Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Май 1944 года
Отправить другу

23 Мая 1944 г.

В течение 23 мая на фронтах существенных изменений не произошло. За 22 мая в воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 14 самолётов противника.

* * *

Северо-западнее города Тирасполь наши подразделения в разведывательных целях атаковали позиции противника. Советские бойцы ворвались в немецкие траншеи и в рукопашной схватке истребили до роты гитлеровцев. Захватив пленных и трофеи, наши подразделения отошли на исходные рубежи. На другом участке советские артиллеристы произвели огневой налёт на скопление немецких войск и нанесли противнику большие потери.

* * *

Юго-восточнее города Станислав подразделения Н-ской части вели бои за улучшение своих позиций и заняли высоту, господствующую над местностью. Немцы пытались восстановить положение, но успеха не добились. Наши бойцы уничтожили более 200 вражеских солдат и офицеров и захватили пленных. В бою за высоту красноармейцы тт. Шарифилов, Макаров, Яскин, Кузнецов и Кузишов первыми достигли позиций противника и забросали гранатами немецкие траншей.

* * *

Западнее города Мозырь успешно действуют снайперы батальона майора Пищулина. За время пребывания на фронте они истребили много немцев. Несколько дней назад снайперы во главе с ефрейтором Тихоновым ночью залегли на берегу реки. На рассвете т. Тихонов заметил, что большая группа немцев пробирается к переправе. Меткими выстрелами снайперы убили несколько десятков гитлеровцев. Оставшиеся в живых немцы прижались к земле. В течение нескольких часов снайперы вели огонь по пытавшимся уползти гитлеровцам. Всего в течение дня около переправы было уничтожено 96 немцев.

* * *

Лётчики Краснознамённого Балтийского флота днём 22 мая обнаружили в Финском заливе и подвергли бомбардировке немецкий транспорт водоизмещением в 6 тысяч тонн. В результате прямого попадания бомб транспорт затонул. В ночь на 23 мая нашей авиацией потоплен другой транспорт противника водоизмещением в 3 тысячи тонн.

* * *

Партизанский отряд, действующий в Львовской области, 12 мая напал на немецкий гарнизон в одном населённом пункте. В ожесточённой схватке советские патриоты истребили 40 гитлеровцев. В тот же день группа партизан пустила под откос воинский эшелон противника. Под обломками вагонов погибло несколько десятков вражеских солдат и офицеров. Движение поездов на этом участке железной дороги было прервано на сутки. Другой львовский партизанский отряд, уничтожив немецкую охрану, взорвал железнодорожный мост.

* * *

Взятый в плен командир 1 роты 26 полка 13 немецкой авиаполевой дивизии обер-лейтенант Ганс Лориш рассказал: «В первый период войны, когда немецкая армия заняла обширную советскую территорию, все офицеры были уверены в том, что Россия не устоит против немецкого оружия. Сталинград поколебал эту уверенность. Потрясающие успехи советских войск в 1943 и в 1944 гг. ещё больше подорвали боевой дух немецких солдат и офицеров. В узком кругу, с глазу на глаз, офицеры ведут весьма откровенные беседы. Многие из них считают, что Германия уже не оправится после столь жестоких ударов. Хорошо осведомлённые офицеры обычно указывают на огромные трудности немецкой военной промышленности». В заключение пленный сообщил некоторые факты о положении в тылу Германии. «В руководящих нацистских кругах царит беспокойство. Они боятся вторжения англо-американских войск и возобновления советского наступления. Многие в Германии считают также, что иностранные рабочие в грядущих событиях могут сыграть роковую роль. Железнодорожный транспорт, почта и телеграф работают с перебоями. Почтовые отправления вместо одного-двух дней путешествуют много недель и даже месяцев. Количество пассажирских поездов сокращено в три-четыре раза. Расстройство железнодорожного транспорта затрудняет снабжение фронта. Да- же людские пополнения, вооружение и боеприпасы поступают в части с большим опозданием. Глядя на то, что происходит в глубоком тылу, я понял, что Германия катится к катастрофе».

***

НЕМЕЦКИЙ ГЕНЕРАЛ О ПОТЕРЯХ И ПОРАЖЕНИЯХ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ВОЙСК НА СОВЕТСКОМ ФРОНТЕ

Как уже ранее сообщалось, войска 3-го Украинского фронта в боях с 6 по 16 марта 1944 г. полностью разгромили 6 немецкую армию генерал-полковника Холлидта. Лишь небольшим остаткам разбитых соединений немцев и некоторым штабам, бросившим на произвол судьбы даже штабные документы, удалось спастись бегством.

Среди захваченных документов противника обнаружена обширная переписка «О самовольном оставлении командиром 16 немецкой мотодивизии графом фон Шверином занимаемых позиций». Весь сыр-бор загорелся в первых числах февраля, после того как советские войска, перейдя в наступление из районов северо-восточнее города Кривой Рог и северо-восточнее города Никополь, прорвали сильно укреплённую оборону немцев и за четыре дня боёв, с 2 по 6 февраля, разбили четыре пехотных и три танковых дивизии немцев. Командир 30 армейского корпуса генерал Фреттер-Пико, пытаясь свалить вину за разгром корпуса на подчинённого ему командира 16 мотодивизии генерал-лейтенанта графа фон Шверина, возбудил перед командующим 6 немецкой армией генерал-полковником Холлидтом ходатайство о привлечении фон Шверина к ответственности.
9 февраля командующий 6 немецкой армией генерал-полковник Холлидт в письме за № 132/44 сообщил фон Шверину о том, что он обвиняется в самовольном оставлении позиций. Холлидт предложил фон Шверину сдать дивизию полковнику Мантейфелю и представить в главную квартиру армии объяснения по поводу предъявленных обвинений.

Генерал фон Шверин 15 февраля направил генералу Холлидту следующий ответ (публикуется несколько сокращённый текст):

«Генерал-лейтенант
граф фон Шверин.
на № 132/44 от 9.2.44 г. Россия 15.2.44 г.

Командующему 6 армией господину генерал-полковнику Холлидт

...С наступлением темноты, как и ожидалось, противник начал появляться перед населёнными пунктами и стал просачиваться в юго-восточный выступ Михайловка. В селе началась паника. Она была подавлена решительным вмешательством начальника оперативного отдела штаба дивизии, который лично с несколькими офицерами организовал контрудар и выбил просочившегося противника из южной части Михайловка, а затем изолировал юго-восточный выступ села, который не мог быть удержан.
В 23.00 противник крупными силами, с криками «ура», перешёл в атаку на высоту 81,5 южнее Михайловка, опрокинул стоявшую там на позициях зенитную батарею 9 танковой дивизии и продолжал свой натиск в западном направлении. 306 полевой запасный батальон, которому был поручен этот участок, никакого сопротивления не оказал...

Утром 3 февраля ко мне на командный пункт в Михайловка явился командир 156 мотополка полковник Фишер с остатками своего штаба. Полковник доложил, что его полк, как уже было известно, за последние дни в ходе боёв был оттеснён на восток и находится, вероятно, в окружении под Шолохово... Одновременно я получил со ст. Апостолово донесение, что туда прибывают довольно крупные разрозненные отряды всех частей дивизии, правда, без оружия и техники и в совершенно истощённом состоянии...
Много машин было потеряно в грязи во время отхода из Михайловка на запад. Отступающая пехота потеряла своё последнее тяжёлое оружие и боеприпасы.

Отступающие солдаты из-за вязкой грязи, доходившей до колен, настолько физически обессилели, что должны были побросать свое личное оружие для того, чтобы вообще иметь возможность передвигаться. Многие падали от истощения и оставались на дороге. В этих условиях солдаты оказались полностью дезорганизованными и деморализованными. Лишь на рассвете удалось у железнодорожного моста вблизи Трудовая собрать небольшое количество боеспособных солдат, которые добрались на нескольких уцелевших штурмовых орудиях. Это было человек 40 солдат 60 мотополка...
Я намеревался удержаться на железнодорожной линии в надежде, что русские из-за глубокой грязи не смогут преследовать нас крупными силами. Во всяком случае я надеялся выиграть достаточно времени для того, чтобы части, реорганизованные полковником Фишером в Ингулец, используя местный конный транспорт, успели подтянуться раньше, чем русские начнут атаку крупными силами... Выполнение этого плана потерпело неудачу».

Два дня спустя фон Шверин написал и направил командующему 6 немецкой армией «Отчёт командира 16 моторизованной дивизии и 123 пехотной дивизии, сведенных в группу Шверин». Отчёт озаглавлен «Развал фронта в районе юго-западнее Ново-Николаевка». В этом отчёте говорится:
«...123 пехотную дивизию можно было ещё считать боеспособной, хотя она и была численно ослаблена. Недостаток тяжёлой противотанковой артиллерии компенсировался взаимодействием имевшихся противотанковых пушек с подвижными бронесредствами 16 мотодивизии. Большое беспокойство у штаба группы вызывало состояние пехоты 16 мотодивизии. После больших летних и осенних сражений она должна была вновь, не выходя из боя, драться на главных направлениях обороны; дивизия истекала кровью и дралась из последних сил. 20.1.44 г. командир дивизии представил об этом рапорт, составленный со всей серьёзностью.

Обоснованность рапорта была полностью признана как корпусом, так и армией. Текст рапорта прилагается. Однако дивизия никакой помощи не получила.

123 пехотная дивизия, включая 416 гренадерский полк, который был разбит уже в первый день наступления, очень хорошо держалась первые два дня, а некоторые ее части дрались даже отлично. Глубокое вклинение на Ново-Подольск во второй день наступления произошло на правом фланге 46 пехотной дивизии. Вклинение в районе северо-восточнее Приюта произошло на участке уже потерявшего боеспособность 416 гренадерского полка, командир которого был убит в этих боях...

На третий день наступления основная масса пехоты 16 мотодивизии в результате танкового прорыва противника через Павлополье на Петровский была отрезана и оттеснена на восток за Бузулук. Пробиться на запад и спастись смогли только подразделения 60 мотополка... При вышеописанных событиях потепление разразилось с неистовством и мощью катастрофического природного явления. Даже тяжёлые 18-тонные тягачи утопали в глубоком море грязи. Бессильно и беспомощно солдат должен был наблюдать, как его оружие гибнет под властью природной катастрофы, как вместе с автомашинами погружаются в трясину боеприпасы, снаряжение, вся техника и личное имущество. Большое число машин застревало в глубоких балках и при приближении противника становилось добычей огня. Оставался только водитель и то, что он мог унести на себе.

Сотнями брели эти уставшие люди шаг за шагом по грязи, доходившей до колен. Они были лишены всякого руководства и двигались в том направлении, куда их вёл инстинкт. Над нами витал дух катастрофы. Там, куда они приходили, распространялись паника и ужас. Всякое правильное управление войсками застопорилось и запуталось, так как с потерей штабных машин, а также машин с телефонным и радиоимуществом весь аппарат управления был внезапно выведен из строя. Всё в целом можно приравнять к такому случаю, когда солдата сначала лишили ног, чтобы он не мог больше двигаться, а затем рук, чтобы он не мог больше драться, и, наконец, заткнули ему рот, чтобы он не мог призывать и приказывать. Эта жалкая беспомощность перед... катастрофой приводит каждого, над кем бы такая катастрофа ни разразилась, все равно офицер он или солдат, в состояние шока».

К отчёту приложен вышеупомянутый рапорт генерала Шверина генералу Фреттер-Пико от 20 января 1944 года. Приводим текст этого рапорта:

«Командир 16 моторизованной дивизии

Командный пункт
дивизии. 20.1.1944 г.

Командиру 30 армейского корпуса господину генералу артиллерии Фреттер-Пико

В связи с телеграммой от 19.1.44 г. докладываю:

Дивизия оплатила троекратное упоминание о ней в сводках главного штаба троекратными тяжелейшими кровавыми потерями в период больших оборонительных сражений прошлого лета, когда дивизия беспрерывно действовала на решающих участках — на Миусе, на Донце и под Запорожьем. В этих боях дивизия потеряла 9.411 человек. Таким образом, учитывая тогдашнюю боевую численность дивизии, она была трижды перемолота... После окончания сражения за Запорожье резервы для восстановления дивизии исчерпались.

В этот момент — 20.10.43 г. — дивизия вступила в бои в районе юго-западнее Днепропетровска без предварительного пополнения. В период с 20.10.43 г. по 14.1.44 г. дивизия потеряла еще 5.120 человек убитыми, ранеными, пропавшими без вести и больными и опять беспрерывно вела бои.

Исходя из нынешней численности боевого состава пехотных частей, потери дивизии вновь равняются, по меньшей мере, её трёхкратному уничтожению. Таким образом, с начала прошлогодних летних боёв пехота дивизии потеряла, по меньшей мере, шесть раз весь свой личный состав.
В настоящее время дивизия обескровлена. Как мне ни тяжело и больно, однако, я должен в соответствии с истиной доложить, что... боевая ценность дивизии заключается на сегодня только в её артиллерии и бронеподразделениях. Пехота больше не в состоянии противостоять сильным атакам.

Граф фон Шверин».

Опубликованные выше документы не нуждаются в комментариях. Переписка по делу Шверина как нельзя лучше вскрывает истинные масштабы поражения и потерь немецких войск на советско-германском фронте.

Трофейные документы ещё и ещё раз разоблачают лживые сообщения немецкого командования о положении дел на советско-германском фронте. На протяжении долгих месяцев, начиная с июля прошлого года, брехуны из ставки Гитлера трубили о том, что немецкую армию на Востоке не гонят, не отбрасывают на запад, а она «добровольно» сама отходит, «сокращает» фронт, осуществляет «планомерное» отступление. Генерал фон Шверин, свидетель и участник боёв, в своих официальных рапортах употреблял совсем иные слова. Он писал о «развале немецкого фронта», о «катастрофе», о «шоке» и других подобных вещах.

Брехуны из ставки Гитлера неустанно твердили, что немецкая армия, отступая, сохраняет и сберегает свои людские силы и технику. Что стало с немецкими дивизиями за месяцы непрерывного отступления, можно видеть на примере той же 16 моторизованной дивизии. По авторитетному свидетельству её командира генерала графа фон Шверина, она, начиная с июля по январь, почти ежемесячно теряла весь личный состав. Не прошло и двух месяцев, как судьба 16 немецкой мотодивизии постигла всю 6 немецкую армию. Такая же участь постигла и многие другие немецкие дивизии. Вольно или невольно граф фон Шверин изобличает ставку Гитлера и немецкое командование в самой низкопробной лжи.

Показать источник
Просмотров: 463

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2019 Сегодня < Окт >
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Сотрудничество
Реклама на сайте



Реклама