Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Часть 5. Ситуации
Отправить другу

22. Столкновения в разных местах

«ДАВАЙ ВЫЙДЕМ!» Воевать прямо в зале начинают либо совсем отпитые субъекты, либо «отмороженные «(хотя сегод­ня хватает и тех, и других). Более разумные, более трезвые личности предпочитают традиционное: «давай, выйдем». Надо заметить, что подобный вариант встречается не только в ресторанах и барах, но и на танцплощадках, и вообще где угодно. Потому как изгаляться над жертвой сподручнее без свидетелей. В туалете, например, под темной лестницей, где-нибудь за углом. Как бы то ни было, принимать подобное предложение иной раз приходится, хотя правильнее всего послать наглеца по конкретному адресу, не сходя с места. Однако таким ответом можно спровоцировать немедленное нападение, или же «теплую встречу» по завершении культур­ной программы. К тому же подруга рядом, знакомые всякие (если дело происходит на танцплощадке), подругины подру­ги. Могут воспринять нежелание драться как трусость, со все­ми вытекающими последствиями.

Короче, идти надо, но идти надо так, чтобы не было по­том мучительно больно. Как морально, так и физически. Обычно сценарий событий стандартен. «Выйти» приглаша­ет кто-то один, но «там» ждут-дожидаются пара-тройка друж­ков. Либо они отправляются следом, но чуть погодя, рассчи­тывая налететь сзади и порезвиться от всей души. Поэтому важно добиться права на честный поединок. «Ты что, не му­жик, значит? Один боишься, друзьями решил закрыться?» - прилюдно подобная аргументация действует, поэтому про­тивник может согласиться выйти один на один. Если толпа повалила гурьбой вслед за спарринг-партнерами, то, скорее всего, сюрпризов не будет. Состоится более или менее чест­ный бой по уличным правилам, обсуждать который здесь ни к чему.

Речь о другом. Подвоха следует ожидать в том случае, если противник согласился на поединок как-то очень уж легко и быстро, если «группа товарищей» внезапно покинула место ссоры, если обидчик ведет себя слишком уверенно и нагло.

И даже если он собрался разделаться с вами самостоятельно, играть надо на опережение. Поединок только условно назы­вается честным, ведь «наезжают» на других только тогда, ког­да ощущают свое превосходство. Вот превосходство это и следует свести на нет любой ценой. Разве не справедливо?

Как правило, тот, кого вызвали на разборку, вынужден шагать чуть впереди. Противник сопит в спину и время от времени указывает маршрут. Кстати, это уже указывает на возможность засады, что можно (и нужно) проверить. Свер­нуть не туда или остановиться и если слышишь: «Куда?! А ну, давай налево! - или «Чего встал, двигай вперед!» - то вот оно, поле Куликово. И дубрава с засадным полком где-то рядом. Делать им подарки глупее глупого, атаковать надо са­мому, притом подальше от гиблого места. Тянуть резину не­зачем, засадный полк может быть рядом, например, вон за теми кустами, вон за тем углом.

Противник пыхтит позади, мысленно смакуя скорую рас­праву, вот тут-то на ходу и брось ему что-нибудь оскорби­тельное. Типа «щас я тебя, козла, сделаю». В 90 случаях из 100 реакция будет такая: ухмыльнется про себя и презритель­но пихнет в спину рукой - «давай, мол, не тормози». «Щас и за козла ответишь, и ва-аще...» В толчке он потеряет равно­весие, а толкает-то не прекращая движения, на оборотку не рассчитывает. И зря. Делаешь еще шаг вперед и бьешь ступ­ней (каблуком, ребром подошвы) ему под колено (можно сверху по колену), тут же разворачиваешься и прямой удар кулаком под дых. Следом серию тяжелых ударов на отключ­ку, пока его приятели не подскочили. И ходу, на улицу, по­дальше отсюда.

* * *


В ТРАНСПОРТЕ. Стычки между людьми возникают повсю­ду, и общественный транспорт в этом отношении не исклю­чение. Скорее наоборот - нарваться на неприятность в са­лоне троллейбуса или автобуса легче легкого, особенно по нынешним временам. Прежде-то и машин на линиях было больше, и народ нервничал меньше. Вдобавок, сиплые ди­намики без конца призывали: «Граждане пассажиры! Будьте взаимно вежливы!» Это только на первый взгляд кажется, что толку от подобных увещеваний мало - на самом же деле в подсознании кое-что откладывалось, так что народ шибко не буйствовал. Ругались, конечно, в давке, случалось и морды били друг другу, но до нравов нью-йоркской подземки со­ветскому троллейбусу было еще ехать да ехать. Теперь, похо­же, приехали. Во всяком случае, по количеству драк и раз­бойных нападений в общественном транспорте Россия Америку не только догнала, но и перегнала.

Боевые действия в коммунальных средствах передвиже­ния возникают по разнообразным причинам. Перечислять их нет необходимости, а вот рассмотреть некую типичную си­туацию придется. В конце концов, суть дела не в том, как все началось - ты нечаянно задел подвыпившую компанию, сгрудившуюся на задней площадке, или же просто показал­ся подходящим «объектом» паре-тройке ребяток, желающих над кем-нибудь поиздеваться. Главное другое: мирное авто­бусно-троллейбусно-трамвайное нутро вот-вот превратится в поле боя, а устилать его своим бездыханным телом очень не хочется. Но и бежать некуда, двери закрыты, водитель го­нит, как невменяемый, пол под ногами трясется, вокруг люди, развернуться особенно негде.

Впрочем, противник находится в тех же условиях. Поэто­му побеждает тот, кто умеет превращать издержки тесной езды в своих союзников. В первую очередь следует любой ценой избежать войны на два фронта. И хотя маневрировать в про­ходе метровой ширины сложно, делать это необходимо. Ведь если вникнуть, в любом бою (бой в замкнутом пространстве не исключение) такого понятия как численный перевес не существует. Есть недостаточная скорость маневра, определя­ющая превосходство той либо иной из противоборствующих сторон.

Итак, взаимной вежливостью в троллейбусе не пахнет, атакуют с фронта и с тыла, проход узкий, а остальные пасса­жиры испуганно жмутся к спинкам сидений, вмешиваться в конфликт они не собираются... Если рядом имеется свобод­ное сиденье - туда. Подушки на сиденьях в общественном транспорте обычно не закреплены (или закреплены кое-как), а посему прижался спиной к окну, подхватил эту самую по­душку - вот тебе прочный щит, проход же между сиденьями и спинками совсем невелик. Ушел в глухую оборону и выжи­даешь, ведь атаковать до бесконечности противникам не в жилу. Все-таки город, милиция на улицах встречается - во­дитель может затормозить, окликнуть стражей порядка, и нападающие это отлично понимают.

Однако свободного сиденья рядом может не оказаться, к тому же в автобусах съемных подушек не бывает. По крайней мере, в большинстве эксплуатируемых на городских марш­рутах. Все равно, отчаиваться не стоит, холодный расчет - основа успеха. Можно, например, взять в оборот того из про­тивников, кто пожиже, а лучше того, кто атакует по ходу дви­жения троллейбуса. Жесткий захват рукой за ворот или за плечо, удар лбом ему в переносицу и резко развернуть об­мякшее тело навстречу второму ворогу, пускай таранит спи­ну своего кореша. Если импровизированный живой щит ог­лушен недостаточно, пытается дергаться - надо шокировать его болью. Зубами цапнуть за нос или за щеку, пальцами на­давить на кадык либо сжать половые органы, нанести повтор­ный удар головой, придушить его же воротником - короче, использовать все, что можно использовать в ближнем бою.

На удары размениваться нежелательно, главная цель дер­жать противника перед собой в качестве прикрытия, сводя на нет атаки второго. Кстати, брать в плен именно того, кто лез напролом по ходу движения транспорта, надо вот по­чему. Водитель может резко затормозить, а сила инерции штука коварная. Поэтому если ты воюешь спиной к зад­ней площадке, то в образовавшейся куче-мале обязательно окажешься сверху. Просто как молоток, но забывать о зако­нах механики нельзя ни в коем случае. А вот если с одного бока нападает единственный боец, тогда как с другой сторо­ны их двое или трое, тут выбирать не приходится. Идти на сближение остается только с одиночкой.

Ежели все агрессоры находятся вместе, спине твоей никто не угрожает, план действия должен исходить из реальной об­становки. Глупо ведь входить в клинч с дядей весом около центнера - задавит в объятиях, словно мишка косолапый, пискнуть не успеешь, либо сам тебя развернет спиной к сво­им товарищам, чтобы они на спине этой могли беспрепят­ственно горох молотить. Но и безрассудно хватать за грудки плюгавого недомерка тоже опасно. Не забывай, что мужик, смело бросающийся в атаку, явно на что-то рассчитывает. Конечно, может он просто водки слишком много выпил, «ко­лес» наглотался, с мозгами имеет большой дефицит. Но мо­жет быть все дело в том, что он приготовил тебе сюрприз - нож в рукаве, бритва в ладони за спиной, заточка в пальцах.

Как бы там ни было, лучше стараться держать противни­ка на дистанции. Благо, что проходы в общественном транс­порте чем-то напоминают Фермопильское ущелье, где зна­менитые 300 спартанцев довольно долго сдерживали натиск стотысячной армии персов. Правда, потом они погибли, так ведь изначально стояли насмерть, даже не помышляя об от­ступлении. Нам же в троллейбусе такой героизм без надоб­ности. Именно в грамотном отступлении к выходу и заклю­чается главная цель всей этой возни - на улице и простора для маневра больше, и можно банально дать деру. Но до ос­тановки еще надо доехать, желательно целым и невредимым, поэтому разберемся, как и чем лучше обороняться.

В первую очередь, конечно, ногами. Руками взялся за поручни и вперед. Только задирать их под потолок, равно как и пытаться бить сразу двумя ступнями не надо. Если против­ник ухитрился схватить тебя за лодыжку, ударь его второй ногой под колено или в пах. Захвата за руки, тем более за кор­пус, нельзя допускать ни в коем случае. Строго соблюдай ди­станцию и планомерно отходи к кабине водителя. Хотя, если противник уж очень удобно подставится, если за спиной у тебя уже раскрываются двери и надо выиграть необходимые для отрыва мгновения, один хороший тяжелый удар на вы­рубание не повредит. Для понта восторженный взгляд им за спины и радостный возглас - «Санек, делай!» Пока они со­ображают, где этот Санек и что он собрался делать, мощный удар тому, кто нагло лез первым. От всей души, на макси­мальное поражение, чтобы заполучить возможность рвануть без оглядки на улицу. Или чтобы вооружиться, не все же од­ними ногами воевать.

Оружия вокруг нас хватает везде, даже в троллейбусе и в трамвае. Например, торчит из пакета у какой-нибудь бабуш­ки-старушки бутылка кефира - прекрасно. Бутылка промеж глаз не девичий поцелуй, да и общественность в лице бабки наконец-то подключится. Визг, писк, ругань, претензии ма­лоимущих пенсионеров превосходно воздействуют на не­рвную систему противников, особенно с учетом того, что сво­ими действиями ты уже сорвал им «блицкриг». Кстати, задерживать врага, ежели он пустился наутек, не рекоменду­ется. Выскочили ребята на улицу и пусть себе бегут куда гла­за глядят.

Подбирая оружие, не обязательно зацикливаться имен­но на кефире. Все годится. Объемистую хозяйственную сум­ку можно резко выдвинуть в проход под ноги атакующим. Можно хорошо врезать по рукам острым углом атташе-кей­са, выхваченного из рук у интеллигентного очкарика, пугли­во вжавшегося в сиденье. Можно сыпануть в морду пакет картофеля, ткнуть чужим зонтиком, ослепить дезодорантом, заимствованным из женской сумочки... Народ поймет и не осудит, а если осудит, то не слишком сурово. К тому же мате­риальный ущерб нетрудно компенсировать, а вот поправить здоровье часто оказывается слишком сложной проблемой. Кстати, кейсом лучше всего бить с размаха, держа его за руч­ку, или употреблять вместо щита, активно работая при этом ногами.

При наличии способностей к акробатике вовсе не обяза­тельно ждать до тех пор, пока раскроются двери. В троллей­бусах, например, форточки достаточно широкие. Подтянув­шись на поручнях, довольно легко можно выскользнуть из ловушки ногами вперед, не дожидаясь, пока тебя аналогич­ным образом вынесут на носилках санитары «скорой помо­щи». Если форточка закрыта, а возиться с ней некогда или тогда, когда побоище разыгралось в автобусе (трамвае), выб­раться на улицу можно прямо через окно. Дабы пассажиры при аварии не покалечились, стекла в общественном транс­порте ставятся сталинитовые - врезал по стеклу каблуком и оно разлетается на тысячи мелких осколков. Но, разумеется, надо десантироваться через окно тогда, когда водитель оста­новил стального коня или хотя бы притормозил на время. И еще надо убедиться перед выполнением этого номера в том, что пару секунд форы противник тебе подарил - после тво­их настойчивых просьб ногами или руками...

* * *


В ВАГОНАХ МЕТРО свободного пространства гораздо больше. Там противник не станет атаковать, выстроившись в колонну по одному. Навалятся сразу, как минимум, двое. Однако и обороняющемуся в таких условиях маневрировать легче. Принцип маневра все тот же - свести на нет числен­ный перевес врага. Опять-таки, для этого можно взять в обо­рот более хлипкого из нападающих или вжаться в угол, отби­ваясь выхваченным у кого-нибудь из пассажиров «оружием». Главное, дождаться остановки, а там с ревом рваться к две­рям. На станциях метро всегда есть милицейский патруль, но даже если он окажется в противоположном конце подзем­ного перрона, атаковать противники, скорее всего, постесня­ются. Да и раствориться в толпе нетрудно, и им, и тебе.

Еще можно привлечь в союзники пару-тройку крепких ребят, случайно оказавшихся в том же вагоне. Только без вся­ких «парни, помогите!» Народ этого не любит. А вот нырнуть за спины мощных нейтралов, как бы ненароком подставляя под удар кого-нибудь из них, такой маневр не помешает. Вдо­бавок, можно сыграть на узнавание: - Привет! Слава Богу, что ты тут! Ну, суки, теперь мы вас! - это уже врагам. Пока в суматохе те и другие разберутся, глядишь, уже остановка.

Оставить противника ни с чем в электричке еще легче. Оружия там невпроворот - зимой лыжники едут, а с весны до осени в любом вагоне полно садово-огородного инвента­ря. Встречаются также плотницкие инструменты, разные там ножовки, топоры, стамески. Наконец, имеется стоп-кран, рвануть который в случае опасности сам Бог велел. Только нельзя забывать о коварстве резкого торможения. Рванул, а сам схватился за что-нибудь надежное, неважно за что, лишь бы не упасть. И в контратаку, пока противники не опомни­лись. Цель контратаки - прорваться в тамбур. Дверки за спи­ной съехались и, если ручки у них выпирают наружу, нетруд­но зафиксировать створки поясным ремнем, рукавом плаща (можно чужого), шарфом, проволокой, веревкой. Но быва­ет, что вместо ручек на дверях какие-то малополезные углуб­ления (о чем, спрашивается, конструктор думал?!). Тем не менее, отчаиваться не стоит. Сразу за тамбуром находится площадка для перехода в соседний вагон. Проскочил через нее в сопредельный тамбур, сел там на пол и ногой отжал тор­мозную ручку до упора вверх. Давление ноги рукой не пере­силить, так что преграда для погони получится непреодоли­мая. Но засиживаться под дверью нежелательно. На первой же остановке кубарем из вагона в придорожные кусты, а там дай Бог ноги! Если же невтерпеж ехать дальше, то следует пробежать вдоль поезда в ту сторону, откуда начиналась погоня и в последний момент прыгнуть на вагонную ступеньку. Только маневр этот надо произвести как можно осторожнее, не привлекая внимания обескураженных пре­следователей, мечущихся по платформе в поисках исчезнув­шей жертвы.

* * *


ПОЗДНО ВЕЧЕРОМ В ПАРКЕ. Ночные прогулки с люби­мой девушкой по нынешним временам занятие довольно опасное. Хотя подавляющее большинство влюбленных, уеди­няясь на тихой скамейке, думает все же о свадьбе, а не о соб­ственных поминках. При этом они, как правило, забывают, что безопасность секса обеспечивается отнюдь не наличием презерватива, что бы там ни внушала народу газета «Спид-инфо». Точнее сказать, потерявшие рассудок влюбленные вообще ни о чем не думают, потому и шляются-милуются в таких местах, куда и милиция-то совать нос остерегается. В результате они иной раз попадают в скверный переплет.

Профессиональные грабители редко когда нападают на жмущиеся по лавочкам пары. Писку от них много, а навара практически никакого, ведь слоняются по улицам-паркам-скверикам те, у кого в кармане блоха на аркане. И потом, грабеж пережить можно. Отдал имеющуюся наличность, часики, кольца-перстни и обнимайся себе дальше, если настроение не до конца испортилось. Но злодействуют в темных переулках и тенистых аллеях не только грабители. Го­раздо чаще там шныряют стаи веселых ребятишек, обожаю­щих наезды широкого профиля. На охоту они выходят не ко­рысти ради, а развлечения для, так что экспроприацией материальных ценностей не ограничиваются. Парней лупят, девчонок в кусты волокут. Могут и парня заместо девчонки использовать. Развлекаются, одним словом.

Если твоя подруга не проходила спецкурс в Симферо­польской школе ГРУ с последующей стажировкой в джунг­лях Латинской Америки или трущобах многострадального Белфаста, тебе придется туго. Сложность ситуации заключа­ется в том, что просто вывернуться и убежать никак нельзя, оборонять надо не только себя, но и любимую. Если, конеч­но, считаешь себя мужчиной. Впрочем, самые предусмотри­тельные берут с собой на свидание, кроме цветов да презер­вативов, еще и охотничий нож либо бейсбольную биту. А уж прихватить бутылку типа «фаустпатрон» сам Бог велел. Но разговор сейчас идет о такой ситуации, когда под рукой ни­чего подходящего нет, зато имеются в наличии пять-шесть подонков, желающих извлечь максимум удовольствия из тво­ей непредусмотрительности.

Спровоцировать их нападение может все, что угодно. Даже литые мускулы парня, увлеченно тискающего подругу в уютной беседке. Собственное превосходство такие ребят­ки в честных поединках доказывать не любят, предпочитают толпой огуливать крепкого с виду противника. Правда, ата­ковать «качка» с торсом как у Шварценеггера они предпочи­тают внезапно, норовят вырубить первым же ударом чего-нибудь тяжелого. Чтобы наверняка. А вот перед млеющим в жарких объятиях худосочным студентом или старшекласс­ником, наоборот сперва кочевряжатся и только потом сво­рачивают ему челюсть - смотри, мол, девочка, какой он у тебя доходяга. Дали разок, он и скис, головку не держит. Плюнь на него, пошли с нами. Не хочешь?! Ну, в таком разе не обижайся...

Посему, заметив движущуюся в вашу сторону развеселую компанию, лучше всего как можно скорее покинуть облю­бованное местечко. Раздумывать тут нечего и надеяться, что мальчики-хулиганчики проследуют мимо, скромно опустив глаза в землю, тоже не приходится. Чтобы там ни орали в спи­ну - подругу в охапку и вперед, желательно туда, где много света, где движутся вереницы прохожих. Даже имея при себе оружие, даже владея приемами рукопашного боя, разыгры­вать «крутого мэна» не стоит. Подруга поймет, а если не пой­мет, то стоит задуматься - нужна ли тебе такая подруга? За­ботливая девчонка, которой ты действительно дорог, сама потащит любимого, способного в ярости натворить делов, куда подальше. На шею бросится с криком: «не трогай их, милый!» Поскольку перспектива увидеть своего ненаглядного на скамье подсудимых ее как-то не вдохновляет, а в гробу - и того меньше.

Но не получается, допустим, тихо исчезнуть. Только на­чали вы с ней уносить ноги, а ребятишки озорные вдруг сле­дом увязались. В спину кричат «стоять!» и еще много разных нехороших слов, из которых явствует, что интересует их в три часа ночи отнюдь не местонахождение ближайшей библио­теки.

Если подруга, опять же, не привыкла бегать кроссы на скорость, а погоня уже дышит в затылок - ничего не поде­лаешь. Надо принимать бой. Точнее, связывать их боем, да­вая подруге возможность оторваться. При всей своей любви и заботливости она просто обязана понимать, что как раз ее присутствие любимому сейчас мешает. Пусть себе убегает куда угодно и кричит при этом погромче, тебе же требуется выиграть время, нужное ей для бегства. Но выиграть так, что­бы оставалась возможность чуть погодя, когда подруга ока­жется вне опасности, уйти самому. Естественно, на бегу край­не желательно чем-нибудь вооружиться. Палкой, кирпичом, бутылкой, хотя бы куском стекла от разбитой витрины с ме­стной газетой. Но лучше всего обрезком стальной трубы или куском арматуры. Подхватил с земли и, велев подруге со всех ног бежать к ее подругиной маме (если сразу не поймет, ад­рес следует уточнить более эмоциональным выражением), развернулся навстречу противнику со звериным ревом: «По­убиваю, козлы вонючие!»

Но это в том случае, если рельеф местности позволяет блокировать дорогу подобно тому, как триста спартанцев пе­рекрыли проход в Фермопилах. Если же есть вероятность, что кто-то из преследователей бросится за девицей, тогда как остальные начнут окружать тебя, то лучше пробежать какую-то часть дистанции вместе с ней, а подхваченное оружие пу­стить в ход тогда, когда лидер погони начнет наступать на пятки. Помни, что единственное преимущество одиночки в данной ситуации заключается во внезапности контрудара. То есть, лупить самого быстроногого преследователя арматури­ной по нижним конечностям (либо бутылкой по голове) сле­дует так, чтобы он даже притормозить не успел. Сократилось расстояние до критического - резкий разворот и в бой.

По ногам ему бей так, чтобы носом в землю зарылся, что­бы встать без посторонней помощи не сумел. Этот не вста­нет - половина дела сделана. За подругой гоняться не станут, тобой одним займутся. Ну и пусть, было бы у тебя желание, а отмахнуться дубиной завсегда можно. И так вот, отмахива­ясь-отмахиваясь, старайся уходить. Главное, реву матерного побольше, и к себе близко не подпускай. Как? Пособий по работе с палкой нынче хватает, пользы они пареньку, риску­ющему устраивать любовные игры там, где ночами раздают­ся вопли о помощи, принесут не меньше, чем знаменитая «Кама-сутра».

Кирпич, бутылка, кусок стекла по эффективности метал­лическому пруту значительно уступают, однако нейтрализо­вать ими хотя бы одного-двух противников несложно. Зада­ча номер один состоит ведь в том, чтобы даму сердца обезопасить. Будьте уверены, если удалось хорошо приголу­бить хоть одного члена компании, за ней никто уже не побе­жит. Поскольку жажда развлечения сменилась у ребят кров­ной обидой за покалеченного дружка. И эту обиду они теперь жаждут смыть твоей кровью. Если схватят, лютовать будут жутко. Убить могут запросто.

Предположим, ни кирпича, ни палки под рукой не на­шлось. Что ж, терять все равно нечего. Можно просто бро­ситься ближайшему преследователю под ноги, только опять же, так броситься, чтобы грохнулся он со всей скорости. Но руками его за ноги хватать не вздумай, кидайся боком, пере­крывая движение где-то ниже колен. И тут же вскакивай для встречи тех, кто мчится следом за ним. Если время позволя­ет, то не мешает врезать ногой по голове или в пах зарывше­муся в грунт упавшему. Чтобы не встал, чтобы видом своим полумертвым у товарищей своих боевой задор поубавил.

Если номер этот удался, дальше полегче будет. За подру­гу переживать не надо. Надо теперь дырку искать, в которую самому отсюда сбежать можно. Итак, непрерывное переме­щение, яростные крики, атаки и, при малейшей возможнос­ти, рывок в темноту окружающего пространства. В любом направлении, за исключением того, куда понеслась очей тво­их краса. При этом, затевая хоровод вокруг себя, действовать необходимо крайне агрессивно и жестоко. Примерно так, как воюет кавказская овчарка со стаей голодных волков. Ника­ких захватов-бросков, никаких тяжелых ударов кулаками со вкладыванием всей массы тела. Только стремительные тыч­ки оружием, хлещущие удары открытой рукой по рожам, в первую очередь по глазам-ушам-носу. Удалась атака или не удалась, все равно отскок в сторону и новая атака, по друго­му противнику. Хорошо зацепил, не увлекайся одним, вон их вокруг сколько мельтешит. Бей следующего, того, кто по­ближе. Но думай только об одном: как бы скорее из круга вырваться.

Если на спину кто-то прыгнул, сразу падай на одно ко­лено с резким наклоном вперед. Сила инерции его мигом сметет, через тебя перебросит, но тут уж надо любым спосо­бом избавиться от захвата и на ноги быстро встать. Потому что валяться в обнимку с противником под ногами у его оз­веревших корешей занятие крайне опасное, долбанут ботин­ком в череп, и общий привет! Чтобы такого не произошло, потрудиться придется изрядно. Во-первых, если упавший вместе с тобой ворог вцепился клещом, отпускать никак не желает, требуется срочно превратить его в безвольное чучело для прикрытия. Как угодно, только быстро. Головой в асфальт ткнуть, в угол скамейки, в бетонную урну, локтем в висок ударить, собственной головой хороший «бычок» закатить ему между ушей. Во-вторых, вертеть его надо словно куклу, зак­рываясь от ударов ногами. В-третьих, зорко следить за теми, кто сгрудился вокруг, пинать их по голеням-коленям, чтобы чересчур близко не подходили. Освободился, наконец, от зах­вата, увидел просвет и перекатом туда. На ноги вскочил, про­имитировал атаку на ближнего, развернулся и ходу.

Другой вариант действий на земле - не глушить лежа­щего рядом с тобой противника, а ткнуть ему пальцем в глаз или хорошенько крутануть за яйца. Либо ухо ему откусить, нос свернуть, палец сломать. Словом, причинить такую боль, чтобы взвыл, словно его режут без наркоза. Благодаря твое­му зверству, захват он мигом отпустит, да к тому же прияте­лей своих этим воплем малость испугает. Подумают, что но­жом ихнего друга ткнули, и разубеждать их в том не стоит. Ножа все побаиваются, особенно если он уже пущен в ход. А впотьмах разве разберешь? Вскочил и с криком «зарежу!» на остальных бросайся, дорогу обязательно освободят. Ну, а убе­гать - это уже не в кольце драться. Так что унывать, даже если свалили на землю, совсем не обязательно. Главное - не те­рять голову. И еще важно заблаговременно хоть что-то осво­ить на тренировках, пусть полушутя. Если та или иная ситуа­ция заранее смоделирована, уже легче в случае ее реального возникновения.

Бывает, к сожалению, и так, что присохшая к скамейке парочка настолько увлечена друг другом, что ничего и нико­го вокруг не замечает. В результате ее положение становит­ся почти безвыходным. «Почти», так как абсолютно безвы­ходных ситуаций все же не бывает, главное, как всегда, не впадать в панику. Известили ребята о своем появлении дели­катным покашливанием или сразу ахнули по затылку, бесце­ремонно прервав затяжной поцелуй, не имеет значения. В любом случае, первым делом крайне важно перехватить инициативу, хоть на мгновение шокировать противника ка­кой-то неожиданной выходкой. Цель все та же: отвлечь вни­мание присутствующих на себя, чтобы подруга могла боком-боком потихоньку свалить отсюда. Разумеется, если хватит на то у нее мозгов.

Кстати, можно и ее в игру включить. Например, взреветь дурным голосом что-нибудь вроде «ты куда меня заманила, шалава?!», и отшвырнуть ее от себя подальше в темноту. Сам же не вставая бей головой под дых тому, кто для подобной акции удобней других расположился. Рванулся кто-нибудь за девчонкой - останови любой ценой, подножкой или зах­ватом за руку, смотря как оно сподручней. А сам в сторону отпрыгнул, но сразу не убегай, внимание их по-прежнему на себя отвлекай. Понтов побольше: руку за пазуху либо в кар­ман и яростно кричи «зарежу!» Или: «вы что, совсем очуме­ли, своих уже щемите?!» Да что угодно, лишь бы хоть чуть-чуть ошарашить. И тотчас атаковать, причем атаковать предельно агрессивно, работая всеми четырьмя конечностя­ми одновременно и еще головой впридачу. Удары рассыпай веером - по глазам, в горло, наотмашь по вискам. Заприме­тил поблизости кол, туда сдвигайся. Кирпич увидел - стре­мись к кирпичу. В любую, короче говоря, сторону, где имеет­ся что-нибудь, пригодное для употребления в качестве оружия.

Взяв в руки дрын (кирпич, бутылку, арматуру, стекло), действовать надо крайне жестоко. Ни капли жалости, ника­ких мыслей о последствиях. Еще неизвестно, дойдет ли по­том дело до суда, а вот убивать тебя сейчас станут конкретно, если допустишь ошибку. Поэтому алгоритм твоих действий должен быть простым: убил, так убил, не убил, так инвали­дом сделал. Ребята эти иной участи все равно не заслужива­ют, а вид бездыханного тела одного из них если и не остано­вит дальнейшую агрессию, то рвения намного убавит. Посему решимость пойти на все, вплоть до смертоубийства всех на­падающих без исключения, должна гореть на твоем лице и выплескиваться в яростных криках, напоминающих звери­ное рычание. Нападают-то на беззащитные парочки в основ­ном дефективные переростки. На серьезное сопротивление они не рассчитывают и, за редким исключением, легко под­даются испугу, особенно при виде собственной крови. Чужая их, напротив, зверит, зато своя неудержимо побуждает к от­ступлению. А поскольку отступать им есть куда, постольку берут они ноги в руки, ежели нарываются на достойный от­пор, очень даже охотно. Только следует убедить их в своей решимости соорудить здесь груду из мяса с костями, иначе в окровавленный мешок костей превратишься ты сам. Расте­рянность проходит быстро.

Предположим теперь, что сыграть на опережение тебе не удалось, ситуацию контролируют они. По зубам пару раз вре­зали, по земле покатали и, опьяненные первым успехом, ре­шили приступить ко второй части программы. То есть, по­развлекаться с оглушенной происходящим девчонкой. Можно, конечно, взвыв от отчаяния, снова ринуться в бой, однако обух плетью не перешибешь. Оставить-то ее оставят, но ненадолго. В пять секунд затопчут толпой, и бить теперь станут так, чтобы измываться над ней им больше никто не мешал. Следовательно, надо идти на хитрость. На четверень­ках или еще как, изображая всем своим видом полную капи­туляцию, отползти в сторону и рвануть в темноту. В принци­пе, верно оценив соотношение сил, сделать это можно уже после первого пропущенного удара. Отлететь на пару метров (даже если удар средненький) и с жалобным воем броситься в кусты, якобы помышляя лишь о собственном спасении. Могут, конечно, погнаться следом (что, в общем, неплохо), а могут чисто символически дернуться в ту же сторону, но пос­ле трех-четырех шагов махнуть рукой: «не боец, а так, трус­ливая мразь».

Девчонке, конечно, придется несладко, но тут уже от тебя зависит что они с ней успеют сотворить. Поскольку в кусты ты должен уходить по той же причине, по какой фельдмар­шал Кутузов после Бородина пер до Рязани. Порыскал вок­руг, нашел подходящий предмет (лучше всего, разумеется, стальную трубу или арматуру) и назад, отбивать любимую. Вот тут-то на твоей стороне все преимущества, не одного, а двоих-троих можно сразу завалить. В 90 процентах случаев из 100 после такого выхода на арену остальные члены шайки бросятся врассыпную, позабыв обо всем на свете. Никакого преследования! Железяку в одной руку, девушку в другую и форсированным суворовским маршем подальше отсюда. Да, перед уходом не забудь проверить, не осталось ли на поле брани что-нибудь из ваших вещей? Вдруг, в самом деле, ты кого-то убил? Зачем подбрасывать следствию вещдоки?

Еще один вариант. Ребятишки могут оказаться жутко де­ловыми и сразу вас с подругой поставить под ножи, чтобы без всяких опасений грабить, насиловать, издеваться. В по­добных случаях разыгрывать труса сам Бог велел, иначе все может окончиться очень быстро и очень печально. Играть можно по-разному. Например, распустить нюни и взмолить­ся плачущим голосом: «Не убивайте, все отдам и молчать буду. И деньги берите, и шмотки, и ее, только меня отпустите». Или же весело сообщить обступившей тебя своре, что ты с ними одного поля ягода, только залетная. Что-нибудь типа «да я эту шлюху сам на танцах (на вокзале, в кафе) подцепил пару часов назад. И вообще, свой я, братва, только иностранец. Гражданин сопредельного государства Кыргызстан. Вы тут развлекайтесь, я в ваши внутренние дела не вмешиваюсь. Вот вам часы и дензнаки на память, а я пошел спать. Мир-друж­ба-балалайка»...

Пару плюх в любом случае отвесят, но как противника не воспримут. Дальше все зависит от твоего нюха на ржавые металлоизделия. Их у нас пока, слава покойному Госснабу СССР, везде и всюду навалом. На худой конец и брусок от соседней скамейки сойдет или сук потолще. Те же кирпич с бутылкой. Подруга, конечно, будет поначалу изрядно потря­сена, но сокрушительные удары по головам подступивших к ней подонков быстро ей все объяснят. Хотя «вокзальную шлюху» она тебе потом припомнит обязательно. Женщины, они такие.

Короче говоря, выпутаться с минимальными издержка­ми можно практически всегда. И все же, элементарная пре­дусмотрительность требует, как минимум, наличия при себе оружия, раз уж отправляешься в ночные прогулки по глухим местам. Неплохо также заранее обсудить с девушкой вари­ант действий при нападении «всадников ночи». А всего луч­ше гулять с ней там, где, может быть, не столь уютно, зато сравнительно безопасно. Не зря ведь давно сказано: «Умный знает, как выбраться из трудного положения, мудрый знает, как такого положения избежать». Хотя, если честно, любовь и мудрость в людях не совмещаются. Ведь что такое любовь? Чудовищное преувеличение достоинств одного человека в сравнении с другими.

* * *


КОГДА ТЫ ГОЛЫЙ. Оживленный пляж на берегу какого-нибудь водоема имеет, на первый взгляд, мало общего с мрач­ной подворотней или вонючим пивбаром. Однако есть у лю­дей странное свойство выяснять отношения с помощью кулаков в самых неожиданных местах, и ситуации типа «но­гой по морде» возникают на пляжах частенько. Да что там пляж?! «Наехать» могут даже в бане, где все мы разгуливаем в чем мать родила, и где, за редким исключением, единствен­ным нашим оружием является именно то, что досталось от той же мамы при рождении. Впрочем, в бане разомлевший от пара народ не столь агрессивен, как на пляже. Ах, этот пляж! Вокруг гуляют и лежат красивые девочки, солнышко плавит мозги снаружи, водка плавит их изнутри. Как тут не покуролесить?

Если с головой и мозгами у тебя все в порядке, то шансы понежиться возле воды и при этом остаться совершенно не­вредимым, значительно возрастают. Главное вести себя так, чтобы не привлекать внимания той части публики, что при­выкла сочетать отдых с мордобоем. А именно: держаться надо естественно и просто, с окружающими общаться вежливо и дружелюбно. Нарисовалась, допустим, поблизости группа парней, прямо-таки дышащих агрессией, не подавай виду, что их появление чем-то тебя озаботило, не косись по сторонам, не реагируй на их реплики и взгляды, не обращай внимания на матерщину, пьяные крики и вопли транзистора или маг­нитофона (эта мразь просто обожает засорять тишину при­роды грохотом звуковоспроизводящих устройств). В общем, демонстрируй всем своим видом, что тебя интересуют толь­ко три предмета: солнце, вода и подруга, ежели таковая при тебе имеется.

Между прочим, именно из-за них, лапушек, чаще всего конфликты и возникают. Пляжные мальчики, во-первых, считают себя - условно выражаясь - ценителями и люби­телями женской красоты, а во-вторых, истинными неотра­зимчиками. Объяснять очередному пьяному скоту с воню­чей пастью и тупой рожей, что он чудовищно заблуждается насчет собственной привлекательности, дело безнадежное, неблагодарное и опасное. В-третьих, манеры у них, мягко говоря, раскованные. Присесть на твои вещи, барышню твою руками полапать - это для них норма, а не исключение. Ну и речь, достойная истинных джентльменов: без такой-то ма­тери они трех слов в одну фразу связать не могут.

Что ж, испуганно умолкать, затравленно коситься по сто­ронам и судорожно подгребать под себя одежду не надо. До­статочно производить впечатление пары, занятой исключи­тельно друг другом, глубоко равнодушной ко всему, что творится вокруг. Можно также подняться и перейти в более спокойный уголок. Только делать это надо не торопясь, так, словно нет никакой связи между вашими действиями и по­явлением неподалеку агрессивной компании. И уж само со­бой, не стоит лезть на рожон, даже если в спину вам несутся разные нехорошие слова. Вот если в погоню ринутся, тогда другое дело, а на провокации пусть реагируют другие, у кого рассудка поменьше.

Согласен, время теперь такое, что можно забить челове­ка на глазах у всех, и никто не полезет вмешиваться - глухой ропот и крики «надо вызвать милицию» - не в счет. Своя ру­башка ближе к телу для любого и каждого. Но все же люди вокруг, а не безмолвные истуканы с острова Пасхи, поэтому сколотить из них комитет собственного спасения дело впол­не возможное. Развалилась, к примеру, на песочке пара мус­кулистых парней, с усмешкой взирающих на то, что проис­ходит с тобой. Ты их знать не знаешь, они тебя тем более, но в данной ситуации это не имеет никакого значения. Изда­ешь радостный возглас и устремляешься к ним. Говори все, что взбредет в голову, главное, чтобы твои недруги видели процесс тесного дружеского общения с «качками». Напри­мер, «опознай» в одном из них своего старого приятеля (при­чем узнавай громко, а извиняйся за ошибку тихо). Можно риторически призвать их в свидетели пляжного беспредела - «нет, мужики, вы посмотрите только, что за козлы!! Из-за них теперь и у меня, и у вас будут неприятности!» Короче говоря, главное - нарушить их душевный комфорт. Хотят они того или нет, но ты уже втянул их во всю эту историю и пусть они из твоих слов не поняли ровным счетом ничего, как-то отре­агировать должны. Например, начали выяснять, кто ты та­кой и чего ты от них хочешь, просто замолчали, поглядывая вокруг и соображая, как им поступить - уже сто против од­ного, что прилюдно тебя мордовать никто не станет. Агрес­соры либо сойдут со сцены, либо займут выжидательную по­зицию, а значит, дадут тебе время хорошенько пошевелить мозгами в поисках выхода.

Воспользуйся этим и объясни ребятам, что их мускулис­тые спины стали для тебя временным укрытием, постарайся расположить их к себе и сам убедишься, что даже после 80 лет господства большевиков простой народ еще не утратил до конца своего благородства. Кулаки ведь чешутся не толь­ко у «плохих» парней, у «хороших» они тоже зудят. И если представилась парню возможность показать себя перед пляж­ными красотками этаким рыцарем без страха и упрека - обя­зательно покажет. Но при одном важном условии: если твои невольные союзники будут уверены в собственном превос­ходстве над противником. Поэтому помощь следует искать у парней действительно крепких, а не первых попавшихся хлю­пиков, с испугу утративших дар речи...

Только не надо бросаться к окружающим с воплями «ка­раул, убивают!» или «люди, спасайте!» Наверняка в таком случае натолкнешься на глухую стену отрешенности, тут ре­акция у всех одинаковая. Впрочем, находится иной раз ка­кая-нибудь пигалица женского рода, влезающая в твою про­блему, но кроме визга и писка помочь она ничем не может. Ее саму спасать в таком случае требуется. Посему стратегия обращения к гражданам такова: сломать им кайф, втянуть в свою разборку и тем самым вызвать вполне понятный гнев к тем, из-за кого все началось.

Получается это не у всех и не всегда. Гораздо чаще жерт­ва просто не успевает сообразить, откуда что взялось, как кто-то уже навис сверху, нагло вопрошая: «Чего ты на нашем ме­сте разлегся?!» или же по-хозяйски шлепая по попке твою милую-ненаглядную. И людей вокруг не так, чтобы очень, к тому же преимущественно мамаши с детьми, да тощие школь­ники. А то и вовсе их вокруг пара человек, что применитель­но к описываемой ситуации весьма реально - все же хулига­ны предпочитают резвиться не в самых многолюдных местах. Что надо делать? Как всегда, в первую очередь взять себя в руки. Давно известно, но не мешает это повторять снова и снова - чем агрессивнее ведет себя противник, тем больше он боится. Вот и у них, у наехавших на тебя беспредельщи­ков, как бы они ни хорохорились, в душе живет страх. Стоят они вокруг тебя, шуточки отпускают, а сами ждут твоей ре­акции и то, как все повернется дальше, зависит только от тебя.

Бывает, правда, что сперва по затылку треснут, а уж по­том прикалываются, наслаждаясь беспомощным состояни­ем жертвы, но такое случается редко. В том случае лишь, если цель наезда совершенно конкретная, грабеж, скажем, или изнасилование твоей спутницы. В принципе, все так же, как в парке или на танцплощадке, хотя есть два существенных отличия. Во-первых, одетыми и обутыми не загорают, во-вто­рых, рядом вода. Если прихватили тебя одного, то проще всего унырнуть от них в набежавшую волну и делу конец, особен­но ежели беспредельная команда разгуливает по пляжу в оде­том виде. Ну не получилось у них начистить тебе рыло, не портить же из-за этого шмотки? Правда твой гардеробчик может либо исчезнуть, либо превратиться в лохмотья. Что ж, сам решай, что дороже - тряпки или здоровье? Кстати, в наше время рекомендуется одевать на пляж только самое про­стое из одежды: застиранная майка, старые-престарые джин­сы, тапочки на босу ногу - чтобы не на что было позариться даже самому занюханному пляжному воришке-бомжу.

Схема проста. Делаешь неожиданное заявление типа «ладно, мужики, давайте ударим по пиву, оно у меня там в воде на дне охлаждается» и с ходу бросаешься в воду. А если плавать не умеешь, то заходишь по самое горло и начинаешь перемещаться в воде подальше из этих мест параллельно бе­регу, время от времени подныривая для маскировки. Если в воде людей много плещется, крайне трудно уследить, какая из голов - твоя. Пытаются задержать? Тоже не беда, голого человека удержать ой как не просто. Песочком в глаза одно­му, пяткой по яйцам другому, рывок из объятий третьего, пры­жок в воду и чемпионский заплыв кролем.

Бывает, однако, что по горячке кто-то из противников устремится в воду вслед за тобой. Особенно, ежели они тоже раздеты. А то и двое ринутся. Помни, что вода для умного человека надежный союзник. Основная идея боя в воде сво­дится к тому, чтобы тянуть противника под воду, а не выры­ваться судорожно из рук. Настиг кто-то, делаешь глубокий вдох, ныряешь, хватаешь его за ноги и тянешь на дно. Про­верено на практике: мгновенно забывает обо всем на свете, кроме одного - как можно скорее оказаться на берегу. Не де­лай только распространенную ошибку - не пытайся топить противника сверху, выпрыгивая из воды и наваливаясь на него. Тут очень легко пропустить удар под дых, под ребро, захват за половые органы. Не хватай за горло, за волосы. Ныряй, обхватывай тело ниже пояса или ноги и вниз вместе с ним, причем старайся не отпускать подольше.

Если противник обхватил тебя, не оригинальничай. Ку­сай его за пальцы, уши, нос, откручивай мужскую красу. Не жди, пока подоспеет второй, тем более - третий. Ныряй от берега и выныривай со сменой курса, глядя от берега, чтобы лицо твое разглядеть не смогли. Затылки у всех почти одина­ковые. А то ведь может найтись снайпер, способный с пят­надцати метров точно вложить камень тебе в лоб или в ви­сок. Посему меняй направление и пореже всплывай из-под воды. Ежели не умеешь хорошо плавать и нырять, значит, рано тебе еще на пляжи похаживать, подучись сперва.

Впрочем, спасаться бегством хорошо тогда, когда тебя на берегу ничто не удерживает. Однако стычки на пляже боль­шей частью случаются из-за девчонок и как-то не в жилу ос­тавлять подругу одну. Ах, эти женщины, все наши беды из-за них! Что ж, рассмотрим второй вариант.

Подошли, окружили, наехали - не дрейфь. Твоя основ­ная задача, как и в парке ночью, связать их боем, давая подру­ге возможность улизнуть, а потом самому удрать без особых повреждений. Сие вполне возможно, общая безвыходность ситуации - лишь иллюзия. Повторю в очередной раз, что численного перевеса в бою не бывает, бывает только недо­статок маневра. То же и на пляже, хотя некоторые комплек­суют, оказавшись в кольце и без одежды. А напрасно. В са­мый неподходящий момент никто не поймает тебя за рукав или за воротник, опять-таки рядом плещется спасительная вода. Если в ней ты чувствуешь себя более или менее уверен­но, понадобятся человек пять, чтобы там с тобой что-то сде­лать.

Главное, не позволяй завалить себя возле самого берега, где вода до колена. Все время двигайся, избегая ближнего боя. Бегать по воде трудно, так ведь и противникам тоже нелегко, вот и изматывай их до тех пор, пока девчонка твоя не догада­ется сбегать за подмогой или просто удрать. Кстати, если у нее хватит ума крикнуть на ходу «сейчас я наших позову» или «ой, дяденьки-милиционеры, скорее сюда, а то Вовку моего убьют» (хотя никаких «наших», равно как и ментов, в радиу­се трех километров не наблюдается), совсем неплохо. «Наез­жантов» подобные восклицания сильно нервируют и тот са­мый страх, что сидит в каждом из них, проявится обязательно. Наступательный пыл спадет и они, скорее всего, уберутся подальше отсюда.

Если вода до груди, до пояса, а кто-то из противников подобрался вплотную, пускай в ход удары локтями, коленя­ми, головой. В таких схватках только они и проходят - ко­роткие резкие удары с ближней дистанции. Ни в коем случае не стой в воде на одном месте, непрерывно смещайся в сто­рону максимальной глубины или хотя бы вдоль берега.

С оружием на пляже обычно напряженка. Хотя иногда кое-что попадается: ржавая лодочная цепь, кол для привя­зывания лодок, доска от мостика, пустая бутылка, ржавая консервная банка, камень. Хватай и пускай в ход без всяких раздумий, с максимальной жестокостью. Жестокость - сред­ство выживания в любом месте, даже если оно - всего лишь крохотный пятачок на прибрежном песке.


Просмотров: 2544

Комментарии к статье (0)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Май >
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама