Site map 1Site map 2Site map 3Site map 4Site map 5Site map 6Site map 7Site map 8Site map 9Site map 10Site map 11Site map 12Site map 13Site map 14Site map 15Site map 16Site map 17Site map 18Site map 19Site map 20Site map 21Site map 22Site map 23Site map 24Site map 25Site map 26Site map 27Site map 28Site map 29Site map 30Site map 31Site map 32Site map 33Site map 34Site map 35Site map 36Site map 37Site map 38Site map 39Site map 40Site map 41Site map 42Site map 43Site map 44Site map 45Site map 46Site map 47Site map 48Site map 49Site map 50Site map 51Site map 52Site map 53Site map 54Site map 55Site map 56Site map 57Site map 58Site map 59Site map 60Site map 61Site map 62Site map 63Site map 64Site map 65Site map 66Site map 67Site map 68Site map 69Site map 70Site map 71Site map 72Site map 73Site map 74Site map 75Site map 76Site map 77Site map 78Site map 79Site map 80Site map 81Site map 82Site map 83Site map 84Site map 85Site map 86Site map 87Site map 88Site map 89Site map 90Site map 91Site map 92Site map 93Site map 94Site map 95Site map 96Site map 97Site map 98Site map 99Site map 100Site map 101Site map 102Site map 103Site map 104Site map 105Site map 106Site map 107Site map 108Site map 109Site map 110Site map 111Site map 112Site map 113Site map 114Site map 115Site map 116Site map 117Site map 118Site map 119Site map 120Site map 121Site map 122Site map 123Site map 124Site map 125Site map 126Site map 127Site map 128Site map 129Site map 130Site map 131Site map 132Site map 133Site map 134Site map 135Site map 136Site map 137Site map 138Site map 139Site map 140Site map 141Site map 142Site map 143Site map 144Site map 145Site map 146Site map 147Site map 148Site map 149Site map 150Site map 151Site map 152Site map 153Site map 154Site map 155Site map 156Site map 157Site map 158Site map 159Site map 160Site map 161Site map 162Site map 163Site map 164Site map 165Site map 166Site map 167Site map 168Site map 169Site map 170Site map 171Site map 172Site map 173Site map 174Site map 175Site map 176Site map 177Site map 178Site map 179Site map 180Site map 181Site map 182Site map 183Site map 184Site map 185Site map 186Site map 187Site map 188Site map 189Site map 190Site map 191Site map 192Site map 193Site map 194Site map 195Site map 196Site map 197Site map 198Site map 199Site map 200Site map 201Site map 202Site map 203Site map 204Site map 205Site map 206Site map 207Site map 208Site map 209Site map 210Site map 211Site map 212Site map 213Site map 214Site map 215Site map 216Site map 217Site map 218Site map 219Site map 220Site map 221Site map 222Site map 223Site map 224Site map 225Site map 226Site map 227Site map 228Site map 229Site map 230Site map 231Site map 232Site map 233Site map 234Site map 235Site map 236Site map 237Site map 238Site map 239Site map 240Site map 241Site map 242Site map 243Site map 244Site map 245Site map 246Site map 247Site map 248Site map 249Site map 250Site map 251Site map 252Site map 253Site map 254Site map 255Site map 256Site map 257Site map 258Site map 259Site map 260Site map 261Site map 262Site map 263Site map 264Site map 265Site map 266Site map 267Site map 268Site map 269Site map 270Site map 271Site map 272Site map 273Site map 274Site map 275Site map 276Site map 277Site map 278Site map 279Site map 280Site map 281Site map 282Site map 283Site map 284Site map 285Site map 286Site map 287Site map 288Site map 289Site map 290Site map 291Site map 292Site map 293Site map 294Site map 295Site map 296Site map 297Site map 298Site map 299Site map 300Site map 301Site map 302Site map 303Site map 304Site map 305Site map 306Site map 307Site map 308Site map 309Site map 310Site map 311Site map 312Site map 313Site map 314Site map 315Site map 316Site map 317Site map 318Site map 319Site map 320Site map 321Site map 322Site map 323Site map 324Site map 325Site map 326Site map 327Site map 328Site map 329Site map 330Site map 331Site map 332Site map 333Site map 334Site map 335Site map 336Site map 337Site map 338Site map 339Site map 340Site map 341Site map 342Site map 343Site map 344Site map 345Site map 346Site map 347Site map 348Site map 349Site map 350Site map 351Site map 352Site map 353Site map 354Site map 355Site map 356Site map 357Site map 358Site map 359Site map 360Site map 361Site map 362Site map 363Site map 364Site map 365Site map 366Site map 367Site map 368Site map 369Site map 370Site map 371
english


 
 

О нас | О проекте | Как вступить в проект? | Подписка

 

Разделы сайта

Новости Армии


Вооружение

Поиск
в новостях:  
в статьях:  
в оружии и гр. тех.:  
в видео:  
в фото:  
в файлах:  
Реклама

Часть 5. Ситуации
Отправить другу

21. Драка в помещении

Огни вечернего города обладают притягательной силой. Они манят и зовут, словно обещают своим сиянием празд­ник радости. Однако проще простого ожечься этими огня­ми. Даже тому, кто не ищет приключений, а просто желает немного расслабиться.

Дискотеки и дансинги, рестораны и бары, биллиардные и кегельбаны, кафе и салоны видеоигр считаются вполне при­личными заведениями. Казалось бы, у них нет ничего обще­го с бандитскими притонами. Но это в тех странах, где закон и порядок торжествуют даже в неосвещенных подворотнях. У нас же места массового отдыха не без оснований считают­ся «злачными». Еще бы, в парламенте и то драки устраивают, что уж говорить о кабаках?! Поэтому нередко бывает так, что человек отправляется приятно провести время, а оказывает­ся в приемном отделении клиники скорой помощи. И отка­чивают его там вовсе не от пищевого отравления. Некоторые попадают даже на кладбище. Тоже своего рода место отдыха, но, к сожалению, вечного.

Дабы избежать нежелательных эксцессов, рекомендует­ся посещать те заведения, что относятся к разряду дорогих. Там публика собирается более или менее солидная, да и ох­рана за порядком присматривает. Люди платят немалые день­ги и вправе рассчитывать на безопасность. Однако фешене­бельные предприятия индустрии развлечений по карману далеко не каждому. А развеяться от житейских проблем хо­чется любому. Поэтому, усаживаясь за столик в ресторане, смахивающем на пресловутый «трактир на Пятницкой», слишком расслабляться не стоит. Здесь свои правила пове­дения, назвать которые благородными постеснялся бы зна­менитый налетчик двадцатых годов Ленька Пантелеев. Ца­рящие там нравы скорее напоминают разбойные салуны американского Дикого Запада. В пианистов, правда, не стре­ляют, но оскорбить с наглой ухмылкой могут запросто. И это еще далеко не самое плохое, что может с вами случиться в подобном заведении.

Вообще-то лучшее, что вы можете сделать, если публика не внушает вам доверия, так это отправиться по иному адре­су. Но так получается далеко не всегда, чему есть масса при­чин. Не станем тратить время на их рассмотрение. Гораздо важнее разобраться в том, как следует поступать в неприят­ной ситуации, раз уж она возникла. Например, что делать пареньку с подругой, если на него «наезжают» двое-трое на­глых мордоворотов. Решив развлечься, они грубят и хамят на глазах у всех присутствующих, явно провоцируя драку и совершенно не задумываясь о последствиях. А успокаивать их некому, дураков нынче заметно поубавилось.

Лучший выход находится там, где выход. То есть, та дверь, куда и заходить-то не стоило, но через которую теперь тре­буется проскочить назад. До двери этой еще надо добраться, вследствие чего приходится иной раз начинать боевые дей­ствия. Можно, правда, попытаться обезоружить наглецов жизнерадостной улыбкой, пригласить их к себе за столик и, рассыпаясь мелким бесом, предложить отдохнуть вместе, чувствовать себя как дома. Хотя дом их тюрьма, а в тюрьме вряд ли они себя ведут столь вызывающе, там махновцев не уважают и беспредел пресекают очень быстро. Подобная так­тика поможет избежать драки, поскольку парочку дружеских оплеух и дружеский пинок ногой под зад дракой не назовешь. Ну, могут еще деньги забрать, оставшиеся после расчета с официанткой (жрут ведь и пьют на халяву безудержно). Еще могут увести с собой спутницу.

Если кого-то такое окончание вечера устраивает, что ж, нельзя его осуждать. Хоть и не самый лучший вариант, зато остался жив, здоров, благополучен. Но есть и такие люди (я бы даже сказал, что их большинство), которые физически неспособны унижаться перед подонками, замирая в душе от ужаса. Да и перед женщиной стыдно. Она тебя мужиком счи­тала, а тут ей какой-то хмырь в твоем присутствии под юбку лезет. Короче, сдерживать себя не получается, надо что-то предпринимать.

Как правило, наглеть начинают в пьяном виде, а действия пьяного человека непредсказуемы. Обезвредить его можно лишь двумя способами: «вырубить» наглухо либо напугать так, чтобы страх парализовал проспиртованный мозг. Но это если противник один, здесь же их, как минимум, двое. И сдер­живающий фактор у них отсутствует - нож воткнут не заду­мываясь, если только имеют при себе ножички. Чаще всего «да». Поэтому для начала следует оценить агрессоров, пораз­мыслить о том, каковы их физические возможности, есть ли бойцовский опыт. Кстати об опыте. Тот, кто хоть раз нары­вался на человека, способного оказать мощное сопротивле­ние, на рожон не суется. Он обычно держится немного в сто­роне, ведет себя менее вызывающе, чем его небитые дружки. Но пристально следит за поведением жертвы. Вот такие-то наиболее опасны, не зря ведь говорится «за одного битого...» А небитые землю ногами роют, уже в морду норовят зака­тить... В общем, пора принимать адекватные меры.

Красиво дерутся в кабаках только герои кино. В жизни все проще и страшнее. Надеяться на кулаки, если ты не Брюс Ли и не Майк Тайсон, глупо, необходимо мгновенно воору­житься. С этим проблем не возникнет, любая закусочная - тот же оружейный склад. Целый арсенал, набитый средства­ми уничтожения себе подобных, а уподобиться противнику поневоле придется. Иначе не уйти. К примеру, нож или вил­ка. Хорошее оружие, правда, пользоваться им надо совсем не так, как рекомендуют пособия по застольному этикету. Пусть нож этот тупой и антрекот резать упорно не хочет - быст­рый секущий удар им кожу на лице противника вспорет не хуже бритвы. Можно ткнуть лезвием в глаз, в нос или в ухо, неожиданно ткнуть, оглушив «наездника» болью. О вилке же не зря говорят: два удара - восемь дырок. Хватит, впрочем, и четырех, засадил ее в щеку наглецу, да там и оставил, пус­кай торчит, жуть нагоняет. К слову, какой рукой схватить нож, а какой вилку, значения не имеет. Главное - хватать и поско­рее пускать в дело.

Еще на столе стоят тарелки, бокалы и всякие фужеры. Тарелка превосходно вписывается в переносицу либо чуть ниже носа. Бокалы и фужеры с тонкими стенками специаль­но сделаны такими, чтобы легче было вгонять их в лицо. На тарелках лежит закуска - в морду ее супостату. Особенно хо­рошо, ежели закуска горячая, с пылу, с жару. В бокале налита водка или другой какой-нибудь крепкий напиток - в глаза ему водку. Спирт отрицательно влияет на зрение не только тогда, когда его принимают внутрь, жжет глаза не хуже на­палма.

Однако все перечисленные виды оружия применяются лишь при нанесении первого удара. Задача превентивной атаки заключается в выигрыше времени для подготовки се­рьезного артналета. Тяжелое вооружение тоже найти нетруд­но. Та же тарелка, расколотая пополам, превращается в две опасные бритвы. Бутылки, графины, кувшины, массивные пепельницы хороши как для ударов, так и для метаний. Важ­ный момент: если хочется бить неприятеля бутылкой словно дубиной, то лучше использовать порожнюю тару. Разбить ее о чужую голову труднее. Но если по душе работа «розочкой», то берите бутылки полные или недопитые. Не лупите ими о край стола. «Розочку» изготавливают посредством удара по лбу ближайшего к вам «братана». Так сказать, двойной эф­фект.

С оружием более-менее разобрались, порассуждаем о маневрах. Воевать сидя на стуле мог только товарищ Сталин. И то, говорят, когда готовил свои знаменитые «десять уда­ров», расхаживал по кабинету с трубкой в руках. (Пример сей навеял: если у вас в руках есть горящая сигарета, ткните ды­мящимся концом в глаз, вопль прозвучит такой, что слабо­нервным станет плохо.) Так вот, рассиживаться за столом не рекомендуется. Если противники сидят напротив (или ря­дом), то, пустив в ход легкое вооружение, следует немедлен­но вскочить на ноги и опрокинуть на них стол. А уже после этого задействовать бутылку, пепельницу либо стул. Можно с соседнего стола.

Ежели они нависли сверху над вами - резко качнитесь назад вместе со стулом. Спинка стула убережет при падении даже дряхлого пенсионера, никаких травм не будет. Скатерть при этом одной рукой на себя, вилку или нож - другой ру­кой. Пусть звенит бьющаяся посуда. Самому она не помеша­ет, а вот врагам ресторанным визг официантки на нервы по­действует. Спинка стула об пол тюкнулась, кувырок назад либо перекат в сторону, на ноги вскочил, одному вилкой в морду, другому каблуком в колено, а там и стул можно пус­кать в ход. Стулом и бить, и защищаться очень удобно, кто не верит, пусть попробует. Только не увлекайтесь. Удалось противнику схватить стул за ножку - толкните его от себя. Пусть летит вместе со стулом на пол, вокруг еще много дру­гих стульев имеется.

И постоянное движение! Следите боковым зрением, что­бы никто за спину не зашел. Очень хорошо подключить ок­ружающие народные массы, превратив тем самым локаль­ный конфликт в массовое побоище. Для этого толкните кого-нибудь из врагов так, чтобы он протаранил соседний стол, где веселится посторонняя компания, хорошо подогре­тая спиртным. Народ у нас отзывчивый, выяснять нюансы не станет, а просто начнет лупить всех подряд, и в первую очередь того, кто к ним в гости пожаловал. Если такой трюк получился, то через двадцать секунд в драку втянется поло­вина присутствующих в зале. Но вам во всеобщем веселье участвовать не стоит. Подругу за рукав, боком-боком и к вы­ходу.

Затевая весь этот сыр-бор, о даме сердца можно не бес­покоиться. Бить собрались не ее, она рассматривается участ­никами в качестве военного трофея или королевы турнира пьяных рыцарей. К тому же, современные девушки в обмо­рок не падают и рассудок при виде того, как лихо сражается ее кавалер, не теряют.

В маленьких барах, пивных, кафе в основном отираются завсегдатаи. Так сказать, парни с одной улицы, из одного дво­ра (микрорайона). Спитые, спетые и отпетые, очень часто с отпитыми мозгами. Чужаков они, мягко говоря, не уважают. Но коли судьба завела к ним в гости, хотя бы сами не прово­цируйте их на злодейские выходки. Во-первых, нельзя пока­зывать, что у тебя есть деньги. Лучше долго рыться в карма­нах, отыскивая мятые купюры, нежели с видом внучатого племянника султана Брунея шлепать на стол ассигнации, тем самым вызывая нездоровый интерес к себе. Во-вторых, не­чего глазеть по сторонам, встречаясь взглядом со взглядами окружающих. Задеть человека, упорно смотрящего исклю­чительно в стол либо в лицо подруге, значительно труднее. И в-третьих, держаться надо уверенно, но без наглой заносчи­вости. Не суетиться, к бармену, к официантке обращаться требовательно, однако без крика, без грубости. В общем, иг­рать человека, попавшего в привычную для себя среду, пусть в чужом городе или районе. Если имеется при себе ствол, хотя бы газовый, можно его как бы случайно продемонстрировать ближайшему зрителю с наглой рожей. Только учтите, что для такого показа он должен находиться на животе, за брючным ремнем, но никак в наплечной кобуре. А то еще, чего добро­го, примут за переодетого мента, и тогда могут взяться за вас из принципа.

Если конфликт все же возник, то берегись. Рвать будут всей стаей, а сопротивление их только ожесточит. В кино, правда, смельчаки-одиночки вырубают в баре двух-трех на­падающих, после чего гордо удаляются под восторженный гул остальных посетителей. В жизни все обстоит иначе. «На­ших бьют!» - и на героя кидаются все, кому не лень, лупят его чем попало по всему корпусу, от головы до пяток, и уда­ляется он на машине «скорой помощи». Поэтому противо­поставить наезду надо такое, чтобы у них мозги набекрень съехали, чтобы в ушах зазвенело, чтобы холодный пот по спи­не заструился.

Следует твердо усвоить, что в подобных ситуациях дей­ствовать надо не просто жестко, а жестоко. О высокой мора­ли рассуждать хорошо там и тогда, где и когда ничто не угро­жает жизни. Перед лицом серьезной опасности мораль одна: сегодня умрешь ты, но не я. И потом, подлость заключается не в том, чтобы выбить противнику глаз, а как раз в его жела­нии превратить в инвалида ни в чем не повинного человека методом «семеро на одного», исключительно развлечения ради. Нет разницы, кто именно хочет с тобой так поступить: отпетые уголовники, обнаглевшие от безнаказанности юнцы или даже слуги закона, прикрывающие садистские замашки милицейскими фуражками. На карту поставлены здоровье и жизнь, этим сказано все. Остановить беспредел одиночка может лишь дерзостью и неимоверной жестокостью. Конеч­но, если у него хватает бойцовского духа.

Если такого духа не наблюдается, то сопротивляться бес­смысленно. Лучше тогда задрать лапки, получить свою пор­цию пинков и оплеух и, умывшись кровью, существовать дальше, радуясь, что ранения зажили всего за какие-то два-три месяца. Или что оставили жизнь, хоть и сделали инвали­дом. Но если дух воина не позволяет сносить над собой изде­вательства - сомнения прочь. Ошарашить, напугать, парализовать противника ужасом, действуя в стиле загнан­ной в угол крысы. Крыса в таких случаях яростно атакует, не щадя ничего и никого. Атакуйте и вы, навязывая врагу свои правила игры.

Хорошо действует вид крови. Только не своей, разумеет­ся, а одного из нападавших. Если он просто упал от хорошо проведенного удара в голову, никто не испугается. А вот еже­ли дико взвоет, зажимая пальцами свою морду, изуродован­ную тонким стаканом (бокалом, фужером), то обязательно возникнет пауза. Шок. Чем и надо воспользоваться. Собы­тия должны разворачиваться по нарастающей амплитуде. Если первому ты порезал щеку, то второму следует разрубить нос или полоснуть по глазам. Тем же разбитым стаканом либо подхваченным со стойки консервным ножом. Можно и рас­колотой пополам тарелкой, главное, чтобы крови было по­больше. И, размахивая окровавленным оружием, со зверс­ким выражением на лице, с дикими криками ломиться к выходу. Пока не опомнились. Выскочил наружу и рывок наутек.

Но если выход далеко (кстати, садитесь всегда поближе к нему) и публика в том конце, где дверь, под кровавый гипноз не попала, надо идти другим путем. Профессионалы в таких случаях советуют брать заложника. Да иначе с толпой и не управишься. Хватай за волосы кого-нибудь из нападающих, кто поближе и поменьше массой (с дядей за центнер весом трудно двигаться к выходу), приставляй огрызок стакана ему к горлу и ревом оповещай окружающих о возможном смер­тоубийстве ихнего кореша. Действует исключительно, но - никакой игры. На вашей физиономии должна быть написа­на искренняя решимость выполнить обещанное. Что, кста­ти, в самом деле, является единственно возможным вариан­том действий. Иначе не уйти.

Еще можно прыгнуть через стойку и взять в заложники бармена. Он для толпы вроде как свой, но в то же время хозя­ин заведения. Тут уже пахнет более чем дурными последстви­ями, да и непонятно это толпе. С чего вдруг именно бармена на прихват берут? А вот с чего. Он от нападающих стойкой отделен. За спиной у него подсобное помещение, а там по­чти всегда выход есть, не дверь, так окно во двор. Посему незамедлительно, прижав к горлу обалдевшего бармена ко­люще-режущий инструмент, толкаешь его туда, в подсобку. Есть дверь - на засов ее. Нет двери - опрокидываешь в двер­ной проем что-нибудь из мебели, или штабель коробок-ящи­ков. И ему в ухо: «Выпускай, козел! Быстро, пока не замо­чил!» Проход открылся, бармена с силой пихнул назад, а сам на свободу. И спурт под девизом: «живым не дамся, да еще пусть догонят».

Ну, а если женщина за стойкой? Что ж, иного выхода нет. Убивать ее вы все равно не собираетесь, демарш рассчитан на публику. Только вот знать об этом она не должна. Не по-джентльменски, конечно, да ничего не поделаешь. Лучше остаться здоровым эгоистом, чем высоконравственным ин­валидом. А перед женщиной можно потом извиниться и как-нибудь компенсировать причиненный моральный ущерб. Но это все потом, в экстремальной ситуации следует до конца оставаться жестоким и дерзким.

Чаще всего в подобные притоны человек отправляется не по собственной инициативе, но по предложению какой-нибудь сомнительной личности. Естественно, что тянуть туда жену, сестру, любимую девушку не станет даже Ван Дамм в кинофильме. А вот со случайной подругой, особенно из чис­ла профессионалок, там вполне можно оказаться. Бывает, и притом не так уж редко, что она сама туда вас и тянет на рас­терзание. Подсадные утки встречаются не в одних только болотах. Но если и не виноватая она, тоже ничего страшно­го. Дамы легкого поведения весьма изворотливы, тогда как рыцарство по отношению к ним мало уместно. Даже в день 8-го марта, если только вы не мечтаете, чтобы на вашей мо­гильной плите была выбита именно эта дата.

* * *


Случается, что смертельной ловушкой для человека ста­новится обычная КВАРТИРА. Гостиничный номер или комна­та в общежитии. По какой причине это происходит, не столь важно, хотя, как известно, в большинстве своих бед человек повинен сам. Важно другое - быстро найти самый безопас­ный способ эвакуации из негостеприимного помещения. Быстрота процесса «шевеления мозгами» играет важнейшую роль, иначе может получиться, что шевелить будет уже не­чем. Слишком многим нравится бить жертву по голове тя­желыми предметами.

Первое обстоятельство, подлежащее выяснению - зама­нили тебя в нехорошую квартиру из каких-то злодейских со­ображений (грабеж, вымогательство, месть), либо конфликт с хозяевами (а может быть и с гостями) возник спонтанно. Из-за ревности, например, неудачной шутки, случайного оскорбления или чего-то еще в таком духе. В незнакомой компании получить по морде за свои слова или действия легче легкого. Но во втором варианте конфликта вполне возмож­но обойтись без кровопролития, в первом же сглаживать углы бесполезно, рассчитывать приходится только на силовые методы.

Итак, человек находится в незнакомой комнате либо квартире, попал туда, в общем, случайно, никого из присут­ствующих толком не знает. При этом он ухитрился чем-то прогневить хозяев и атмосфера вокруг него накаляется. Из­виняться поздно (или вообще не нужно), дело зашло далеко, вот-вот грянет гром. Гостя еще не огуливают всей толпой лишь потому, что не успели определиться - кому наносить первый удар. Вот тут-то и стоит сыграть на мужском само­любии самого агрессивного из противников, обвинить его в трусости (друзьями прикрываешься?!) и предложить выйти один на один.

Скорее всего, пресловутая дилемма «мужик ты или не мужик» вызовет небольшую паузу, и вот почему. Агрессия - дочь страха, самый агрессивный среди противников обычно самый трусливый. Сознавая это, он страшно боится выгля­деть трусом в глазах своих друзей. Но от них трудно скрыть собственные слабости, о природной трусости своего прияте­ля они, как правило, прекрасно осведомлены. Поэтому, коль решится он на поединок, в обиду друга не дадут и, одержи гость победу, подобной дерзости ему не простят. Но сказан­ное не означает, что надо подставлять физиономию под хлип­кие кулаки закоперщика. Надо сделать другое - воспользо­вавшись паузой, переиграть противников и вызвать один на один лидера компании или самого крепкого из них.

- Так, мол, и так, парни, солдат пацанов не обижает, но от честного боя не отказывается. Вот ты, к примеру, мужик на вид крутой, может лучше с тобой перемахнемся? В соот­ветствии с кодексом самурайской чести «Бусидо». Или ты не крутой и не самурай? - Смелость вызывает невольное ува­жение, а проиграть в честном поединке... Это не нож в спину из-за угла. Пара-тройка плюх? Что ж, кого из нас в жизни не били? Разве что Рокфеллера-правнука! Так он по сомнитель­ным притонам не шастает, да вдобавок прикрывает его доб­рый десяток профессиональных отбойщиков. Короче гово­ря, интуитивно избрав верную линию поведения, можно убраться восвояси с минимальными потерями. Главное - со­хранять спокойствие, ни в коем случае не паниковать и не суетиться.

Однако подобный вариант проходит лишь там, где ник­то загодя не собирался кромсать гостя на части, где вышла обычная застольная свара, не более того. Если же трое-чет­веро злоумышленников заманили человека к себе специаль­но, то ни о каких поединках не может быть и речи. Ребята знают, на что идут, и пойдут, можно не сомневаться, до кон­ца. Более того, просто ограбить (если их целью являются день­ги), а потом отпустить, они даже не подумают. Где-нибудь в темной подворотне или подъезде такое случается, но в четы­рех стенах практически никогда. Жертву сперва хорошо изо­бьют, а выворачивать карманы начнут потом, когда о сопро­тивлении человек уже не помышляет. Мечтает только о том, как бы выбраться отсюда живым. Если же человека завлекли в дом для жестокой разборки-правилки, тогда и вовсе дело труба. Под молоток пустят обязательно, и, войдя в раж, зап­росто могут убить. Действовать гостю, уловившему нездоро­вый блеск в глазах хозяев, следует исходя из возможности именно такого печального финала. То есть быстро и жесто­ко, преследуя единственную цель - любой ценой вырваться из западни.

Самый верный выход, как и везде, там где выход. В ком­натах, правда, есть еще окна, но выйти через окно третьего либо четвертого этажа достаточно сложно. Не имея парашюта за пазухой, лучше всего сосредоточиться на входной двери, а окна (если дело происходит на первом-втором этаже) и дру­гие двери рассматривать в качестве запасного варианта, на «крайний случай». Стоит, кстати, выработать у себя привыч­ку отмечать, если случается посещать чужие апартаменты, в какую сторону отворяется входная дверь. Хотя бы для того, чтобы не смешить народ, дергая ее не туда, куда надо при срочном расставании с хозяевами. Мелочь, на первый взгляд, но именно от таких мелочей очень часто зависит человечес­кая жизнь. Чуть замешкался при попытке бегства, и получил острым углом утюга по затылку. Провожают ведь по уму, за­одно и одежке достается. И вообще, оказавшись в незнако­мом месте, надо первым делом определить тот маршрут, ко­торым лучше всего выбираться назад без провожатых. Следуя данному правилу, удастся избежать многих проблем, причем не только в тех случаях, когда «провожатые» бегут следом с ножами в руках.

Необходимо заметить, что если квартиру-ловушку ис­пользуют опытные ребята, то гость и дернуться не успеет, как все будет сделано. Усадят его туда, куда надо, технично вре­жут по голове и накинут удавочку, чтоб лишнего шума не со­здавать. Все у них расписано как по нотам, срыва они не до­пустят, поэтому жертве лучше всего притвориться бесчув­ственным телом и покорно ждать, пока разбойнички выме­тут у него из карманов-сумок все мало-мальски ценное и вышвырнут потерпевшего на ближайшую помойку. Иначе лежать ему на той же помойке натуральным трупом, без вся­кого притворства.

Но бывает и так, что идея ограбления (вымогательства, мести за прошлые обиды) возникает у хозяев (или у гостей) уже в ходе общения с малознакомыми партнерами. Вот тут-то потягаться с ними можно, поскольку без ошибок и проко­лов им никак не обойтись. Главное в таком случае (как и в любом настоящем бою) выбросить из сердца чувство жалос­ти. Противник должен воспринимать сопротивляющегося гостя не барашком, бестолково дергающим ножками, а чем-то вроде голливудского Терминатора, сметающим всех на своем пути с жестокостью, граничащей с садизмом и безу­мием. Опять же, если хватает у человека на такое действо силы духа. В противном случае лучше с христианским смирением получить причитающуюся порцию оплеух с зуботычинами и пинками ногами, без сожаления распрощаться с имевшими­ся материальными ценностями и не вынуждать бандитов идти на крайности своим недовольством либо недостаточ­ной любезностью. Даст Бог, в реанимации откачают, ну, а деньги можно нажить снова!

Представим себе примерно следующую картину. Комна­та в общежитии, второй этаж панельной пятиэтажки, широ­кое окно, балкон отсутствует. Обстановка спартанская - стол, четыре стула (табурета), встроенный платяной шкаф, кровати с деревянными спинками. Обреченный на заклание жертвенный барашек освежается пивком (самогоном, вод­кой, портвейном, чаем) в компании троих аборигенов, поче­му-то решивших, что у гостя денег пруд пруди. Понимая, что им (аборигенам) денежки как-то нужнее, они между собой перемигнулись и поехали в атаку. Кто-то один вылез из-за стола, подгребает к потенциальной жертве с тыла, остальные старательно отвлекают внимание разговорами о событиях в Чечне и о видах на урожай.

В общем-то, если гость не переусердствовал с «чаем» ме­стного разлива, то уловить подготовку хозяев к нападению несложно. Это опытные в подобных делах ребята сработают, как уже сказано выше, быстро и чисто. Дилетанты сперва пару раз переглянутся, а то и пошушукаются за дверью, вдобавок начнут дарить гостю насмешливые взгляды пополам с мно­гообещающими улыбочками. При желании можно проверить их на «вшивость» наивным заявлением типа «ну, мужики, спасибо за компанию, мне пора отчаливать». И если двое начнут отчаянно уговаривать посидеть немного еще, а тре­тий шмыгнет из-за стола, отрезая путь к спасительной две­ри, - значит, пора.

Важно сразу перехватить инициативу, ошарашить их чем-то из ряда вон выходящим, шокировать на какое-то время. Одним словом, навязать свою игру. Например, если третий уже навис за спиной - качнуться вместе со стулом назад (спинка стула убережет от травмы), сгребая при этом со сто­ла какое-нибудь оружие (вилку, бутылку, стакан или нож), перекатиться на свободное пространство, вскочить на ноги, и обрушить оружие на голову (в лицо) тому, кто ближе дру­гих. Если этот «кто-то» находится на расстоянии вытянутой руки, надо врезать ему бутылкой по лбу, превращая ее тем самым в «розочку» и незамедлительно нанести огрызком се­кущий удар по морде. Вилку желательно воткнуть в щеку (при наиболее угрожающей ситуации - в глаз), столовым ножом рассечь крест-накрест физиономию. Короче, удары оружи­ем по лицу, по голове, по рукам, по ногам, но такие, чтобы обильно пошла кровь. Естественно, не своя, а злодейская.

Ежели сидишь на табуретке, то акробатикой заниматься не стоит. Лучше вывернуть ее из-под себя за одну ножку и превратить в ударный предмет. Например, мгновенно ахнуть по голове того, кто подбирался сзади. Или того, чья бестол­ковка наиболее удачно играет роль мишени. Только не надо хвататься за ножки обеими руками, и в духе ковбойских филь­мов стараться одеть табурет на уши противника вместо шля­пы. Гораздо эффективнее наносить тяжелые раны довольно острым углом сиденья табурета, держа его за одну ножку. Рас­крутил это оружие над головой и вперед, по принципу «кто не спрятался, я не виноват». Но это лишь в том случае, если хозяева уже сами не рады своей дурной затее. Разогнал их по углам, а сам в двери, пока они не опомнились.

Однако может случиться, что они тоже не лыком шиты, драться умеют, от чувства растерянности избавились в крат­чайшие сроки. Между тем гостю никак не удается добраться до двери. Не отчаивайтесь. Если этаж низкий (первый, вто­рой, в некоторых случаях даже третий), можно катапульти­роваться через окно. Летом окно чаще всего раскрыто, а вто­рой этаж - это не высота. При условии, что человек умеет правильно приземляться (кстати, знать и уметь это должен каждый). Где научиться искусству приземления? Пообщай­тесь с любым парнем, отслужившим срочную службу в ВДВ, он объяснит в два счета. Если же на дворе зима и в окне стоят двойные рамы, тоже не беда. В жилой комнате всегда най­дется чем высадить стекла так, чтобы не пораниться о них при расставании с гиблым местом - та же табуретка, тум­бочка, массивное настенное зеркало, один из противников, в конце концов. Впрочем, чтобы заставить кого-то протара­нить головой стекло, надо иметь изрядную силу, да к тому же владеть борцовской техникой.

Хозяйскую мебель жалеть нечего. Отвоевывая свободное пространство, желательно использовать именно ее. Напри­мер, обрушить на супостатов их собственный шкаф, поста­вить на дыбы кровать, опрокинуть сервант с посудой, сорвать со стены и выставить перед собой книжную полочку. Зерка­ло на стене - сойдет и зеркало. Ухватил его половчее, хряп­нул о ту же стену, вот и оружие, да еще какое! Отбитым краем настенного зеркала можно вырезать пол-общежития и два кишлака впридачу, а блокировать им удары вообще одно удо­вольствие.

Короче говоря, спасение в том, чтобы хозяева ужасну­лись происходящему. И побольше шума, грохота, рева - пусть народ сбежится и полюбуется на своих героев. Впро­чем, соседи могут встать на сторону нападающих. Поэтому, едва дверь распахнулась снаружи и в проеме нарисовались любопытные лица, надо шустро рвануть туда, с испуганным видом крича что-нибудь устрашающее. Но такое, чтобы бо­лельщики действительно испугались и бросились врассып­ную. Например, «атас, там граната!», при этом жутким взо­ром фиксируя отдаленный участок пола. Или, с перекошен­ной физиономией завопить: «Он умирает!!! Скорее врача!! Телефон! Где телефон?!» Между прочим, действует здорово. В худшем случае публика обязательно расступится, в луч­шем - только их тут и видели. Взрываться вместе с чьей-то гранатой, равно как и давать свидетельские показания по факту убийства, таких добровольцев найти трудно.

Еще неплохо исхитриться и взять кого-нибудь из против­ников в заложники. Только делать это надо в первые секун­ды столкновения, не позже. Взял бедолагу на прихват и, ве­реща дурным голосом свои требования, поскорее потащил его к двери. Потом в коридор, заложника пихнул назад в дверь, а сам ходу. В качестве средства устрашения заложника и его компаньонов сойдет «розочка», столовый нож, вилка, если прижать их к сонной артерии клиента. Опять же кусок разбитого зеркала, иногда и оно приносит счастье. Только запираться вместе с заложником в соседней комнате не сто­ит, можно нажить грандиозные неприятности.

В общем, так или иначе, но человек вырвался из запад­ни. Это не значит, что конец всем бедам. В спину дышит по­гоня, и до выхода из здания необходимо проскочить, как минимум, два коридора и три лестничных пролета. Перво-наперво следует твердо усвоить: никогда не бросайся в лю­бое место, способное стать ловушкой. Прорываться следует только туда, откуда можно уйти, не через дверь, так через окно или люк. Неважно, что путь в такое место иной раз перекрыт. Не останавливаясь, с ужасающими воплями, размахивая ору­жием (взятым еще в комнате либо найденным по дороге), вперед и только вперед, на прорыв, яростно и целеустрем­ленно.

Оказавшись в той части здания, где народ понятия не имеет о причине странного поведения разлетевшегося к вы­ходу человека, неплохо сменить пластинку и будоражить умы криками «Пожар!» или «Караул, горим!» То же самое на вы­ходе, где бдительная бабка-вахтерша может легко перекрыть путь легким нажатием на кнопку электроблокиратора.

Но, допустим, до выхода еще предстоит вволю попры­гать по грязной лестнице, между тем самый быстроногий из провожатых напряженно сопит в метре сзади. Тут неплохо прыгнуть вниз сразу через несколько ступенек, резко при­сесть, уцепившись руками за перила и выбросить свою ногу поперек лестницы. То, что последует дальше, удовольствия догоняле не доставит, а врача после этого можно звать с пол­ным основанием. Гробанется он славно, с гарантией. Если же окажется каскадером и, пересчитав хребтом ступеньки, попытается вскочить, надо добавить ему ногой в «солныш­ко» или в рожу. Много времени не займет, зато отнимет у него охоту к продолжению погони.

Если противники каким-то образом оказались ниже тебя на лестнице, сгруппировались посредине пролета либо на лестничной площадке, готовясь заключить в свои объятия, тормозить и переходить к обороне не рекомендуется. Разма­хивать ногами, занимая господствующую высоту, оно, может быть и удобно, только с тыла вот-вот подтянутся главные силы врага. Воевать же на два фронта не просто тяжело, а бесперспективно. Сомнут и растерзают, как стая полярных волков дурного оленя, возомнившего, что посреди голой тун­дры он сумеет отбрыкаться от них рогами и копытами. Меж­ду тем, рога у оленя скорее декоративные, а ноги даны ему, как и человеку, для быстрого перемещения в пространстве. Поэтому никаких притормозок. Блокировал противник лес­тницу - не беда. Прыжок через перила на нижний пролет и снова в бега, проскакивая лестничные марши с утроенной скоростью.

Кстати, мыслить в ситуациях бегства надо стратегичес­ки, определяя маршрут движения в целом, и не разменива­ясь на пустяки вроде того, как удобнее увернуться от очеред­ного противника или где лучше прыгнуть. Если человек запрограммирован на прорыв и только на это, мозг заботит­ся о спасении тела в автоматическом режиме. Проще говоря, ноги сами вынесут хозяина из беды, дай им только волю. Все же, коли прыгнуть через перила сложно, имеет смысл тара­нить сгрудившихся врагов. Оттолкнулся ногами от очеред­ной ступеньки и полетел прямо на них, чуть развернув в прыжке корпус, чтобы удар пришелся на плечо. В образовав­шейся после столкновения куче-мале захватов не избежать, и освобождаться от них надо мгновенно. Пальцем в глаз, рывок за гениталии, укус за нос, за ухо или за палец, резкие короткие удары по болевым точкам лица и рук - все годит­ся. Нельзя лишь устраивать возню на лестничной площадке. Куснул одного за щеку, ткнул второму пальцем в глаз, вско­чил на ноги, благо их рученьки разжались и снова вперед, выигрывая драгоценные секунды.

При этом не стоит зацикливаться исключительно на па­радном подъезде. Мелькнула по дороге дверь черного хода, встретилось распахнутое окно между первым и вторым эта­жом - грех не воспользоваться. А на улице вариантов отры­ва от преследователей хоть отбавляй. Как пелось в старой пи­онерской песне, «все пути для нас открыты, все дороги нам доступны»...

Разумеется, изложенное здесь не более чем общая схема действий угодившего в ловушку человека. Во всех конкрет­ных ситуациях следует поступать сообразно реальной обста­новке, так, как подсказывает здравый смысл. Под прицелом ствола пистолета, например, особенно не попрыгаешь. С дру­гой стороны автору приходилось видеть как гость спокойно уходил из ловушки, взяв в заложники... хозяйского кота ред­кой породы. Он мигом разобрался, что для кровожадного квартиросъемщика нет ничего на свете дороже, чем это пу­шистое существо.

Словом, теряться не стоит ни в коем разе, пусть ситуация кажется на первый взгляд совершенно тупиковой. Хотя луч­ше думать заранее о том, чтобы в подобные ситуации про­сто-напросто не попадать. А захочется острых ощущений, так можно включить видеомагнитофон. За сражением одиноч­ки с толпой приятнее всего наблюдать из мягкого кресла, сидя у телеэкрана с бокалом пива или легкого вина. Вести его самому, честное слово, удовольствие много ниже среднего, хотя случается так, что иного выхода просто нет.


Просмотров: 3001

Комментарии к статье (1)

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

e-mail друга: Ваше имя:


< 2017 Сегодня < Апр >
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Сотрудничество
Реклама на сайте




Реклама