моего дома жил парень, по кличке Аркан. Он успел уже провести года три за решеткой, весь был в наколках, с окружающими изъяснялся исключи­тельно матерным языком, трезвым бывал редко, а чуть что - пускал в ход кулаки. Короче, все считали его очень «крутым» и старались не связываться. При всем при том он произво­дил впечатление весьма тупого, грубого и бесчувственного субъекта, которого, казалось, не может прошибить ничто на свете.

Но вот однажды его подловили парни из другой шайки, с которыми он где-то что-то не поделил. Крепко его избив, порезав лицо и грудь ножом, они предложили ему выбирать: либо он съест при всех кусок собачьего дерьма, либо его убь­ют. Аркан сильно испугался и предпочел первый вариант, после чего бы отпущен. И что же? Он стал так сильно стра­дать от пережитого унижения, что через две недели пове­сился ночью на воротах своего дома (мы все жили тогда в ча­стном секторе). Я был потрясен: оказывается, даже для примитивного, интеллектуально ограниченного человека, неспособного к тонким чувствам, существуют феномены иде­ального плана, которые дороже жизни!

В этой связи еще один пример экстремальной ситуации, основанный на фактах, реально имевших место. Предполо­жим, что вы прогуливаетесь со своей дочерью подросткового возраста где-нибудь в глухом углу лесопарка. Вдруг вас окру­жает шайка юных негодяев в количестве семи или восьми человек. Рожи у них гнусные, зато их много и ростом они вас превосходят. Вдобавок, у каждого есть либо нож, либо кас­тет. Короче, вам с ними не справиться, нечего даже надеять­ся на это. Они желают изнасиловать вашу дочь все поочере­ди, а вам говорят: «Не дергайся, если жить хочешь». И вы отчетливо понимаете, что они вовсе не шутят.

Так что же, вы будете безучастно стоять и смотреть? Или броситесь в бой, фактически на верную смерть? В жизни бывало и так, и этак. Однако, насколько мне известно, ни один мужчина из тех, кто считал себя «крутым», но допустил на­силие над своей дочерью (или женой, или любимой), после пережитого потрясения сколько-нибудь нормально жить больше не смог. Одни спивались, другие садились на иглу, у третьих «ехала крыша» и так далее. Не лучше ли было бы им сразу ввязаться в сражение, не размышляя о последствиях?

Итак, сделаем вывод: существуют такие духовные цен­ности, которые в самом деле дороже жизни. Для верующего человека ими могут быть религиозные идеи; для людей, вов­леченных в политическую борьбу - идеи общественной справедливости, патриотизма, верности вождям и т.п.; для вои­нов - самоуважение и долг перед близкими людьми. Важно для наших рассуждений не конкретное содержание подоб­ных ценностей, а отчетливое понимание того, что в душе каж­дого человека есть нечто святое. Если он позволит другим ра­стоптать свою собственную драгоценность, то никогда больше не сможет жить по-человечески. Поэтому лучше не позволять никому покушаться на нее, чего бы это ни стоило. Лучше умереть, чем допустить надругательство!

* * *


Смерть неизбежно приходит к любому человеку, только никто не знает заранее, когда ее надо ждать. Есть ли смысл бояться неизбежного? Стоит ли ради того, чтобы прожить немного дольше, позволять вытирать о себя ноги и, образно выражаясь, «жрать дерьмо»? Честь, достоинство, гордость, самоуважение и уважение других людей - все это не пустые слова. Это такие вещи, жить без которых невыносимо тяж­ко. А потому ради их сохранения можно и нужно жертвовать своей жизнью! И, следовательно, надо всегда быть готовым к встрече со смертью, независимо от того, сколько успел про­жить на свете и какие дела тебе еще надо сделать. Собствен­но говоря, именно так всегда рассуждали настоящие воины, как на Востоке, так и на Западе: самураи, рыцари, ниндзя, викинги, хвараны, казаки и многие, многие другие.

Но это рассуждения на уровне философии. В плане пси­хологической техники сказанное здесь означает следующее. Человек усваивает в процессе жизни различные нормы и цен­ности (плохо - хорошо, красиво - безобразно, справедли­во - несправедливо, достойно - унизительно и т.д.). Это и есть программирование, задающее общее направление стремлений и конкретные очертания жизненных целей любого человека. Понятно, что главную роль в программи­ровании играет среда: родители и соседи, учителя и воспита­тели, друзья и знакомые, сослуживцы и случайные спутни­ки. А еще книги и журналы, фильмы и телевидение, слухи и мода. Короче говоря, нас стихийно программирует тот гигантский поток информации, который проходит сквозь пси­хику в течение жизни, особенно в детстве и юности.

Когда я говорю о самопрограммировании, то имею в виду попытку упорядочить этот процесс, сделать его более или менее целенаправленным, последовательным, систематич­ным. Вот зачем требуется какая-нибудь доктрина (полити­ческая, религиозная, моральная, все равно какая). Она дает человеку опору в его размышлениях, позволяет оценивать и выбирать, указывает путь, освещает этот путь высшим смыс­лом. В рамках обсуждаемой здесь проблемы крайне важно, чтобы такая доктрина допускала и оправдывала самопожер­твование во имя принятых данным человеком ценностей и норм.

Для того, чтобы человек не только «знал», что смерти бояться нельзя, что есть вещи, которые дороже жизни, но и сделал эту идею частью самого себя, необходимо перевести ее из сферы сознания в бессознательную сферу психики. С этой целью надо составить перечень («пакет») конкретных «команд» для нашего биокомпьютера. Такие команды долж­ны быть короткими, ясными, выраженными в форме поло­жительных утверждений.

Иными словами, «пакет команд» представляет своеобраз­ный «кодекс мужества». (Как тут не вспомнить «кодексы че­сти» традиционных школ!) Требуется не просто выучить его наизусть, а именно ввести в бессознательную сферу психи­ки. Отмечен очень интересный феномен: при правильном вводе программы она начинает работать независимо от со­знания. То есть, заданное программой поведение реализует­ся в экстремальной ситуации как бы само собой, без види­мого вмешательства воли и без насилия над личностью.

Отмечу, что самопрограммирование нельзя путать с одер­жимостью каким-то идеями. Один из наставников дзэн-буд­дизма высказался по этому поводу следующим образом: «На­вязчивые идеи, от которых должен избавляться боец, суть следующие. Желание во что бы то ни стало победить; жела­ние запугать противника; желание использовать его ошиб­ки; желание поймать на свой любимый прием; желание при­менить всю освоенную технику. Если любая из этих идей

овладевает бойцом, то он становится ее рабом, лишенным свободы и естественности в своих действиях. Поединок тре­бует полной безмятежности духа».

* * *


Вообще говоря, устранить страх смерти можно двумя пу­тями. Первый, о котором уже сказано выше, это подавление животного инстинкта самосохранения логикой разума. Вто­рой путь - устранение страха за счет отключения сознания и перехода к действиям на «автопилоте». В этом случае бес­сознательная сфера психики, натренированная соответству­ющим образом, в упор «не видит» угрозы гибели, и потому «не боится».

В идеале, оба этих пути должны соединяться в одно це­лое. Тогда человек даже в самой отчаянной ситуации действу­ет свободно, легко, уверенно. Более того, у него проявляют­ся такие возможности, о которых в обычной повседневной жизни он может только мечтать. Однако сверхвозможности, позволяющие «рассекать скалы», не выходят на сцену про­сто по желанию. Нужна длительная, упорная, достаточно тяжелая подготовка (вспомним, сколько времени понадоби­лось Ояме на то, чтобы научиться разбивать булыжники уда­ром кулака). В связи со сказанным приведу простую, но очень важную схему психотренинга:

РАССЛАБЛЕНИЕ

(обязательное условие психотренинга)

САМОПРОГРАММИРОВАНИЕ

(использование сознания для внушения

себе желаемых стереотипов поведения)

САМОСОЗЕРЦАНИЕ

(отключение механизмов сознания,

контролирующих поведение)

СОСРЕДОТОЧЕНИЕ

(сознание и бессознательная сфера сливаются через самогипноз)




Смысл этой схемы в том, что она показывает, как можно научиться из обычного человека внутренне превращаться в нечто иное: в зверя, в робота, в сверхчеловека, в «ангела смер­ти» - в кого угодно. «Освоить» некий образ, «вживаясь» в который вы станете сражаться на «автопилоте», без всякого страха, можно как путем самопрограммирования, так и пу­тем медитации. Сначала такое перевоплощение будет зани­мать много времени, но по мере достижения все более высо­кого уровня тренированности, этап «вхождения» постепенно сократится с нескольких часов до считанных секунд. В рам­ках своей системы я предпочитаю образ киборга, «боевой ма­шины». Сосредоточившись на противнике, человек-робот сражается, не ведая страха, боли, сомнений. А для того, что­бы его «работа» была высокоэффективной, необходимо ис­пользовать в своем тренинге и самопрограммирование, и ме­дитацию, и самогипноз.

* * *


Но зачем «отключать» сознание? Чтобы лучше разобрать­ся в обсуждаемой проблеме, посмотрим на нее с другой сто­роны, в плоскости мышления. Необразованные люди обыч­но путают мышление с сознанием (восприятием самих себя в качестве существ, отделенных от окружающего мира), сме­шивают мышление и интеллект (который есть всего лишь структура умственных способностей). Мышление, в отличие от сознания, есть и у животных, и у дебилов. Весь вопрос в том, какое оно?

Итак, мышление - это процесс переработки информа­ции, поступающей в мозг через органы чувств (зрение, слух, кинестетические ощущения, обоняние), а также изнутри организма. В результате переработки наш биокомпьютер (центральная нервная система) «выдает» команды в виде им­пульсов, «бегущих» по нервной сети и управляющих всеми нашими движениями, действиями, поступками. Выделяют 3 вида мышления:

♦ Наглядно-действенное, основанное на интенсивном и. разнообразном манипулировании собственным телом, а также предметами окружающего пространства;

♦ Наглядно-образное, основанное на эмоционально-чувственном восприятии предметов и явлений «вне» и «внут­ри» организма;

♦ Абстрактно-логическое, понятийное, знаковое мыш­ление, основанное на отображении причинно-следственных связей, тесно связанное с памятью о прошлом, с предвиде­нием будущего и с осознанием самого себя.

Легко понять, что наглядно-действенное и наглядно-об­разное мышление составляют животную стадию развития человеческой психики. Но в то же время именно эти два вида мышления наиболее существенны для рукопашного боя. Аб­страктно-логическая его разновидность в бою скорее поме­ха. В этой связи рассмотрим вопрос о функциональной асси­метрий головного мозга человека.

Установлено, что психические функции распределены между левым и правым полушариями. Функцией левого яв­ляется оперирование словесно-знаковой информацией, а также чтение и счет. Функцией правого - оперирование об­разами, ориентация в пространстве, координация движений, распознавание сложных объектов (например, лиц, фигур, цвета) и т.д. При этом различия между полушариями опреде­ляются не тем, какой материал они получают от органов чувств, а тем, как они его используют (перерабатывают). Ле­вое полушарие «заведует» абстрактно-логическими способа­ми переработки, правое - наглядно-образными и наглядно-действенными. Левое работает прерывисто (дискретно) и последовательно (поэтапно). Правое перерабатывает инфор­мацию одновременно (симультанно) и синтетически, мгно­венно «схватывая» многочисленные свойства объектов вос­приятия в их целостности, нерасчлененности.

Для понимания возможностей целенаправленного тре­нинга (в том числе психотренинга) необходимо знать, что функциональная асимметрия заложена в человеке только как предпосылка, а окончательно формируется и корректирует­ся конкретными условиями жизни, обучения, воспитания.

Из всего сказанного о видах мышления и функциональ­ной асимметрии головного мозга следует ясный вывод: для успешного ведения рукопашного боя человеку надо акти­визировать (усилить) функции правого полушария и осла­бить, «притормозить» деятельность левого. Еще раз напом­ню: правое полушарие отвечает за положение тела в простран­стве и ориентацию в нем, за координированность и скорость движений. Переживание любой ситуации в развертке ее про­странственно-временных характеристик тоже осуществляет­ся правым полушарием, работа которого позволяет человеку ощущать себя «здесь» и «сейчас», в конкретной данности происходящего в текущий момент времени.

Поэтому усиление активности правого полушария, его доминирование над левым, как бы раздвигает рамки ощуще­ния времени, «продлевает мгновение». Внешне это выража­ется в ускорении ответных реакций тела. Дело в том, что на абстрактно-логическом (словесном) уровне мышление успе­вает переработать не более 100 единиц информации в секун­ду, тогда как на образном и сенсомоторном (двигательном) уровнях - до десяти миллионов единиц! Благодаря этому, «ум тела», освобожденный от «цепей разума», практически мгно­венно запускает нужную двигательную реакцию. Вот почему мастер действительно отражает нападение и контратакует раньше, чем сам успевает подумать об этом.

Однако выбор тех или иных движений (связок приемов) наш биокомпьютер может осуществлять лишь из числа тех, которые «закодированы» в психике. Чтобы «загнать» их туда, требуется многократное повторение (не менее 5 тысяч раз на каждый прием) и длительное упражнение, то есть отработка в похожих, но все же различающихся деталями ситуациях. Иными словами, автоматизм действий в бою требует предварительной наработки определенных «клише» (матриц) дви­жений. Такие клише тренированный человек может «выда­вать» практически мгновенно после общего опознания характера ситуации.

Установлено, что на опознание ситуации, осуществляе­мое правым полушарием, требуется всего лишь 60 миллисе­кунд, тогда как ее поэлементный анализ (работа левого по­лушария) занимает 320 миллисекунд. Но если, например, два удара идут один за другим с интервалом меньше этой вели­чины, то человек физически не способен адекватно прореа­гировать на второй из них. Поэтому всякий раз, когда он пытается понять ситуацию в деталях, опоздание с ответом неизбежно. И наоборот, воспринимая ситуацию в целом (не думая), на основе ранее отработанных и «закодированных» в подсознании схем (клише, матриц), боец успевает выдать ответную реакцию в кратчайший промежуток времени. Это и есть беспонятийное, автоматическое, интуитивное мыш­ление мастера рукопашного боя.

И еще. Доминирование правого полушария снижает чув­ствительность к боли, ослабляет критичность в оценке окру­жающей действительности. Соответственно, снижается вы­раженность реакций на реальную опасность, вплоть до полного пренебрежения ею. Если подобное состояние накла­дывается на безразличное отношение к смерти, на готовность сражаться до конца (что должно обеспечиваться самопрог­раммированием), то рождается удивительное бесстрашие. Человек перестает тогда обращать внимание на что бы то ни было, кроме того, что имеет прямое, самое непосредствен­ное отношение к действиям противника. Зато все, что идет от врага, даже самые слабые сигналы (выражение глаз, ми­мика, микродвижения конечностей и тела, интонации голо­са), воспринимается необыкновенно остро.

* * *


Разумеется, в своем рассказе о психологической подго­товке бойца я по необходимости был краток. Но общие прин­ципы такой подготовки, ее главные направления и методы указал. Остальное должны делать вы сами, изучая специаль­ную литературу, консультируясь с более опытными людьми, а главное - регулярно тренируя свою психику.


Просмотров: 3431

Комментарии к статье (1)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня Янв >
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Сотрудничество
Реклама на сайте
Мы поддерживаем:

главный сайт ВМФ

Реклама